Глаза, слезящиеся от тонны туши, слез и бессонных ночей. Визин.
Ноги, болящие от круглосуточных кроссов на шпильках и бешеных танцев. Пластырь.
Голова, приносящая необходимость каждые полчаса хвататься за что-нибудь, чтобы не упасть, из-за отсутствия еды и сна. Кофе.
Сердце, тоскливо ноющее иногда. Алкоголь.

Я умею лечить все. (с).

Тяжело.
Очень тяжело.
Я опять во всем виновата.
Больно.
Вон там.
Там где сердце.
И слезы на глазах от отчаянния.

Дарить себя - не значит продавать, и рядом спать - не значит переспать. Не повторить - не значит не понять, не говорить - не значит не узнать. Не значит не увидеть - несмотреть и не кричать - не значит не гореть, а промолчать, и не найти ответ - две вещи разные, в них родственного нет. Стоять совсем не значит не лететь и замолчать - не значит умереть. И замереть, когда увидешь смерть - не значит унижение стерпеть. Бежать во мрак - не значит уходить и отпустить - не значит не упустить. Не отомстить - не значит всё простить. И порознь быть - не значит не любить.

когда он рядом, хочется свирнуться в колачик и прижаться к нему.
такое приятное чувство безопасности и защищённости.
а когда он обнимает, так крепко-крепко, то кажется, будто вокруг нас ничего больше нет.
есть только мы. я, он и наши чувства.
и сразу ощущаешь себя такой маленькой. уязвимой. и хочется прижаться к нему ещё ближе.
а ночью..когда просыпаешься от плохого сна..
он как чувствует, пододвигает к себе, обнимает и все страхи проходят.
и утром. такой сонный и сексуальный. будить поцелуями - так приятно.
он - настоящий мужчина. счастье. всё.
и не хочется смотреть на кого-то ещё. да просто отрицаешь существование других парней.
для него хочется быть самой нежной, верной и любящей.
…когда слёзы от счастья, глядя на него.
это всё любовь. она существует. сердце чувствует. бьётся. для него. ради нас.

я тебя очень люблю.
и пусть я выставляю всё это напоказ. пусть не могу сдерживать свои чувства.
но мне плевать. их просто невозможно сдерживать. настолько они сильные.
и я не понимаю, почему нужно скрывать. почему нельзя об этом кричать.
пусть все знают. видят.
я не устану тебе об этом говорить. не устану писать. рисовать. делать приятно.
хоть и понимаю, что это может рано или поздно тебе надоесть. приесться.
ведь в девушке должна быть загадка. недоступность.
а я вся как наладони.
но что тут поделать…просто безумно тебя люблю.

"Меня тошнит твоим вконец просроченным похуизмом и я скоро буду блевать этим неловким молчанием в режиме online. Мне надо поговорить с тобой, до жути, до мурашек между лопатками, до дрожи в коленках. не знаю о чем. не знаю когда. ну что.. привет?”

Зеабало, что блять придешь в школу, а там дохуя все пафосные. И дохуя вас расходилось. И все вы блять по Эдварду тащитесь. Ублюдок с каменной рожей и немытыми волосами. Да блять, и тащитесь по «ты мой личный сорт георина». Учитесь, придурки, у героина не бывает сортов.

Люди преувеличивают ценность того, чего у них нет: все боготворят правду и бескорыстие, потому что не имеют в этих вопросах никакого опыта.

Жил-был однажды Вельветовый Кролик, и вначале он был просто чудесен. Он был упитанным и кругленьким, каким и должен быть кролик; его шкурка была покрыта коричневыми и белыми пятнами, у него были настоящие ниточные усы, а его ушки были подбиты розовым сатином. Когда рождественским утром он выглядывал из чулка Мальчика, с веточкой остролиста в лапах, он был просто очарователен.В чулке было и другое: орехи, апельсины, игрушечная машинка, и миндаль в шоколаде, и заводная мышка, но Кролик, безусловно, был лучше всех. По меньшей мере два часа Мальчик любил его, а потом к обеду пришли Тети и Дяди, и тогда начался шорох папиросной бумаги, развёртывание свёртков, и Кролик был забыт под впечатлением от новых подарков.
Долгое время он жил в игрушечном буфете или на полу детской, и никто о нем особо не вспоминал. Он, конечно, стеснялся, так как был сделан всего лишь из вельвета, и некоторые более дорогие игрушки попросту пренебрегали им. Механические игрушки были чрезвычайно самодовольными и на каждого смотрели сверху вниз; у них было полно современных идей, и они притворялись настоящими. Игрушечная лодка, которая жила здесь уже два года и утратила большую часть своей краски, переняла их манеры и не упускала случая оценить кролика в технических терминах. Кролик вовсе не притворялся макетом чего-либо, ведь он не знал, что существуют настоящие кролики. Он думал, что все они набиты опилками, как и он сам, и понимал, что опилки – уже вчерашний день и не упоминаются в современных кругах. Даже Тимоти, деревянный лев на шарнирах, который был сделан руками инвалидов войны, и мог бы иметь более широкие взгляды, важничал и хвастался, что сотрудничал с парламентом. Среди них бедный маленький Кролик чувствовал себя незначительным и обычным; одна только Обтрепанная Лошадь была к нему добра.
Обтрепанная Лошадь жила в детской дольше всех других. Она была так стара, что на её коричневой шкуре видны были швы, а шерстинки из её хвоста пошли на нитки для бус. Она была мудрой, и видела долгую последовательность механических игрушек: как они появлялись, хвастались и важничали, а потом ломались их пружинки и они исчезали. Лошадь знала, что они всего-навсего игрушки и никогда не смогут стать чем-то другим. Волшебство детской – это странная и удивительная вещь, и в этом понимают только старые, мудрые и опытные игрушки, как Лошадь.
- Что значит НАСТОЯЩИЙ? – спросил однажды Кролик, когда они лежали рядышком возле каминной решетки, и дожидались, пока Няня придет убрать детскую. – Значит ли это, что внутри у тебя пищалка, а снаружи палочка, чтобы тебя двигать?
- Настоящий – это не то, как ты сделан, - сказала Лошадь.- Это то, что случается с тобой. Когда ребенок долго-долго любит тебя, не просто играет с тобой, а ДЕЙСТВИТЕЛЬНО тебя любит, тогда ты становишься Настоящим.
- А это больно? – спросил Кролик.
- Иногда, - ответила Лошадь, ведь она всегда говорила правду. – Но когда ты Настоящий, ты не боишься боли.
- Это случается сразу, как будто тебя заведут, или постепенно?
- Это не случается сразу. Ты становишься. На это требуется время. Поэтому такое редко происходит с теми, кто легко ломается, или колюч, или очень хрупок. Обычно к тому времени, как ты станешь Настоящим, большая часть твоей шерсти облезет, глаза выпадут, суставы расшатаются, и ты станешь очень потертым. Но это совершенно ничего не значит, потому что, однажды став Настоящим, ты уже не можешь быть уродлив, разве что для людей, которые ничего в этом не понимают.
- А ты настоящая? – спросил Кролик, и тут же прикусил язык, боясь, что Лошадь обидится. Но она только улыбнулась.
- Дядя Мальчика сделал меня Настоящей, - сказала она.- Это было ужасно давно, но, если ты Настоящий, ты уже не будешь другим. Это навсегда.
Кролик вздохнул. Он подумал, что пройдет уйма времени, пока это волшебство – быть Настоящим – случится и с ним. Он очень хотел стать Настоящим и узнать, на что это похоже, но мысль о том, что он обветшает и лишится своих глаз и усиков, была очень печальной, и он всем сердцем пожелал достичь Настоящего без этих неприятных вещей.

В детской полноправно командовала Няня. Иногда она не обращала никакого внимания на валяющиеся игрушки, а иногда, без всякой причины, налетала, как ураган, и зашвыривала их в шкафы. Она называла это "уборкой", а игрушки, особенно оловянные, просто ненавидели её. Кролик не очень возражал, потому что, куда бы его ни бросили, он приземлялся очень мягко.
Однажды вечером, когда Мальчик уже собрался ложиться, он не мог найти свою китайскую собачку, с которой всегда спал. Няня спешила, и, чтобы не разыскивать перед сном эту собаку, она просто глянула вокруг, и, увидев открытый шкаф с игрушками, кинулась к нему.
- Вот, - сказала она, - возьми старину Банни, он поспит с тобой. Она сгребла Кролика за ухо и сунула в руки Мальчику.
Этой ночью, и многими последующими, Кролик спал в кровати Мальчика. Сначала ему было неудобно, потому что Мальчик крепко обнимал его, а иногда ворочался, а иногда запихивал его так далеко под подушку, что Кролик с трудом мог дышать. И ещё он скучал по долгим лунным ночам в детской, когда весь дом молчал, и по своим разговорам с Обтрепанной Лошадью. Но скоро ему стало нравиться, потому что Мальчик любил разговаривать с ним, и делал для него уютные норки под одеялом, такие, - говорил он, - как те, в которых живут настоящие кролики. И они замечательно вместе играли, шепчась, когда Няня уходила ужинать, и оставляла ночник гореть на каминной доске. А когда Мальчик засыпал, крепко обхватив Кролика руками, тот сворачивался под его маленьким теплым подбородком и дремал всю ночь.
Время шло, и маленький Кролик был очень счастлив, - так счастлив, что никогда не обращал внимания на то, как его прекрасный мех все больше протирался, и его хвостик начал отрываться, и вся розовая краска стерлась с его носика, куда Мальчик целовал его.
Настала весна, и они проводили долгие дни в саду, поскольку Кролик следовал за Мальчиком, куда бы тот ни пошел. Его катали в тачке и устраивали ему пикник на траве, и строили для него волшебные хижины под кустом малины, за цветами. Однажды, когда Мальчика внезапно позвали к чаю, Кролик остался там до самых сумерек, и Няне пришлось искать его со свечой, потому что Мальчик не мог без него уснуть. Кролик весь промок от росы и был немного испачкан в земле от ныряния в норки, которые Мальчик устраивал для него в клумбе, и Няня ворчала, когда вытирала его краем передника.
" Тебе нужен этот старый кролик!", - сказала она. – "Подумать только, какие капризы из-за игрушки! "
" Дай мне моего Кролика!", - сказал он. – "Ты не должна так говорить. Он не игрушка. Он НАСТОЯЩИЙ! "
Когда маленький Кролик услышал это, он был счастлив - то, о чем говорила Обтрепанная Лошадь, наконец-то стало правдой. Волшебство детской комнаты случилось с ним, и он больше не был игрушкой. Он был Настоящим. Сам Мальчик сказал это.
Этой ночью он был слишком счастлив, чтобы спать, и в его маленьком опилочном сердце теснилось так много любви, что оно чуть не разорвалось. И в его пуговичные глаза, которые уже давно утратили блеск, пришло выражение мудрости и красоты, так, что даже Няня заметила это следующим утром, когда подняла его и сказала: "Я вам говорю, у старины Банни теперь очень знающая физиономия! "
Это было чудесное лето!
Возле дома, где они жили, был лес, и долгими июньскими вечерами Мальчик после чая ходил туда играть. Он брал Вельветового Кролика с собой, и перед тем как уйти собирать цветы или играть в бандитов среди деревьев, он всегда устраивал Кролику маленькое гнездышко где-нибудь в папоротнике, потому что он был добрым мальчиком и хотел, чтобы его Банни было удобно. Однажды вечером, когда Кролик лежал там один, наблюдая за муравьями, бегавшими туда и сюда между его плюшевыми лапами в траве, он увидел двух странных существ, подкравшихся из высокого папоротника рядом с ним.
Это были кролики, такие же, как он сам, но гораздо более новые и пушистые. Они, должно быть, были очень хорошо сделаны, потому что их швов совсем не было видно, и они подозрительно меняли форму, когда двигались; вот они были длинными и худыми, а в следующую минуту толстыми и круглыми, вместо того, чтобы оставаться одинаковыми, как он сам. Их лапы мягко касались земли, и они, дергая носами, подползли довольно близко, в то время как Кролик рассматривал их, ища место, откуда торчит завод, потому что он знал, что тех людей, которые обычно подскакивают, что-то заводит. Но он ничего не смог увидеть. Очевидно, это был совершенно новый вид кроликов.
Они уставились на него, а маленький Кролик на них. И их носы все время дергались.
" Почему ты не встанешь и не поиграешь с нами?", - спросил один из них.
" Что-то не хочется", - сказал Кролик, потому что не хотел объяснять, что у него нет завода.
" Хо!", - сказал мохнатый кролик. "Это же проще простого". Он отпрыгнул вбок и стал на задние лапы.
" Думаю, у тебя так не получится", - сказал он.
" Получится!", - воскликнул маленький Кролик. "Я могу прыгать выше всех". Он имел в виду, если Мальчик его подбросит, но, конечно же, он не хотел так говорить.
" Ты можешь прыгать на задних лапах?", - спросил меховой кролик.
Это был ужасный вопрос, потому что у плюшевого Кролика не было задних лап совсем! Его задняя часть была сделана из одного куска, как подушечка для иголок.
" Я не хочу", - снова сказал он.
Но у диких кроликов было острое зрение. И этот вытянул шею и посмотрел.
" У него вообще нет задних лап!", - воскликнул он. "Только представьте себе кролика без задних лап", - и он рассмеялся.
" Они есть у меня!", - закричал маленький Кролик. "У меня есть задние лапы, я на них сижу! "
" Ну тогда вытяни их и покажи мне, вот так", - сказал дикий кролик. И он начал кружиться вокруг и танцевать, а у маленького Кролика все больше кружилась голова.
" Я не люблю танцевать", - сказал он. "Я лучше посижу! "
Но все время он хотел танцевать, по нему пробегало незнакомое забавное щекочущее чувство, и он был готов отдать все на свете, чтобы суметь прыгать так, как эти кролики.
Странный кролик прекратил танцевать и приблизился. Он подошел к лежащему Кролику так близко, что своими усами коснулся его уха, а потом он внезапно сморщил нос, распластал уши и отпрыгнул назад.
" От него неправильно пахнет! " - воскликнул он. "Это вообще не кролик. Он ненастоящий! "
" Я Настоящий!", - говорил маленький кролик. "Я Настоящий! Так сказал Мальчик!". И он чуть не заплакал.
Именно тогда послышался звук шагов, мимо них пробежал Мальчик, и два странных кролика исчезли, только мелькнули лапы и сверкнули белые хвосты.
" Вернитесь и поиграйте со мной!", - позвал маленький Кролик. "Ну пожалуйста, вернитесь! Я же знаю, что я Настоящий!".
Но ответа не было, только маленькие муравьи сновали взад-вперед, и папоротник мягко качался там, где исчезли два незнакомца. Вельветовый Кролик был совсем один.
" Ох", - подумал он, - "ну почему они вот так убежали прочь? Почему они не могли остановиться и поговорить со мной? "
Долгое время он лежал очень тихо, разглядывая папоротник и надеясь, что они вернутся. Но они не вернулись, и солнце спустилось ниже и запорхали маленькие белые ночные бабочки, и пришел Мальчик и унес его домой.

Проходили недели, Вельветовый Кролик стал совсем старым и потрепанным, а Мальчик любил его все так же сильно. Так сильно, что все его усики повыпадали, и мех на внутренней стороне ушек из розового стал серым, а его коричневые пятна поблекли. Он даже начал терять свою форму и был едва похож на кролика для всех, кроме Мальчика. Для него он по-прежнему оставался прекрасным, а больше ничего и не заботило Кролика. Его не заботило, как он выглядит для других людей, потому что магия детской сделала его Настоящим, а когда ты Настоящий, потрепанность мало что значит.

А потом случилось так, что Мальчик заболел.

Его лицо стало красным, и он говорил во сне, а его маленькое тельце было таким горячим, что обжигало Кролика, когда он прижимал его к себе.
Странные люди приходили и шли прямо в детскую, и свет горел всю ночь, и все это время маленький Вельветовый Кролик лежал там, скрытый от взглядов под одеялом, и даже не шелохнулся, потому что боялся, что если его найдут, кто-то может забрать его, а он знал, что был нужен Мальчику.

Долгое томительное время Мальчик был слишком слаб для того, чтобы играть, и маленькому Кролику было довольно скучно целый день проводить, ничего не делая. Но он терпеливо сворачивался калачиком и ожидал того времени, когда Мальчик поправится, и они пойдут в сад среди цветов и бабочек, и будут играть в чудесные игры в малиннике, как они обычно делали. Он планировал множество восхитительных вещей, и, когда Мальчик лежал в полудреме, подкрадывался к подушке и шепотом рассказывал о них Мальчику. И болезнь отступила, Мальчику становилось лучше. Он уже мог сидеть в кровати и разглядывать книжки с картинками, прижав к себе маленького Кролика.
И однажды его подняли и одели.

Было яркое солнечное утро, и окна были широко открыты. Мальчика вывели на балкон, укутав его платком, а маленький Кролик лежал в спутанных одеялах, размышляя.

Завтра Мальчик должен был отправиться на морское побережье. Все было приготовлено, и оставалось только получить указания врача. Они переговорили обо всем, пока маленький Кролик лежал в постели, высунув голову наружу, и слушал. Комната должна была быть продезинфицирована и все книжки и игрушки, которыми играл Мальчик, нужно было сжечь.

«Ур-ра!», - подумал маленький Кролик. «Завтра мы отправляемся на море!». Ведь мальчик часто говорил о море и очень хотел увидеть большие волны, приходящие к берегу, и крошечных крабов, и песочные замки.

Только Няня обратила на него внимание.
«Как насчет старины Банни?», - спросила она.
«Что?» - воскликнул доктор. «Да там же полно скарлатинных микробов! Сожгите его сразу же. Что? Чепуха! Купите ему нового. А этого больше не давайте.»

Вот так маленький Кролик оказался в мешке со старыми книжками и кучей тряпья, и его отнесли в самый конец сада, за курятник. Это было подходящее место для костра, только садовник был слишком занят, чтобы заняться этим. Он должен был выкопать картошку, и собрать зеленые бобы, но пообещал следующим утром прийти пораньше и все сжечь.

Этой ночью Мальчик спал в другой комнате, и ему принесли нового кролика. Это был замечательный кролик, весь из белого плюша и с настоящими стеклянными глазами, но Мальчик был слишком взволнован, чтобы обратить на это внимание. Завтра он отправлялся на море, и это было так прекрасно, что он не мог думать ни о чем другом.

И пока Мальчик спал, и ему снились сны о море, маленький Кролик лежал среди старых книжек в углу за курятником и чувствовал себя очень одиноким. Мешок оставили незавязанным и, немного повозившись, он смог высунуть голову и выглянуть наружу. Он немного дрожал, потому что раньше всегда спал в кроватке, и к этому времени его шкурка так истончилась и истерлась от объятий, что больше его не защищала. Рядом он увидел заросли малинника, высокие и плотно сомкнутые, как тропические джунгли, в тени которых он играл с Мальчиком давнишними утрами. Он подумал об этих залитых солнцем долгих часах в саду – какими счастливыми они были – и огромная печаль накрыла его. Ему показалось, что все дни проходят перед ним, каждый прекраснее предыдущего, феи в цветочных домиках, тихие вечера в лесу, когда он лежал в папоротнике и муравьи пробегали по его лапам; чудесный день, когда он впервые понял, что он Настоящий. Он думал о Лошади, такой мудрой и доброй, обо всем, что она ему говорила. Что смысла было в том, чтобы быть любимым и потерять свою красоту и стать Настоящим, если все это заканчивалось вот так? И слеза, настоящая слеза, стекла по его потрепанному бархатному носу и упала на землю.

А потому случилась странная вещь. Там, где упала слеза, из земли вырос цветок, загадочный цветок, совсем непохожий на те, что росли в саду. У него были тонкие зеленые листья изумрудного цвета, а в центре листьев – чашечка цветка, как золотой кубок. Это было так красиво, что маленький Кролик забыл плакать и просто лежал и смотрел. И когда чашечка цветка раскрылась, из нее шагнула фея.
Это была одна из самых милых фей в мире. Ее платье было из жемчужинок и капель росы, и цветы были вокруг ее шеи и в волосах, и ее лицо было как самый прекрасный цветок. Она приблизилась к маленькому Кролику и обхватила его руками и поцеловала его в бархатный нос, весь влажный от плача.
«»Маленький Кролик, - сказала она, - разве ты не знаешь, кто я?»
Кролик посмотрел на нее, и ему показалось, что где-то он видел ее лицо, но он не мог вспомнить, где.
Я фея магии детской комнаты – сказала она. «Я забочусь обо всех игрушках, которых любили дети. Когда они стареют и изнашиваются, и дети больше в них не нуждаются, тогда прихожу я и забираю из с собой и делаю Настоящими.»
«Разве я не был Настоящим раньше?», - спросил маленький Кролик.
«Ты был Настоящим для Мальчика, - сказала фея, - потому что он любил тебя. А теперь ты будешь Настоящим для всех.»
И она крепко обняла маленького Кролика и полетела с ним в лес.
Было светло, потому что взошла луна. Лес был прекрасен, и листы папоротника сверкали как замерзшее серебро. На открытой поляне между стволами деревьев дикие кролики танцевали со своими тенями на бархатной траве, но когда они увидели Фею, то остановились и стали кругом, уставившись на нее.
«Я принесла вам нового товарища для игр», - сказала Фея. «Вы должны быть очень добры к нему и учить его всему, что ему будет нужно в Кроличьей Стране, потому что он собирается жить с вами очень-очень долго.»
И она снова поцеловала маленького Кролика и опустила его на траву.

«Беги и играй, маленький Кролик», - сказала она.

Но маленький Кролик сидел тихо и не двигался. Потому что когда он увидел диких кроликов, танцующих вокруг него, он вдруг вспомнил о своих задних лапах, и не хотел, чтобы они видели, что он весь сделан из одного куска. Он не знал, что, когда Фея поцеловала его последний раз, она полностью изменила его. Он мог бы сидеть там очень долго, слишком застенчивый, чтобы двигаться, если бы что-то не пощекотало его нос, и, прежде чем он сообразил, что он делает, он поднял свою заднюю лапу, чтобы почесаться.
И понял, что у него на самом деле есть задние лапы! Вместо вылинявшего плюша у него был коричневый мех, мягкий и сияющий, его уши прядали сами собой и его усики были такими долгими, что касались травы. Он прыгнул, и радость от того, что у него есть задние лапы, была так велика, что он принялся скакать, с дерном на них, прыгая в стороны и кружась вокруг, как это делали другие, и был в таким волнении, что, когда наконец остановился взглянуть на Фею, ее уже не было.

А он был Настоящим Кроликом, дома, среди прочих кроликов.

Прошла Осень, и зима, а весной, когда дни стали теплыми и солнечными, Мальчик вышел поиграть в лесу за домом. И пока он играл, два кролика подкрались из папоротника и наблюдали за ним. Один из них был целиком коричневым, но у другого были странные отметины, как будто когда-то давно он был пятнистым, а потом пятна сошли. И в его маленьком мягком носике и его круглых глазах было что-то знакомое, так, что Мальчик подумал про себя: «Надо же, он похож на моего старого кролика, который потерялся, когда я болел скарлатиной!»
Но он никогда не узнал, что это действительно был его старый кролик, вернувшийся, чтобы посмотреть на ребенка, который первым помог ему стать Настоящим.

тому, кто внутри тебя, все равно, сколько времени ты провел не дома, с кем ночевал и кого водил по любимым местам; ему все равно, что было и будет - он сидит себе и сидит, эдакий внутренний наблюдатель; иногда кольнет или в легкие переползет, даст о себе знать, а ты так и не понимаешь, что не так, хотя и точно знаешь, что нужно делать - либо прекратить и лечь на дно, либо собрать вещи и уехать. ни первого, ни второго, как правило, не получается. я листаю мк, который кидают в ящик каждый день - не то, чтобы мне было интересно или занятно, но у нас в этом году волшебным образом появилась подписка и никто не знает, кто за нее заплатил. некорректность некоторых людей приводит меня в ступор; снятся дети и платья; я порвала ногой пододеяльник абсолютно случайно и за несколько ночей - в такое количество снов влезают ужасы и я плохо сплю, в горле все так же ютится паника, я ловлю себя на том, что заразилась от Т. вечным ";" и этот знак удобен. мой телефон в зоне действия сети и вне зоны доступа одновременно - мне не нравится контактировать с людьми, я все больше отстраняюсь от того, что творится за окном квартиры - там снег, метет и холодно. в моих вечерах нет алкоголя, нет эмоций, нет желания что-либо делать вообще - я отращиваю волосы, срезаю длинные ногти, лечу свою аллергию на новую тушь и ною всем подряд о том, что нужно худеть и процесс пошел - два килограмма уже в прошлом. я ненакрашенная девочка - незнакомая женщина сказала, что я выгляжу на шестнадцать лет. с моими родными мы живем на этих выходных примерно так: я захожу в ванну мыть руки после улицы, C. заходит следом и, смеясь, сует мне ледяные ладони под кофту - я визжу, она смеется и я брызгаю на нее водой; с Т. наш разговор выливается в тему определенной свободы, которую я боюсь, а она - нет; К. чихает и я не знаю, что ему сказать; D. жует пластырь и я требую от него хоть каких-нибудь знаков препинания, иначе я не буду ему отвечать; А. ревнует и улыбается на расстоянии в семьсот километров; а мне лично нужно придумать, как выплеснуть из себя всю дурь и пыль за один раз. но тому, кто внутри, нет никакого дела до всего этого - ему бы успокоиться и не метаться по телу и органам, разобраться бы на рабочем столе и ласково сказать какую-нибудь грубость. вечное нытье М. разбивает меня в пух и прах - не важно, что это происходит не касаясь меня, но со всех сторон доносятся слова и всё, что хочется сделать - это придти, прострелить ему ногу, спрятать его паспорт, страховой полис и сказать: "вот теперь, братик, теперь у тебя настоящая проблема". но это жестоко, а я не настолько испорчена, поэтому я даже не спрашиваю, зачем он наступает на одни и те же грабли несколько лет подряд. а вчера в книжном, куда мы пришли за красками, C. и я по привычке листали японский разговорник, что-то читали из него, открывали словарь русского языка и спрашивали друг у друга значения первых попавшихся слов - не знаю, зачем мы это делали. сейчас у меня немного болит бок, передо три рамки с фотографиями, сканер и игрушка на нем, которую привез мне К. два года назад. Ахматова, в тысяча девятьсот сорок пятом, в Ленинграде, писала: "опять подошли «незабвенные даты», и нет среди них ни одной не проклятой" - через неделю календарная весна, которую мне страшно начинать. но тому, кто внутри, важна только возможность дышать и смотреть в окно сквозь всё.

Тоскливой мою жизнь не назовешь. Больше всего она напоминает удачно купленную акцию-хорошая сделка, выгодная, курс повышается день ото дня, а я ведь по опыту знаю, что далеко не каждый может похвастаться подобным.

Каждую ночь, к двенадцати, из моей тумбочки вылезает бессонница, и начинает вести со мной какие-то нелепые монологи.

когда от тебя приходит смс, у моего телефона не просто банально включается подсветка.
он светится от счастья, понимаешь?

да уж…я дрожу…и совсем не могу плакать…заезжал.как ты посмел ко мне заехать с какой то бабой!боже..пиздец.я даже заплакать не могу.я просто в шоке почти так и было привет, спасибо, пока только еще классная у тебя машина !ага спасибо я знаю !а я дура еще потом написала побудь рядом, а ты урод даже нет не ответил просто промолчал сука!как же ты больно делаешь уже пол года прошло, а я все больна!

ты на ауди, я на бмв!ты куришь парламент, а я яву!у тебя есть хотя бы кто-то, а я одна!ты остыл, а я люблю!

заебись!и когда же мне ждать успокоения

а я так хочу собраться женским коллективчиком и погульбенить с кучей шампанского и коньяка.

напиться бы так хорошенечко.

а еще петь и танцевать.

— Я ее простил, теперь хочу, чтобы она меня простила.

- За что?

- За то, что не смог заменить ей весь мир, раз ей понадобился кто-то еще…

(с)

— Мы будем играть в любовь.
- И какие же правила в этой игре?
- На старте нас двое. На финише возможны варианты. (с)

я счастлива.мне так хорошо и спокойной.

я люблю и любима. и неважно уже что было тогда. разве не это главное?

tiamo :

мне нравятся парни которые распускают руки и лезут целоваться на
первом свидании.
которые не бояться своих чувств и не стесняются смотреть в глаза.
у которых в голосе чувствуется уверенность в себе и в своей
очаровательности.
которые хватают за руку и за талию.
обнимают и делают комплименты.
от взгляда которых я краснею и не знаю куда себя деть.
которым не нужно намекать на "проводи" и "поцелуй".
мне нравятся парни которые знают чего хотят и добиваются этого
во чтобы то не стало.

Какие забавные теперь люди. Травят свои истории в полной уверенности, что это кому-то ещё интересно. Прямо-таки неостанавливаемый фонтан. Можно ещё понять, когда болтают девушки, ибо это довольно распространённое явление, но когда попадаются такие же парни… о бооооже. Честное слово, мне всё равно, с какой стороны у тебя стоит дарбука и какое крутое бывает искусство андеграунда.
Давайте помолчим.

я поняла, что нужно делать для нормально сна: сутки спишь часа два - потому бодрствуешь порядка двадцати часов и что-то делаешь все это время, а потом ложишься спать. и вот оно: мертвый сон, ничего не снится, утро в двенадцать.

…ломать себе жизнь — неотъемлемое право человека.

второе день с рыжиной в волосах; март начался с двух часов сна и вечерним истерическим состоянием - мне страшно, мне очень страшно, я реву от каждого "все будет хорошо", поэтому не нужно этого говорить, я сама всё знаю. второй день весны и я в кадре - вот я сажусь на кровать, встаю и тут же заправляю ее - клик - здесь я включаю чайник - клик - умываюсь - клик - вот я на кухне мою посуду - клик - вот папа привычно спрашивает "тебе надо что-нибудь в магазине?" - клик - вот я пью фестал - клик - вот тупик. дела не заканчиваются, я нахожу кучу всего, чем нужно заняться: убраться, вытереть пыль, включить машинку, прочесть книгу, и все это откладывает мои пересдачи, я даже не могу доехать и записаться; мой две тысячи шестой чипом вшит в кожу и имеет свойство повторяться. я разговариваю с к., включив скайп и камеру на ноутбуке, утром, в без-чего-то шесть, я смотрю comedy club с абсолютно каменным лицом - мне не смешно, уже не смешно; на руке ровная кровавая полоска - она красная и это тоже уже не интересно и не больно. я пишу: "тебе меня спасать", но понимаю абсурдность и отсутствие этого действа, свою ничтожность в происходящем я тоже отлично понимаю. я очень понятливая девочка и нам еще жить и жить до самого ужаса. не знаю, как буду вести себя в этот день, наверное, запрусь внутри, буду качаться как сумасшедшая и ждать звонка; папа говорит: "не сорвись, ты главное не сорвись - ни туда, ни вообще" и "первый день самый нервный", я киваю. меня тянет на украинский, которого я не знаю, я моток ниток, столько всего помню - вплоть до ощущений - в своей голове я смотрю черно-белые фильмы прошлого, восстанавливаю картины и слушаюслушаюслушаю всех, кто говорит. у моего брата крутые очки и очередная охуенная футболка; у меня - вечный груз, от которого я не могу избавиться; у нас вместе - семейный пропуск букв. хотите, я расскажу вам про мою семью? мы чокнутые, серьезно, все до одного, даже моя, о боже, прабабушка, в возрасте за восемьдесят, потрясающей интеллигенции женщина, пьет водку - внимание - со своими бывшими одноклассницами - и катается на лыжах в своем воронеже, по которому я ужасающе скучаю. по ней, по кате, по леше, по роме, по радужной, по парку, летучим мышам, белкам, аттракционам, по себе, сбегающей с другом на автодром. я невероятно по всему этому ною. я знаю все свои диагнозы, метки, точки, датчики, треки и чуткости (мне нравится это слово). три часа, чтобы побыть дома и снова уйти - мне нечего решать, я не хочу ничего решать, запишите меня на счет чего-нибудь, об остальном договоримся. когда я говорила, что двадцать первое день рождение обязательно нужно праздновать и я, в кое-то веке, изменю традиции отменно не обращать на этот день внимания - я лукавила. ничего не будет. мне просто хочется взять билет и уебать из этого города: вечером двадцать пятого уехать, двадцать шестое провести не в этой тюрьме, и вернуться двадцать седьмого. мне, реально, ничего больше не надо. компания в количестве одного родного человека и пара звонков - всё. потому что "москва не станет лондоном", значит, нужно бежать. но пока я молчу и стою на месте. и мне нормально.

Люди соблюдают режим, носят парики, часами сидят в косметических кабинетах или в гимнастических залах, надевают то, что подчеркивает достоинства и скрывает недостатки фигуры, тщатся высечь искру — ну и что? Наконец ложатся в постель, и продолжается это все одиннадцать минут. Одиннадцать минут — и все. И ничего такого, что поднимало бы в небеса, а потом пройдет еще немного времени — и никакой искрой не разжечь угасшее пламя.

Пауло Коэльо. Одиннадцать минут

Нельзя сбрасывать со счетов человека, которому хватает безумия говорить правду.

Томас Харрис. Ганнибал

Надо уметь закрывать скучную книгу, уходить с плохого кино и расставаться с людьми, которые тебя не вдохновляют..

Леша (23:16:54 2/03/2010)
вообщем…я на тебе чем то похож..много такого было…что вот человек он тебе нужен..ты его добиваешь..и потом…блин как будто ничего…не для чего он тебе..просто не нужен уже…и любовь не появиться…я по себе сужу….такое бывало терпел…но любви не было никакой просто только наоборот человек надоедал..да и весна не поможет…

Разговаривают две подружки:
- А вообще сейчас настоящие мужчины встречаются?
- Встречаются, но все чаще друг с другом. (с)

Если кто-нибудь однажды злоупотребил моим доверием - он виноват, но если он сделает это во второй раз - виноват буду я.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Медвежонок.
— Жду, когда ты выздоровеешь, — ответил Ёжик.
— Долго?
— Всю зиму. Я, как узнал, что ты объелся снегом — сразу перетащил все свои припасы к тебе…
— И всю зиму ты сидел возле меня на табуретке?
— Да, я поил тебя еловым отваром и прикладывал к животу сушёную травку…
— Не помню, — сказал Медвежонок.
— Еще бы! — вздохнул Ёжик. — Ты всю зиму говорил, что ты — снежинка. Я так боялся, что ты растаешь к весне…

[1865. СТАРАТЕЛЬСКИЙ ПОСЕЛОК АНГЕЛ В КАЛИФОРНИИ]

Во Французском ресторане в Ангеле каждый божий день фасоль и кофе на завтрак и на обед; кофе жидкий, мерзкий на вкус. Джим Гиллис сказал официанту: “Вы ошиблись, я заказал кофе, а это позавчерашние помои”.

23 января 1865. Поселок Ангел. Дождь, буря. Во Французском ресторане фасоль и помои на завтрак, помои и фасоль на обед, на ужин то и другое в разогретом виде.

24-го. Весь день льет дождь. Кормят по-прежнему.

25-го. То же.

26-го. Дождь, фасоль и помои. Для разнообразия - бифштекс. Пытался отгрызть кусок - без успеха.

27-го. Тот же рацион, та же погода; ходил на нашу заявку, обратно пришлось бежать.

28-го. Дождь и ветер круглые сутки. Фасоль и помои три раза в день. Прибавилось какое-то месиво, которое француз именует “рагу”. К черту такое рагу!

29-го. Все по-прежнему. Погоду мы должны терпеть хочешь не хочешь, но фасоль и помои терпеть не обязаны. Так утверждает Джим Гиллис. О господи!

[1866. ПОЕЗДКА ИЗ САН-ФРАНЦИСКО НА САНДВИЧЕВЫ ОСТРОВА]

В море.

9 марта. Не упускайте случая делать добро - если это не грозит вам большим ущербом. Не упускайте случая выпить - ни при каких обстоятельствах.

14-го. Среда. Отличная погода. Я болен уже два дня, кажется свинка.

15-го. Четверг. Свинка, свинка, свинка - сегодня это выяснилось окончательно. Проклятая свинка; ею болеют одни только дети. Теперь я завезу на острова новую болезнь и истреблю туземное население до последнего человека. Так поступали все белые.

[1877. ПОЕЗДКА НА БЕРМУДСКИЕ ОСТРОВА]

Отплыли в 4 часа дня. Судовый доктор твердит, что у него есть верное лекарство от морской болезни. Ходит по палубе и раздает его дамам, повторяя, что средство верное. Тем временем мы приближаемся к рифам.

7 часов вечера. Все дамы в постели, страдают морской болезнью. Уцелела только жена шотландца.

7 часов 30 минут. Жена шотландца рухнула.

8 часов вечера. Доктор перегнулся за поручни и выворачивает себя наизнанку. Вот вам и верное средство.

[1877]

23 ноября. Единственное, о чем напоминает церковное пение, - это о кресле зубного врача.

[1878. ГЕРМАНИЯ]

24 мая, в театре. Если вы уроните в спальне на пол монетку, пуговицу от сюртука или
запонку, они затаятся, и найти их будет совсем нелегко. Найти носовой платок, положенный под подушку, - невозможно.

[1878-1879. ИТАЛИЯ, ШВЕЙЦАРИЯ, ФРАНЦИЯ, АНГЛИЯ]

Париж, 7 мая, Salon*. Логика критиков непостижима. Если я напишу: “Она была голая” - и затем приступлю к подробному описанию, критика взвоет. Кто осмелится читать вслух подобную книгу в обществе? Однако живописец поступает именно так, и на протяжении столетий люди собираются толпами, смотрят и восхищаются.

8 мая. Париж. Был с Бойесеном{452} в гостях у Тургенева. Пил чай из его Samovar.

12 мая. Тургенев провел у нас вечер. Принес мне свою книгу. Я подарил ему “Тома Сойера”. Во Франции нет зимы, нет лета и нет нравственности. За вычетом этих недостатков - страна прекрасна.

Вторник, 19 августа. Катался на пароходе по Уиндемирскому озеру. Беседовал с великим Дарвином.

[1882. ПОЕЗДКА ПО МИССИСИПИ]

По поводу дуэлей: допустим, что вы смоете ваше бесчестье, изувечив обидчика, но смоется ли бесчестье, если он изувечит вас?

[НА ЗАСЕДАНИИ ПРАВИТЕЛЬСТВА США]
- Убито двести индейцев.
- Во что это обошлось?
- Два миллиона долларов.
- За эти деньги можно было бы дать им высшее образование.

[1883]
- Кто такой англичанин?
- Человек, который делает что-либо потому, что так делали раньше.
- Кто такой американец?
- Человек, который делает что-либо потому, что так раньше не делали.

12 августа. Я всегда сержусь, когда получаю определенного типа письма с просьбами о денежной помощи. Я не сержусь, когда такие письма пишут мне негры, - они делают это по простоте души. Миссис Клеменс** всегда говорит: “Считай каждого негром, пока не убедишься, что это не так”.

[1888. ЗАМЕТКИ ДЛЯ "ЯНКИ ПРИ ДВОРЕ КОРОЛЯ АРТУРА"]

Какова главная прерогатива аристократа? То, что его не принято поднимать на смех. Над людьми других классов можно смеяться. Это очень существенно. Запретить смеяться над идеей или человеком, значит обеспечить ему вечную жизнь.

[1889-1891]

Гек приходит домой бог знает откуда. Ему шестьдесят лет, спятил с ума. Воображает, что он все тот же мальчишка, ищет в толпе Тома, Бекки, других. Из скитаний по свету возвращается шестидесятилетний Том, встречается с Геком. Вспоминают старое время. Оба разбиты, отчаялись, жизнь не удалась. Все, что они любили, все, что считали прекрасным, ничего этого уже нет. Умирают.

[1895-1896. КРУГОСВЕТНАЯ ПОЕЗДКА. С ПУБЛИЧНЫМИ ЧТЕНИЯМИ. США. АВСТРАЛИЯ. ЦЕЙЛОН. ИНДИЯ. ЮЖНАЯ АФРИКА. АНГЛИЯ]

Квикстаун, 4 июня. Что сделать с человеком, который первым стал праздновать дни рождения? Убить - слишком мало. Дни рождения хороши до поры до времени. Когда у тебя подрастают дети, эти даты подобны веселым флажкам на дороге, по которой мчишься вперед. Но вдруг ты замечаешь, что с флагштоками что-то случилось - они изменили форму, превратились в путевые столбы. Теперь по ним считаешь не выигрыши, а потери. С этой поры забудь, что ты отмечал день рождения.

[1897]

Богу следовало бы переодеться в штатское платье и лично обследовать жизнь лондонских бедняков. Он был бы, наверно, тронут и сделал бы для них что-нибудь.

28 марта. Твичел прислал мне большую газетную вырезку с заголовком на пять столбцов: “Конец блестящей карьеры”. Там сообщалось, что я живу в Лондоне в нищете и что семья меня бросила. Если бы это исходило от собаки, коровы, слона или других высших животных, я преисполнился бы ярости и отвращения, но это дело рук человеческих и нужно быть снисходительным.

[1897-1899. ШВЕЙЦАРИЯ. ИТАЛИЯ. АВСТРИЯ. АНГЛИЯ]

На континенте невозможно получить приличный бифштекс; он всегда пережарен, как святой на костре. Хорошие друзья, хорошие книги и спящая совесть, - вот идеальная жизнь. Некоторые утверждают, что между человеком и ослом нет никакой разницы; это несправедливо по отношению к ослу.

[НАБРОСОК РЕЧИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ ТВЕНОМ ОСЕНЬЮ 1899 ГОДА В ЛОНДОНСКОМ "КЛУБЕ ДИКАРЕЙ"]

Я еще незнаком с XX столетием. Я желаю ему удачи, но мое сердце принадлежит предыдущему. Я захватил из него шестьдесят пять лет просто из любопытства; если бы я знал его так хорошо, как знаю сейчас, то забрал бы всю сотню.

[1902. США]

Среда, 4 июня. Колумбия, штат Миссури. Получил степень доктора законоведения. Человек был создан в последний день, когда бог уже утомился.

[ОСЕНЬ 1903 ГОДА. ПОЕЗДКА В ИТАЛИЮ]

Трудно поверить, что кто-либо, прожив жизнь, не считал бы ее в глубине души неудачной.

[1904-1905. СМЕРТЬ ЖЕНЫ. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ В США]

Только мертвые имеют свободу слова.
Только мертвым позволено говорить правду.
В Америке, как и повсюду, свобода слова - для мертвых. “Папаша сейчас в хлеву. Вы отличите его от свиней, он в шляпе”.

[ЯНВАРЬ 1905]

Шестьдесят лет тому назад “оптимист” и “дурак” не были синонимами. Вот вам величайший переворот, больший, чем произвели наука и техника. Больших изменений за шестьдесят лет не происходило с сотворения мира.


* Выставка картин (франц.)
** Жена Марка Твена

она думала… что должна быть собой… что она такая одна… пусть не очень хорошая… не очень плохая… пусть глупая… временами смешная… наивная… взбалмошная… нерасторопная… вредная… скучная… болтливая… занудная… мудрая… надоедливая… веселая… красивая… грязная… грустная… возмущенная… страшная… злая… гордая… резкая… приставучая… смышленая… живая… безразличная… игривая… разболтанная… сексуальная… развратная… похотливая… милая… скромная… деловая… заносчивая… самовлюбленная… прямая… но это она … и другой такой нет… она всегда гордилась тем… что не хочет походить на других… не хочет копировать… хочет делать свое… другое… неважно что… важно как… она старалась все делать с душой… иногда не получалось… она ломалась… злилась… кричала… но всеже боролась… она не осуждает тех - других… копирующих… не её… она не позволяет копировать себя… она заставляет становиться личностью… а иначе… в чем интерес… в двух "её"… глупо… глупо и неправильно… она призывает вас к стремлению совершенствовать себя… вот так… по течению… а не с бухты-барахты… хотя если с умом… к чему она все это… просто ей не нравиться… что кто-то в этом мире теряется… становиться тенью другого… этот кто-то видит только спины других… этот кто-то - тень… а тень это всего-лишь отблеск кого-то… может все же луче быть кем-то… а ни чем-то для кого-то… любите себя… делайте себя… пусть трудно… где-то неправильно…но самостоятельно… совершенствуя и читая… читая свою душу… не поддаваясь другим…

Она лежала в кровати с еще закрытыми глазами, но уже ясно осознавая что к чему. А все было к тому, что он ушел. Но пока не в прямом смысле. И да, это только пока. Он покинул ее. Не было той связи, что была раньше. Она его не интересовала так как раньше. Жизнь не сидюк - любимую песню не включишь. Любимую песню включить не удастся. "Потрепи нежно волосы и подыши" - повторяла она себе. "Но, Бог мой, как же красива его улыбка. Хочется его обнимать не выпуская. Может об этом спою, я не знаю". Все имеет конец и различный исход. Она ощущает себя за рулем по встречной полосе. И, вероятно, мечтает о том, чтоб развернулись все. Увлеченная историей античности, она не верила в судьбу. Но, вдруг, подняв глаза, она увидела, что он уже не рядом.

—Какой он?
-Словно дикий зверь, никем не прирученный.
Нельзя назвать красивым,
но для меня он самый лучший.

-Он злой.
-С чужими.
а со мной же всегда милый.
Обидчивый безумно, и словно ежик со щетиной.

-Тебя совсем не ценит!
-Молчи!
Да что ты понимаешь?!
Он знает, только я сниму всю фальш что окружает!

Ему так важно знать, что с ним всегда я буду рядом.
Что дверь моего дома лишь для него не закрываю.
И быстро успокоит мое тихое: «да, милый»
-Он просто эгоист. Самовлюбленный имбицил он!

-А кто не эгоист?
И знаешь, это мое дело!
Часами бы смотрела как он спит, расправив тело.

Он сильный…словно сталь..
всегда готов навстречу бою…
Закрытый, неприступный,
как стена, как волны моря!

Он сложный, нетерпимый,
ты поймешь меня навряд ли.
Но мне такой и нужен. Мой мужчина.
Идеальный…

tiamo :

А у нашего поколения нет будущего. Не в том плане, что на нас упадет метеорит или все мы вымрем, как динозары, нет. Но какое же будет это будущее? К 15 годам мы уже начали курить, пить, употреблять наркотики. К 17 быть девственником-просто стыдно. Так что же в таком случае остается нам делать лет через 10, когда все это надоест? Резать вены и молиться, чтобы нас забрали куда-нибудь подальше от этого скучного и банального мира. Только если это…

Что-то сломалось внутри. И цинизма стало чуть больше.
Что-то ушло. И теперь он как будто умер.
Эта любовь продолжалась на каплю дольше,
Чем я могла представить, чем он подумал.

Это теперь неважно. В эфире полночь.
/Господи, дай мне сил на него не молиться…/
Я больше года курила в обмен на помощь.
Сделай, пожалуйста, Бог, чтобы он не снился.

Что-то внутри упало. Стал голос ниже.
Кто-то как будто резко нажал на тормоз.
Мне блин пять сотен дней всё мечталось: ближе,
Каждую ночь просыпалась, молясь на мОрось.

Что-то как будто встало – и мир сломался.
Волосы стали красными, а не рыжими.
Боже, пожалуйста, сделай, чтоб он улыбался.
Да, и спасибо, что я без него. И выжила.

Встретилась с Ником) оооо

голову снесло.зачем встретилась?ммм??вот кто просил?

мы не виделись больше чем пол года, и шло бы так дальше, но нееет)
надо же было нам встретиться)

но я не жалею) я скучала.и он тоже.я уверена.

бля ну голову снесло.перевернулось что-то во мне.старые чувства чтоли.

но нет, мы друзья.правда-правда.

Взрослые плачут слезами.
Взрослые плачут глазами.
Маленькие плачут сердцем,
Маленькие плачут жизнью.
Но если взрослый плачет, как маленький,
Значит, он и правда плачет.

В какой-то момент становится безразлична война, идущая внутри. Просто сидишь и смотришь, кто победит; лишь бы кто-нибудь уже победил и мы пошли домой. Но годы тянутся, ухищрения всё хитрее, тебе надоело это место, ты так долго не был нигде, кроме этого поля, просто встаешь и уходишь. Возможно, где-то там до сих пор идёт внутренняя война за внутреннюю империю, а здесь закончившийся чай - это проблема, все остальные проблемы такие большие, что просто не пролезли в маленькую дверь на чердак.

Как ты говориш?….читать в голос ?_)

сердце бьется нервно отбивая ритмы
качая литрами жизнь внутри меня
и мысли очередным приливом разбиты
ставя вопрос, как мне дальше без тебя

я в темноте, в пустоте один
а ты где-то там, очень далеко.
и мне, помогает не упасть кофеин
ведь это выдержать так не легко

хочу неистовооооо прокриичать
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ
ЛЮБЛЮ ТВОИ ГЛАЗА
но ты уже ушла
уже покинула меня
и в памяти лиш безразличный взгляд

в эйфорие, как-то странно дышу
твое имя самому себя в уме прошепчу
в приступе бешества опять орать
вокруг себя все на мелкие клочки порвать

Я хочу неистово орать
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ
ЛЮБЛЮ ТВОИ ГЛАЗА
но уже позно что нибудь назад возвращать
и уже очень сложно что-то из этого понять
просто нужно (пауза) это принять

хочу тебе спокойно прошептать
я люблю тебя..
люблю твои глаза
но из уст выходит лиш пара тупых слов
привет….как твои дела ?

ближайшие планы на будущее:

— купить джинсы, туфли, куртку, кофту

— покраситься в блонд

— отработать практику

— пережить эти идиотские дни рождения и праздники

— любить кота.

Ходить по магазинам без денег - сплошное расстройство!

как грипп, подхватываешь моментально, болеешь мучительно. ну как с этим бороться? сумочки, платья, рубашки, кошельки, блузки, серьги, браслеты…все радует глаз, руки по инерции сами тянутся в сумку за кошельком, где лежит всего пара купюр наименьшего достоинства :) остается одно - пока наслаждаться примеркой, зато потом..ууух держите меня, а то останусь там ночевать! :)

Вечные вопросы: есть ли жизнь на Марсе, будет ли конец света в 2012 году и встречаются ли Робстен на самом деле?! Если первые два вопроса еще актуальны, то на третий вопрос по крайней мере в США абсолютно все американские сплетники, даже самые серьезные, отвечают "по ходу да.. "

После Лондона их уже в открытую называют co-star lovers. Времена, когда Паттинсона и Стюарт аккуратно звали maybe-couple, уже в прошлом. Все уверовали, что у РПатса и КСтю любовная связь. Журналистов не понять! Когда двое, актер и актриса, снявшись однажды вместе, начинают проводить много времени вне съемок, а на премьерах не отрывают взглядов друг от друга, одни журналисты говорят: "да, они – пара!", другие: "нет, это пиар-ход! "

Когда актер и актриса продолжают видеться (хоть и редко) друг с другом, разрывают отношения со своими прежними половинками и уходят с головой в работу, одни журналисты говорят: "да, они – пара, но расстояние погубит их чувства", другие продолжают настаивать: "нет, это пиар-ход, или они просто друзья." Когда двое, актер и актриса, перестают нагнетать туман и загадочность и начинают напрямую отрицать, что у них отношения, на официальных мероприятиях держаться друг от друга особняком, и не только на официальных (весь мир облетела одна из последних фотографий, как пройдя таможенный контроль и завидев фотографов, Кристен Стюарт с охраной вылетела из аэропорта Нью-Йорка как ужаленная, обгоняя собственную охрану, что даже забыла сумку свою забрать у Паттинсона) всем видом показывая, «неа, мы не вместе», или история чуть ранее, когда Роберт Паттинсон, разнервничавшись на красной ковровой дорожке главной английской Кинопремии BAFTA, говорит изданию SUN немного лишнего, а на следующий день уже оба: и Паттинсон, и Стюарт - объясняют прессе, что он тогда имел в виду совсем другое… При этом Паттинсон и Стюарт познакомили друг друга со своими родными и близкими, даже друзья уже числятся общими. Они таскают с собой друзей по поводу и без (эксплуатация в духе «третьим будешь?! а то мы вдвоем не светимся..» ;). Роб и Крис любой возможности летают одними самолетами, живут в одних отелях, ездят на мероприятия туда-обратно вместе в одной машине, но все стараются делать максимально тайно, по-шпионски и перед фотографами всегда мистер и мисс Робстен предстают с разных входов и стараются держаться особняком, если их все-таки застукали. Теперь, те самые первые журналисты говорят: "у пары что, проблемы? или им на самом деле не разрешено официально быть вместе?", а вторые, что посерьезнее: "ладно, мы верим, по ходу Робстен на самом деле больше, чем друзья. уж больно стараются доказать нам обратное!" Мы в тысячный раз задаемся вопросом: так что, да, Роберт Паттинсон и Кристен Стюарт на самом деле встречаются, но не хотят или не могут официально объявить о своих отношениях? Или все-таки нет, никаких Робстен и это просто пример лучшего продюсерского пиар-хода всех времен и народов?

Когда я долго не пишу, я знаю, что меня покинули. Покинул тот, кто диктует мне эти зараженные болью мысли. Когда-нибудь мы встретимся. И он докажет мне, какое я на самом деле ничтожество.

/без звездочки/

От приступа-к забвению, от отчаяния – к смирению, из грани-в грань.

Я меняю цвет кожи и простужаюсь,. Я выхожу мокрой на улицу, дерзко держа позвоночник прямо. Я чувствую, что иду по земле, но мне кажется, что она усеяна трупами. Запах обволакивает ступни и сжимает легкие. Я стараюсь не грохнуться в обморок, я стараюсь забыть, что только что все снова не оправдалось. Еле поднимаюсь в квартиру. Падаю на диван. Он подходит и говорит обычное:
-Я долго ждал тебя из магазина.Но ты бы все равно вернулась.
Я как всегда спрашиваю:
-Зачем?
Меня как всегда не волнует ответ. Я смотрю на свои синие руки. Я перевожу дыхание, чувствуя кожей лба холодный пот. Меня отпускает, мне снова становится все равно.
-Потому что ты меня любишь-радостно заявляет он, а потом:-ты очень устала.

Если я совсем уйду, он даже не заметит.Так же как я говорю всем, “мы не женаты“, “я могу увидеться в любое время”. И я переживаю это время с очередными увлечениями, у них-светлые волосы и каждый из них мог бы стать тем, в кого я влюблюсь и уйду от НЕГО.
Когда я буду собирать вещи, он даже не поймет, что же произошло. Он будет вести себя как брошенное домашнее животное. Вы смотрите на кошек, когда перевозите их в клетках?А может, вы видели их поникшие головы или же слезы, когда они безупречны в смирении?

Запах не оставил меня. Но он не замечает, чем я пахну и что мне плохо не от усталости.
А я не плачу. Я больше не плачу, никогда.

я больше не прислушиваюсь к мыслям, пропитанным твоим ебанизмом. ржачем на кухне. твоими пальцами в моих волосах… Вопросы и истины спутываются итальянской пастой в закладках моего я, когда-нибудь я подам это блюдо на ужин при свечах, но сейчас ворошить это have no use."Проебать все - это тоже дар"…

и пусть ты победил. пусть свалил без объяснений, с несколькими строчками в аське. Пофиг. Все это сдует. Главное, останется твое "фрррр" мне в шею и привычка вставлять в разговоры твои выносящие мозг фразочки.

Не тратьте жизнь свою на тех, кто вас не ценит,
На тех, кто вас не любит и не ждёт,
На тех, кто без сомнений вам изменит,
Кто вдруг пойдёт на “новый поворот“.

Не тратьте слёз своих на тех, кто их не видит,
На тех, кому вы просто не нужны,
На тех, кто, извинившись, вновь обидит,
Кто видит жизнь с обратной стороны.

Не тратьте сил своих на тех, кто вам не нужен,
На пыль в глаза и благородный понт,
На тех, кто дикой ревностью простужен,
На тех, кто без ума в себя влюблён.

Не тратьте слов своих на тех, кто их не слышит,
На мелочь, не достойную обид,
На тех, кто рядом с вами ровно дышит,
Чьё сердце вашей болью не болит.

Не тратьте жизнь свою, она не бесконечна,
Цените каждый вдох, момент и час,
Ведь в этом мире, пусть не безупречном,
Есть тот, кто молит небо лишь о вас!

Он подошёл и обнял за плечо..Она сидела на полу, рыдала.." Прости, я больше не приду..Ты - не моё.." Он молча уходил -она беззвучно умирала…

Завтра буду не я, а осень.
Подруга - Тоска заявиться в гости,
Расставит все по своим местам.
А меня - в долгосрочный отпуск
В зону тех, кто все время offline.

А подруга - Тоска пьет кофе,
Проклинает весну и свет.
Она запрет их в чулане,
Из которого выхода нет.

1. Оленья жопа. Очень загадочно.
2. Лес и гора. Или сначала лес и гора, а потом оленья жопа.
3. Белла прощается с мамой. Создается минутное впечатление, что еще может даже не все так плохо.
4. Белла едет, депрессивная Белла в комнате. Как-то вяло, первое минутное впечатление пропадает, хочется спать и что бы в кадре добавилось света.
5. Первый раз в кадре Джейкоб, он не красавец, но милый и обаятельно улыбается, у него нет желудочных спазмов и прическа как у моей подруги, сидящей справа.
6. Белла приезжает в школу, знакомится с китайцем-Эриком и со всей шайкой-лейкой в какой-то последовательности, они все вместе жрут в столовой, и тут появляются Этилюди, которых я не хочу называть Калленами. Эммет с Розали.Эммет на четыре с половиной, Розали тащит на кривых иксообразных ногах свою пятую точку по полу. Если порыться на кинопоиске, можно обнаружить, что Ники Рид уже снималась у этой Хедвик, режисерши Сумерек и писала с ней сценарий, так что ясно каким путем она попала в фильм и получила роль первой красавицы. Потом Джаспер и Элис, все тискаются, Джаспер такой страшный, что даже хуже чем на своих знаменитых лошадиных фотках. А это не шуточки. Выражение лица такое, что хочется закричать "Вытащите зонтик у него из задницы". И, конечно, самое страшное всегда напоследок - Эдвард в обносках. И вот они такие стремные, участники акции "мука"Олейка" тоже пудра".Всем в зале страшно, мне тоже страшно, и я пока не смеюсь.
6. Потом урок биологии.Патисон скрючился на партой, его явно рвет, ему хочется схаркнуть. Непосвященные зрители ни хрена не врубаются. Фильм говно, последние сомнения пропали, на губах появляется улыбка.
7. Потом долго ничего интересного.
8. Дальше помню только следующий урок биологии, Патисон везде крупным планом, грязные ногти, линзы, домашняя майка, щетина, мука. Еще они разговаривают к коридоре, такая бредятина. Еще разговаривают в столовой, он пинает Белкино яблоко ногой, она его после это будет есть. Тут же сакраментальная фраза "А что если я не супергерой, а что если я злодей". Во время просмотра трейлера, я над этим смеялась, но теперь этот косячок померк и в глаза вообще не бросатся. Патисон корчит невообразимые морды, Белла сушит зубы.
9. Спасение от грузовика. Достаточно адекватный момент, поэтому не впечатляет.
10.Больница. Вот тут то появляется Карлайл. Страшный и белый, входит неожиданно в дверь, просто жесть. Здесь главное зажать голову между коленями и глубоко дышать ртом. Он еще что-то говорит и светит фонариком, нужно переждать.
11. Белла видит из-за угла как Этилюди грозят Кабачку, что чего-то там до добра не доведет. Белла сушит зубы, ей пох**. Кабачок подходит к ней и посылает нафиг.
12. Поездка в Лапуш. Джейк вообще нормальный.
13. Поиски Беллы в интернете. Вот тут можно уссаться, легенды, квилетов, бла-бла-бла и омайгат - АПОТАПКИН. Как я поняла - апотапкины это вампиры. Из-за этого слова я на несколько секунд вышла из строя. Надо же такое придумать.Апотапкины. Еще тут же, если память не изменяет, оранжевые кадры из прошлого. На этих кадрах Этилюди в смехотворных костюмах 30-х годов сталкиваются в лесу с группой людей, выступающих на новогодних ёлках. Это оборотни, подсказывает мне интуиция. Тут можно ржать долго и упорно, - голые по пояс идиоты с палками и массивными шапками в форме голов волков на макушках. Это нечто. Я прям вижу как эти поклонники театральной самодеятельности скачут все Новолуние на экране.
14. Белла идет по малой нужде в лес, за ней Патисон. Лол нон стоп, большего сказать нельзя. Ключевые сцены фильма.
15. Еще что-то, не помню что.
16. Белла идет в гости к Этилюди, там куча дебильных сцен, включая танец, снятый специально для людей страдающих синдромом дауна и заторможенной реакцией.
17 Игра в бейсбол, игра как игра, немножко спасали Muse. Появляются плохие герои. Какая-то х*й*я происходит.
18.Джеймс начинает охоту. Скачут, балаболят, Белла в дебильно-упрощенном варианте сбегает от Этилюди.19. Белла корчится в муках от укуса Джеймса, который добровольно дал оторвать себе голову, подумал видимо, что раз он на заднем плане, зрители не заметят, что они плохо отыграли сцену борьбы. Карлайл схватил Беллу за ляжку и сидит тупит, потом говорит Кабачку, чтобы тот отсосал яд. Наконец-то.Хоть кто-то это ему сказал. Кабачек ломается, но отсасывает.
20. Душещипательные кадры, чотбы ввести тупого, не просвещенного зрителя в замешательство будто Белла умерла. Но тупее создателей фильма никого быть не может.Белла просыпается в больнице, балаболит с мамой, сушит зубы. В уголке какая-то уродская куча, которая оказывается Кабачком. А вот это уже неожиданно. Эдик в чмовской толстовке, он тоже потом начинает балаболить, Стюард переигрывает с истерикой, но я ее понимаю, в следующем кадре кабачек слюнявит ей лоб, присасываясь как вантуз.

21. Выпускной, который в общем-то не так плох. Цветочки, огоньки, Кабачка в полутьме не так уж видно, муки тоже. Но этим уже не исправить 105 минут предыдущего угара.

(via justilive )

ахахаа, я под столом)))

А у меня был товарищ. Да-да, был. Теперь за такового я его, увы, не считаю. Так горько снова и снова разочаровываться в мужчинах. Молодые люди, ау, а где же рыцари, джентльмены?.. Где уважение и поддержка? галантность? Вместо этого получите удар в еблет, девушка. А как же честь?..достоинство?..

Наверное, рыцари вымерли, ибо мы уже далеко не прекрасные дамы?.. Мы курим табак, ходим в брюках и взваливаем на свои хрупкие плечи мужскую ношу… Но, позвольте, человечность никто не отменял. Мы прежде всего Люди, и этим схожи.

и еще…..я купил кападастр _)

все нах….Котэ из бэк..

начинаю активно восстанавливать гитарный талант _) хах))) а то маленькая гитара внутри моей головы уже давно покрылась пылью_)

это классически больно: вот он печатает "мне пора",
и в тебе что-то тут же бьется, перестает шевелиться,
в смс что-то неясное заканчивается фразой "люблю тебя "
а тебе бы проснуться и заставить себя не злиться,

ну, то есть, как не злиться - просто принять как данность,
наконец-то уже, за столько лет, выучила, привыкла,
вшила в себя эту память прошлого, эту любовь и реальность,
а слова все равно упорно складываются в молитву,

не признавать - ни разу - что ждешь чего-то другого:
не "я ушел, целую тебя, до завтра", а "ты идешь со мной";
только ты всегда посылаешь короткий смайлик, и снова
смотришь, как онлайн меняется офф'ом.
и переходишь на вой.

Все в этом мире относительно. Одни сжигают мосты, а другие калории. Кто-то стреляет глазками, а кто-то - из автомата Калашникова. Даже слезы могут быть не только от радости или печали, а просто искусственными - от лука. Все в этом мире относительно.

Даже на осколках разбитых желаний, мечтаний, неудавшейся любви, развалившихся чувств нужно уметь выживать. Подняться и смотреть прямо, а не лежать с разбитыми коленками, жалко подвывая при этом. Нужно глаза красить, мастерски, оттачивая умения до уровня профессионала, уверенным движением руки, а не тушь размазывать по щекам. Нужно платья носить с цветами, забросив подальше серые "уютные" свитера времен романтичных посиделок на подоконниках. Пора прекратить сидеть в кофейнях и выпивать десятую по счету чашку чая с корицей и медом, пересматривать лирические фильмы и раздирающие душу эпиграфы. Чаи/кофе заменить на бокал хорошего вина, сливовой водки, легкие салаты и запеченную рыбу в фольге.
Проглотив, наконец, одиночество, снова жить для себя. Жить собой.

Ну и коротко о главном - я заебалась от вселенской несчастной любви вокруг, от толп идиоток, стоящих в пожизненных очередях в ожидании "любви" и псевдоморальных ценностей, навязанных мифическими идеалами.

bananarepublic :

Звонок.Короткий разговор.Выпавший телефон из руки.Набухшие от слез глаза.Медленное падение на колени.И месяц жизни без признаков ее…Когда-нибудь будет другой сценарий?

Надоело бегать от эйфории до депрессии и обратно

В америке сейчас ночь.в австралии сейчас осень.а где-то кто-то сейчас счастлив.

Когда нам плохо, мы думаем, что где-то кому-то хорошо, а когда нам хорошо мы редко думаем, что где-то кому-то плохо.

нет, я не перестану любить мир и людей, как бы больно они мне не делали !!!

я то уйду. а ты сдохнешь от боли !

страшно. больно. да слёз обидно. сейчас можно плакать, завтра - улыбаться. потому, что надо. кому нужны твои слёзы и пустой взгляд? никто и не заметит.

А кто-то, как я - держа всё в себе и не подавая виду, медленно рассыпается на кусочки.

ты мне нужен! и не потому что я без ума от тебя, просто я не умею быть одна.

Мы будем счастливы. Я буду просыпаться по ночам и босиком бегать на кухню. Буду будить тебя покусывая за ухо, а ты кричать и бить меня подушкой. Соседи будут просыпаться от наших криков и смеха, а мы будем отчаянно любить друг друга

Есть такая игра. Мне говорят приятные вещи. Со мной проводят время. Мне доверяют секреты. Со мной смеются. Меня зовут. Мне улыбаются. А однажды от меня отказываются…

просто когда тебе волосы с лица убирают, знали бы вы, сколько в этом нежности, трепета и любви уж побольше, чем в вашем «я люблю тебя»

Остывший чай на кухне перед сном, и старый плед так нежно греет плечи, а где-то осень мерзнет за окном, и тихо умирает этот вечер.

В этой жизни я поняла одно, что любви нет, это просто мы сами придумываем, рисуем себе человека такого каким хотим видеть…

всё.казалось это конец.руки опускались.слёзы капали на кафель и вот наконец -алё…”я люблю тебя”. спасибо тебе. ты дал мне силы жить дальше.

и сидя там, на холодной кухне в одиночестве, согревая руки о давно остывший чай, я поняла, что кроме него мне никто не нужен

Кто сказал тебе, что у Земли нет края? Мы обязательно найдем его - этот самый край. Усядемся на него и, болтая ногами, будем в голос смеяться над теми, кто не верил нам…

ямочка над верхней губой, это при рождении ангел надавливает пальчиком человеку, чтобы он забыл свою прошлую жизнь

И у меня никогда не получится стать идеальной, я знаю - у меня даже не голубые глаза и не белые волосы, не говоря уже о характере. Зато я умею любить.©

- откуда ты знаешь, что он тебя любит?
- он знает обо мне самое худшее, но продолжает держать меня за руку

Не бывает слишком вьющихся волос, лживой любви не бывает, чересчур крепкого кофе - ничего этого не бывает. Просто люди слишком охуели и разучились любить.

аттракцион “те же грабли”- любимая женская забава…

я люблю тебя.
я случайно осознала это вчера
и так тошно стало
что захотелось выблевать тебя из себя
затем пить воду из под крана
и вытирать слёзы кухонным полотенцем

Однажды я вырасту и забуду свои логины и пароли, Наткнусь на свои дневники через много лет, Включу какую-нибудь песню из графы “музыка:” Сяду на пол и горько заплачу.

Ночью никогда не спит.странная.строгая, наверное красивая. Вечная.Не хватает вдохов.Задыхается. Она пишет, что счастливая. Притворяется.

И, как обычно, я не понимаю, какого чёрта я делаю.. зачем он мне нужен а? …..дура.

*Мечтает о Питере и ненавидет обманы.Иногда еще верит в дружбу.И жить не может без контакта.Любит находить какие то странные фразы и до сих пор упивается мечтами.

Я просто хочу быть кому-то нужной.
Нужной и необходимой. Мне нужен кто-то, кому я могла бы отдать всю себя - все свое свободное время, все свое внимание и заботу. Кто-то, зависимый от меня.
Обоюдная зависимость.

Хочу сойти с ума….хотя бы на сутки…хочу не думая ни о чем, а главное о возможных последствиях, делать то, чего просит душа….

Черт возьми, это так обидно, когда ты всем сердцем, всей душой любишь-любишь, скучаешь, не спишь, дни считаешь, стихи пишешь. Знаешь расписание его экзаменов лучше, чем своих. Волнуешься. Ждешь. А он перешагнул и дальше пошел. Извини, не заметил. Забыл.

Который день говорю себе:
“Он мне не нужен. Совсем совсем. Наплевать же.”
А какая-то сука внутри меня всё время перебивает:
“Не нужен. И именно поэтому вчера ты как дура пол часа улыбалась от одного его “Здравствуй”, да?”

у меня сейчас всего две мечты: чтобы наступило лето и чтобы отрасли волосы. а на остальное мне, честно говоря, плевать.

Памятка:
Ни в коем случае не влюбляйся снова.
Ни в коем случае никому больше не верь.
Ешь.
Вставай по утрам.
И, ради бога, прекрати плакать.

Он мне только привет скажет, а я хожу целый день, и улыбаюсь, как дура…

Жизнь забавная штука… Каждый хочет настоящей любви, каждый её ищет, а когда находит начанинает боятся собственной тени, убивать её в себе. Но натура человека такова, что ему надо что-то потерять, что бы понять что это что-то для него действительно что-то когда-то значило, а может даже значит и до сих пор только никто уже не слышит…

В активном поиске, а что я ищу? Активно ищу придурка с ванильно-сахарным взглядом, нежно-карамельным запахом, ослепительно яркой улыбкой и с добрым сердцем, ищу того, который будет любить меня такую глупую и странную.

теперь любовь-это когда много совместных фотографий, сердечки на стене и семейное положение в контакте, а свою вторую половинку выбирают по количеству пирсингов, наличию модных шмоток и всем реально похуй, что у тебя на душе.

-Любишь?
-Нет. А ты?
-Тоже нет.
-А зачем тогда спрашивала?
-Если бы ты сказал, что любишь, я бы тоже полюбила..

мы такое поколение, которое любит в сети, а при встрече даже не здоровается

когда на вопрос “как дела?” я отвечаю “у меня все отлично”, я хочу, чтобы кто-то посмотрел мне в глаза и сказал “скажи правду”…

-почему ты постоянно в наушниках?
-они как подушка безопасности между мной и остальным миром…

Выдыхай скорей мою душу наружу - ей тесно,
В твоих легких так мало места.

То, что мы любим теперь кого-то другого, не означает, что мы должны сжечь все любовные письма, оставшиеся нам от прошлого…

Я? да я все так же…
у меня все та же осень за окном…
я до сих пор люблю дождь…
и я до сих пор помню чьи-то обещания о счастье..

Он не целовал меня, не держал нежно за руку
не гладил по голове, не пропускал пальцы в мои волосы.
не звонил мне ночью, не спрашивал, как я себя чувствую
не писал мне каждые пять минут “Я скучаю”
но ради него я так хотела жить.

Мне просто хочется уткнуться к тебе в шею и ничего не говорить.. Просто, чтобы ты понял.

Немогу улыбаться, не хочу говорить, не хочу в этой жизни ничего я творить…Убежать я хочу далеко-далеко. на таинственный остров, где нет никого…

У каждой из нас летом текло эскимо на белые футболки…
У каждой “рушилась жизнь” под песню krec’а “нежность”….
Каждая хоть раз клялась в вечной любви ему, а потом смеялась над своей глупостью…..
Каждая мечтала познакомиться с ним, ждала и надеялась, когда это случалось чувствовала внутри какую-то пустоту….
Каждая хоть раз в своей жизни билась в истерике на полу и кричала в голос “за что мне это?”
Каждая качалась на качелях так сильно, что захватывало сердце…
Каждая попадала под дождь, когда не было зонта и хотя бы раз радовалась этому…….
Каждая просила Бога помочь, когда кажется, что все так плохо…..
Каждая писала ему открытки и не выкидывала до последнего его цветы….
Каждая из нас же - любила…..

Он пришёл и вдруг – «Я люблю тебя».

Наше блядство - ответ на ваше ублюдство, мальчики

-Ты разбил мне сердце!
-Подмети его веничком, положи в баночку и на полку.
-Сука… Ты наверное свои мозги в таком же состоянии хранишь.

-Ты почему сидишь на полу? -мне так удобно. -А почему в темноте? -Электричество экономлю. -А почему по щеке течёт слеза? -Лук режу. -В темноте на полу? -Да…

А люди ищут друг друга.
Повсюду. Постоянно.
Среди прохожих.
Сталкиваясь лицом к лицу, извиняясь, улыбаясь и оглядываясь назад.

Всем сердцем люблю тех мужчин, о которых не думаю по ночам. Прежде чем уснуть не перебираю их поступки, слова, жесты в уме, не размышляю над миллионом вариантов возможной интерпретации всей этой ахинеи. Не рыдаю в подушку, не прокручиваю в памяти дела давно минувших дней. Просто засыпаю, наводя будильник на 8.15. Я отдаю предпочтение здоровой коже, прекрасному цвету лица, не расшатанной нервной системе и отсутствию синяков под глазами. После того, как с возрастом исчезает приставка teen, оправдывающая любые глупости, пора начинать вести здоровый образ жизни.

16 движений грудной клетки в минуту.а у меня тысячи тысяч, миллионы миллионов. ведь у меня не просто вдохвыдох….у меня-вдохлюблювыдох
Всякий раз, без тебя ложась, буду в полусне комкать простыни, вспоминать последнюю ночь с тобой и мечтать о следующей.
И так за одну ночь буду проживать три, оттого по ночам буду старше, чем днем

И пришла я к тебе. Замерзшая и мокрая, хотя на улице июль. Вся в чужих поцелуях. Со следами чужих губ на животе. Еще помнящая тепло чужих рук. Заплаканая. Грустная, даже несчастная. С надрывающимися голосами в наушниках. С сигаретой.
А ты?
Ты сделал мне кофе…
И тогда я поняла, что такое на самом деле любовь

А я никогда ничего не одобряю и не порицаю—это нелепейший подход к жизни. Мы посланы в этот мир не для того, чтобы проповедовать своим моральные предрассудки. Я не придаю никакого значения тому, что говорят пошляки, и никогда не вмешиваюсь в жизнь людей мне приятных. Если человек мне нравится, то все, в чем он себя проявляет, я нахожу прекрасным.

Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, что бы ни чего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивавшуюся травку, как не дымили каменным углем и нефтью, как ни обрезывали деревья и выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже в этом городе.

(c) Л. Н. Толстой "Воскресенье"

в последнее время все чаще люблю ночи. это томительное состояние, когда хочется согреться…когда включаешь любимую музыку и мечтаешь…и никто не мешает, только ты, плеер и твои мысли. ночь, безусловно, прекрасна.

днем разочарований немерено.

Бывает, что-то не клеится, плохо выходит, и в то же время чувствуешь что-то хорошее. Вспомнишь о хорошем и поймешь: это весна.

(c) Михаил Пришвин

Бог: Бог по определению вездесущ и всемогущ. Если он существует, значит он везде и может сделать все. Но если он может сделать все, способен ли он создать мир, где его нет или где он не может ничего?
Б. Вербер "Энциклопедия относительного и абсолютного знания".


Ты мудак, мудак и ещё раз мудак. Всё делаешь, как мудак и отвечаешь как мудак. И на конкурсе мудаков ты бы занял 2 место.

—Почему 2-ое?

—Потому что ты мудак.

fingers :

Больно.ру

Оказывается, летать-это просто.Нужно просто оттолкнуться от краев постели и через мгновение оказаться где-то рядом с
тобой.

Она не понимала, что мы родились не для смерти, а для жизни. Для жизни вместе.

Самые страшные сны приходили к тебе ночью, когда его уже не было рядом. Ты укутывалась в теплое пушистое одеяло и
смотрела в окно: луна рисовала картинки на воде, а смех тормозов будил и пугал дневных птиц. Все, что у тебя
есть-это он. Но где он? Его уже нет.

Ты знала, как сильно нужно держать в руках счастье, чтобы оно не ускользнуло из рук, чтобы его никто не украл.

Мы встретили друг друга в мире, где боль лишь одна из многих составляющих жизни. развороченные головы самоубийц,
которым выстрелом снесло пол-лица, языки повешенных..лица синего цвета..вены, порванные тупыми лезвиями..Мы живем в
городах, где каждый второй начинает день с мысли о суициде, а другой-с мысли о самоубийстве. Но даже если твое утро
начинается с чашки кофе и улыбки родного человека, это вовсе не означает, что места боли в твоей жизни нет.Она
просто притаилась и ждет момента..

А вокруг нас-весь мир с огнями машин и витрин. Где любовь продается. Где боль продается.

У любви много лиц. Любовь иногда улыбается, иногда смеется, иногда плачет, а иногда она, как разъяренная дикая
кошка, гримасничает, шипит и через мгновение бросается тебе в лицо, чтобы выцарапать глаза. Бойся такой любви.

Телефон уже вовсе не ключ, а замок. огромный, амбарный телефон, который не сломать. Он не поддастся. Здоровенный,
старый, пластмассовый, красный телефон.Он не звонит. она мне не звонит. ты не звонишь. а за окном опять дождь. Можно
же сойти с ума! как ты не сходила с ума все эти годы? Сколько раз ты думала о самоубийстве? Сколько раз изучала свои
вены, глядя на них с хирургическим интересом? Сколько раз высыпала на ладонь горсть транквилизаторов, которые могут
дать не только здоровый сон без снов, но и темноту без дождя? Я заебался думать об этом. я позвонил сам.

Деньги, которые мы заработали своей болью. НАШИ деньги. На которые мы сможем купить новое небо и вырастить под ним
новые сердца. Вылечить нашу любовь.

Если хочешь выжить, научись драться. Мы живем на войне, где каждый сам за себя. Некоторые сбиваются в сваи, чтобы
было проще грызть горло одиночкам. Но любой может предать, кинуть, разорвать на части даже того, с кем он много раз
бился за общий кусок счастья. И лишь безумцы вроде нас с тобой придумывают что-то большее и пытаются идти до конца.
я вот сейчас иду один. но ты где-то рядом. Если бы тебя не было, то как бы я мог идти? Меня бы тоже тогда не стало.

Ангел смерти пролетел пролетел мимо, лишь коснувшись крылом. Теперь я буду жить вечно, и эта жизнь будет моим
наказанием. Как Прометею послали вечную муку-орала, клюющего печень, так и мне-занозу в сердце.

Если на душе плохо, надо писать письма..Писать письма тому, кто их никогда не сможет прочесть. выносишь всю свою
боль и страдания на бумагу, и сразу становиться легче. Так ты выпускаешь своих демонов на прогулку. Кто знает,
может, им понравится гулять, и они больше никогда не вернуться.

Сжигая свои мысли, сожжешь часть своего сердца.

Может быть, когда-нибудь я смогу дышать воздухом и не чувствовать в нем твоего запаха, закрывать глаза и не видеть
твоей улыбки. Может быть, когда-нибудь все мои демоны разбредутся по свету и оставят меня в покое..

Разорванное небо

Свобода встретила ласковым мартовским солнцем, грязью, оттаявшим собачьим дерьмом и машинами-поливалками.

Когда небо обросло, наконец, решетками, мир стал привычен, ограничен и предсказуем.

"Купи звезду. Какую – нибудь маленькую целиком. Чтобы спать там после обеда. Обязательно красивую. Кроме прочего, можно смотреть на другие звезды. Хоть они и не так красивы, как твоя. А вокруг холодный, поющий тысячами огней космос. Ты не почувствуешь его холода, ведь твоя звезда будет согревать тебя. …Почему всё так прекрасно вокруг, я совсем не понимаю… Искрящиеся хвосты комет, наполненных какой-то своей собственной магией. Тебе не понять этого. Можно просто смотреть. Не потрогать, но… Это всё равно будет самым прекрасным для тебя… И хотя твоя звезда маленькая, сила притяжения большая, как ни повернись, в космос не вылетишь и волноваться нечего. А вокруг на 360 градусов звёздное море. На твоей звезде. Ты… И вчера, и сегодня, и когда бы то ни было… …один на один с этим прекрасным миром. Когда – нибудь ты уйдёшь, всё закончится, но до этого… Можно посадить розы?
Невозможно?.. …да пусть даже слово такое исчезнет… "

Я хотела позвонить тебе. Но ещё больше я хотела услышать звонок от тебя. Поэтому мы так и не поговорили.©

а утром кофе и взгляд усталый. да. да. все в порядке но так достало.(с)

не нужно за меня переживать, я сейчас покурю и все опять будет окей.

Я люблю тебя помнить

Я любил тебя. Правда. Пусть я ни разу не озвучивал это чувство, но искренне любил. Я не боялся, нет, просто я считал слова лишними и способными разбить нечто тонкое, как хрусталь, и дорогое, как вечность. Я до сих пор помню, какой кофе ты любила и как мило морщила нос, когда улыбалась. Помню на веки вечные всю твою очаровательность, которая присутствовала в тебе, как неотъемлемая часть тебя же. Кажется, что ты вся состояла из необычного и особенного, из чего-то такого, что присуще только тебе, из всех живущих людей на земле. У тебя самая красивая походка и самый приятный запах, который обволакивал всю мою сущность и отключал способность здраво мыслить. Ты всегда могла успокоить меня, просто уткнувшись носом в мою шею, согревая кожу своим дыханием; и с каждым твоим выдохом в каждую пору моего тела просачивалось твоё тепло, ты делилась со мной нежностью, заставляя верить в лучшее. У тебя одной такие руки - изящные, с тонкими, длинными пальцами, обладающими поразительным дарованием тихо и кротко рассказывать о радости. У тебя одной такой настоящий сказочно чистый смех и такие милые веснушки. Я любил тебя за каждую из них. Я мог не выпить и капли алкоголя, но обязательно был бы пьян от твоих поцелуев и ласковых прикосновений. У тебя одной такие вкусные губы со вкусом шоколада, малины и приправленные искрами счастья. Я помню названия твоих любимых книг и аккорды в твоих любимых песнях. Странно, но всё, что связанно с тобой удивительным образом пришито ко мне приятными нитями воспоминаний и времени. От этого трудно избавится, и чего греха таить, вовсе не хочется. Я бы мог вычеркнуть и удалить тебя из своего разума, из своей памяти, но, ни как не из сердца. А ведь именно оно - мой самый любимый механизм, руководящий мной "от" и "до". В нём много заброшенных и пыльных полок из детских лет, ненужных корзин с неважными мыслями и целая комната чувств к тебе. Ты помнишь, как я называл тебя тогда ночью? Мы сидели на песке у воды, считали волны и разглядывали яркие звёзды. Наверное, именно тот вечер, стал моим личным раем. Да, именно он. Минуты растягивались в безграничность, воздух кружился с мечтами и я, легко прикасаясь губами к твоей щеке, умиротворенно шептал: "моя солнечная девочка". Сколько ударов делало тогда моё сердце? Сколько крохотных электрических волн пронизывало тогда мою душу? Отставим эти вопросы на потом, на несуществующие секунды вместе… Я помню огонь в твоих глазах, когда ты была сердита; шаги детства, когда ты накрывала ладонями мои глаза; радужную мягкость, когда рассказывала о самом сокровенном… В такие минуты ты спрашивала, о чём я мечтаю, я не мог сказать ни слова, очарованный твоей близостью. Блаженная улыбка касалась моих губ, на глаза наплывала туманная дымка, и я представлял тебя до слёз красивой в ослепительно белом, затем двухэтажных дом из жёлтого кирпича, окна которого будут выходить на парк, и трое детей: двое мальчиков и девочка, с твоими чертами лица и милыми веснушками… Я помню тебя каждой клеточкой души, каждым взглядом на светлые облака и каждой испарившейся возможностью на наше будущее. Я помню минуты, которые больно жалили и тянули понимание того, что наши пути расходятся. Мы растворились. Мы погасли. Мы ушли. Куда? Наверное, в мою память и в моё любящее сердце. Нас победили обстоятельства, заломив за спину руки нашей воле и нашей улыбчивости. Я любил тебя. Каждым моментом сладкой дрожи, каждым вздохом и каждой надеждой о том, о чём не говорил словами… У тебя одной такие глаза, которые озаряют даже самую тёмную комнату. Твои глаза… Такие чистые, такие бездонные. У тебя одной такая улыбка, обнимающая всё вокруг лучами солнца. Я бы мог оставить всё, что нас связывало на дороге нашего прошлого, но почему-то я всегда оглядываюсь, и наши былые чувства ловят меня взглядом невероятно голубых глаз. Я бы мог собрать в себе все осколки своей душевной силы, и попытаться развеять по ветру те красочные воспоминания, которые ты трепетно собирала и нанизывала на струны моей сердечности, но что-то больно сжимается в солнечном сплетении, словно я отрезаю нечто важное от себя, и я покорно оставляю все попытки избавится от ослепительно прекрасной и родной киноленты в моём сердце. Я бы мог сокрушить комнату, где хранятся чувства к тебе, но я всегда забываю, что я хотел сделать, едва переступив её порог. Я опускаюсь в уютное кресло из наших прикосновений и включаю музыку нашего смеха, и нет ничего приятней и дороже…
Я люблю тебя помнить…

у меня есть мой собственный мир, в котором
ты меня любишь так искренне и нежно. всем сердцем.
без грубой фальши.
очень жаль, что каждое утро мне надо
уходить из этого мира.

Те, кто трогают меня за душу, не могут воспламенить мою плоть, а те, кто прикасается к моему телу, бессильны постичь мою душу.

Стал звонить, но я привыкла к пустой тишине. Я привыкла к одиночеству, к книгам и к жизни. Я привыкла скрывать свои крики в себе. Я привыкла настолько, что ты уже лишний (с)

"да, успокойся, ты даже когда куришь, то мальборо красные, люди даже у тебя сигареты не стреляют, две тяги и на год накурился, а ты 30 штук в день ебашишь, ускойся, ты блять все можешь." (с) Алёна

Ты знаешь, с наступленьем темноты
пытаюсь я прикидывать на глаз,
отсчитывая горе от версты,
пространство, разделяющее нас.

И цифры как-то сходятся в слова,
откуда приближаются к тебе
смятенье, исходящее от А,
надежда, исходящая от Б.

Два путника, зажав по фонарю,
одновременно движутся во тьме,
разлуку умножая на зарю,
хотя бы и не встретившись в уме.

на все вопросы ответ один ***** ***

и это с каждым разом становится всё более невыносимо… и выхода который меня бы устраивал нет. hopeless..

остается лишь ненависть, ненависть, ненависть…

остается прожигать дни. улыбаться. уставать улыбаться. плакать. и снова улыбаться. злиться. молчать. терпеть. взрываться. бесполезно..

пиздецкакменявсебеситгребанаяучеба

яскучаюпочакуиповероничкепиздец

почакуособенноянемогуужеааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа

Поделюсь "горем дня"!Во-первых сегодня "пришли ОНИ"..да-да-да. .именно ОНИ.Я просто монстр, на всех срываюсь и все бесят.Меня только Настька может в Человеческом облике удержать)

Во-вторых уже собираясь на пары у меня сломался замок на сапогах(Именно на тех что больше всех всем нравятся и чинить я его не собираюсь, Куплю новые)))

В-третьих у меня абсолютно бледное лицо, тело-это совершенно не характерно для моего состояния)) Всё дело в том что я никак не дойду до солярия, у меня катастрофически не хватает не на что времени.(

В-четвертых у меня оврал с учебой -это в принципе причина не хватки времени.

НО Я РЕШИЛА ТВЕРДО-В ПРАЗДНИКИ, КОГДА ПРЕКРАСНЫЙ ПОЛ БУДЕТ В ПОЛНОМ ОТРЫВЕ, Я БУДУ БОТАТЬ КАК "ПАПО КАРЛО" (ЕСЛИ ОН ВООБЩЕ БОТАЛ)

ВОТ КАК-ТО ТАК!

Она спала с нелюбимыми мужчинами из-за их денег, влиятельности, статуса и пять с половиной лет прожила с человеком, которого почти ненавидела и которой сделал ее тем, кем она считалась столько лет. Женщиной, которой завидуют. Его звали Петр Сергеевич. И он ее любил. А она брезговала садиться после него на стульчак унитаза.

вот интересно

люди вообще представляют что они для меня значат?

те, которые жить заставляют

будь то музыкальные исполнители, писатели или простые смертные

нет, не к тому я клоню, что мне жить сложно

а к тому, что когда лежишь ночью, слезами захлёбываясь, из наушников тебя укачивают и усыпляют потихоньку

я вам оду когда-нибудь напишу

В душе моей много ненависти; она постоянно тлеет там, иногда вспыхивает ярким огнем гнева; но еще больше сомнений в душе моей. Порой они так потрясают мой ум, так давят сердце, что долгое время я существую внутренно опустошенный… Ничто не возбуждает меня к жизни, сердце мое холодно как мертвое, ум спит, а воображение давят кошмары. И так, слепой, немой, глухой, живу я долгие дни и ночи, ничего не желая, нечего не понимая, мне кажется тогда, что я уже труп и лишь какому-то странному недоразумению еще не зарыт в землю. Ужас такого существования еще больше усиливается сознанием необходимости жить, ибо в смерти еще менее смысла, еще больше тьмы…. Наверное, она отнимает даже и наслаждение ненавидеть.

Любовь- это мертвые слова для жизни.

я остался один на этой линии.

Рай мой печален и затерян в глуши,

Нету здесь края для скорбной души,

Тихо наблюдай как просыпаеца зверь,

Неслышно закрыла за мнойю дверь…..

Лавры победителя конкурса главный мудак дня достаются пидорасу преподавателю теоретической механики СПбГУ ИТМО Кривошееву Александру Геннадьевичу!

Александр Геннадьевич, поздравляем Вас!

Позвольте мне немного рассказать об этом человеке…хотя что рассказывать, там нюхать надо. Рубашка, которую он преобрел где то на рынке Петербурга еще во времена Петра, уже давно к нему приросла и является частью его организма. Относительно этого человека невозможно пременить понятие "количество промилле алкоголя в крови", нужно поменять местами слова кровь и алкоголь. Его неизменному свитеру завидуют все бомжи нашей культурной столицы. При всем этом, данное чучело неистово пытается сохранить имидж дилавой коалбасы, которая всё знает и всех учит жить. Всё на его рабочем месте разложено по грязным, вонючим, мятым стопочкам, куда даже страшно положить свою работу. Иногда я думаю что именно этот человек придумал всплывающую посреди интернет страницы флеш-рекламу. Потому что либо он, либо фашисты. Уважаемый Александр Геннадьевич! Вы, блять, мудак! Так то.

Вы всегда будете любить меня и ненавидеть. Я - воплощение грехов, которые у вас никогда не хватит смелости совершить..(c)

Посвящается Даниель Дарье
Дорогой Бог,
меня зовут Оскар, мне десять лет, я поджигал кошку, собаку, дом (думаю,
что при этом золотые рыбки поджарились), и пишу я тебе в первый раз, потому
что раньше времени не было -- из-за школы. Сразу же предупреждаю: сам я
писать терпеть не могу. Только если заставят! Потому что ненавижу все эти
закорючки, фестончики, росчерки и прочее. Лживые улыбочки и приукрашивание.
Писать -- это взрослые штучки.
Чем докажу? Да хотя бы началом собственного письма: "Меня зовут Оскар,
мне десять лет, я поджигал кошку, собаку, дом (думаю, что при этом золотые
рыбки поджарились), и пишу я тебе в первый раз, потому что раньше времени не
было - из-за школы"… А мог бы написать: "Меня зовут Лысый, на вид мне лет
семь, живу я в больнице, потому что у меня рак, а не писал тебе, потому что
не подозревал о твоем существовании". Но если бы я так написал, это
произвело бы плохое впечатление, и ты бы не стал мною заниматься. А мне
нужно, чтобы занимался. Меня бы вполне устроило, если бы ты нашел время
оказать мне пару-тройку услуг. Сейчас объясню.
Больница моя -- классное место. Вокруг -- куча взрослых, все -- в
отличном настроении и громко говорят; куча игрушек, розовых дам, которые
развлекают детей, а также ровесников типа Эйнштейна, Попкорна или Копченого
сала. Короче, если ты здешний больной, тут вполне можно словить свой кайф.
Но у меня с кайфом больше не получается. После пересадки костного мозга с
удовольствиями стало плоховато. Когда доктор Дюссельдорф приходит утром с
обходом и не может прослушать у меня сердце, он страшно мною недоволен.
Молча смотрит так, будто я провинился. Хотя я очень старался во время
операции; хорошо себя вел, спокойно дал себя усыпить, мне было больно, но я
не кричал, и все лекарства принимал послушно. Бывают дни, когда мне хочется
на него наорать, высказать ему прямо, что, возможно, это именно он, доктор
Дюссельдорф, вместе с его черными бровями запорол операцию. Но вид у него
такой несчастный, что обвинения застревают в горле. И чем дольше помалкивает
опечаленный доктор Дюссельдорф, тем глубже чувствую я свою вину. Мне стало
ясно: я -- плохой больной, потому что мешаю уверовать в то, что медицина --
это здорово. Наверное, мысли у врачей - заразные. И теперь весь этаж --
сестры, практиканты и нянечки -- все смотрят на меня с таким же выражением,
как и он. У них печальный вид, когда у меня хорошее настроение; они смеются
через силу, когда я острю. По правде говоря, никто уже здесь и не шутит, как
прежде. Не изменилась только Розовая мама. По-моему, она просто слишком
старая, чтобы меняться. И еще -- слишком Розовая она дама. Я тебя, Господи,
с ней не знакомлю, потому что наверняка она -- твоя хорошая подружка,
поскольку именно она сказала, чтобы я тебе написал. Проблема только в том,
что один я называю ее Розовой мамой. И тебе придется сделать усилие, чтобы
понять, о ком именно я говорю. Так вот, из всех дам в розовых халатах,
которые специально приходят в больницу -- проводить время с больными детьми,
она -- самая древняя.
-- Сколько же вам стукнуло, Розовая мама?
-- А сумеешь ты запомнить число из тринадцати цифр, дружочек мой,
Оскар?
-- Вы шутите!
-- Нет. Не надо, чтобы здесь знали мой возраст, а то прогонят, и мы
больше не увидимся.
-- Почему?
-- Я здесь незаконно. Существуют определенные возрастные границы для
розовых дам. И я их давно нарушила.
-- Ваш срок истек?
--Да.
-- Как у йогурта?
-- Тсс…
-- Ладно! Я никому не скажу!
-- Вот с такой отчаянной смелостью она доверила мне свою тайну. Но во
мне она может не сомневаться. Я буду молчать, хотя мне и странно думать, что
при виде морщин, которые, как солнечные лучи, окружают ее глаза, кто-то
может ошибиться в ее возрасте. В другой раз я узнал еще одну ее тайну, и она
уж точно поможет тебе, Господи, распознать мою Розовую маму. Гуляем мы
как-то в больничном саду, и она вляпывается в грязь.
-- Блин!
-- Мадам, это нехорошее слово.
-- А ты, мальчишка, не встревай, я говорю, как хочу.
-- О!
-- И пошевеливайся! У нас ведь прогулка, а не черепашьи бега.
Когда мы с ней присели, чтобы закусить конфеткой, я ее спросил:-- Как
могло случиться, что вы употребляете подобные слова?
-- Издержки профессии, дружочек мой, Оскар. В моем ремесле я бы не
выжила, если бы выражалась слишком уж деликатно.
-- И какая же была у вас профессия?
-- Ты не поверишь…
-- Клянусь, что поверю…
-- Вольноамериканская борьба.
-- Не может быть!
-- Кетчистка я, говорят же тебе. Меня даже прозвали Лангедокская
потрошительница. Позднее, когда меня одолевали мрачные мысли, а она была
уверена, что никто нас не подслушивает, Розовая мама рассказала мне о своих
важнейших матчах: Лангедокская потрошительница против Лимузинской
колбасницы. Или о своем двадцатилетнем соперничестве с Дьяволицей Синклер,
голландкой, у которой, вместо грудей -- два снаряда. И в особенности -- о
кубке мира, где она сражалась с Улла-Улла по прозвищу "Бухенвальдская сука",
которую никто прежде не сумел одолеть. Не удалось это даже Стальным ляжкам,
идеалу моей Розовой мамы, когда она была кетчисткой. Я этими сражениями
просто грезил, воображая, как на ринге моя подружка в нынешнем ее виде
-- маленькая, старенькая, в розовом халате, с дрожащими руками --
колошматит одну за другой великанш в спортивных майках. Я видел себя на ее
месте. Я становился сильнее. Я чувствовал себя отомщенным. Итак, если со
всеми этими подсказками ты, Господи, не сумеешь вычислить Розовую маму,
значит, тебе пора на пенсию, и ты больше не годишься для своей роли. Мне
кажется, я был предельно ясен? Возвращаюсь к своим делам.
Повторяю, моя пересадка многих здесь расстроила. Химия тоже не
обрадовала, но тогда была надежда на пересадку, и все выглядело не так
безнадежно. Теперь же у меня впечатление, что лекарям просто нечего
предложить, хотя они меня и жалеют. У доктора Дюссельдорфа, которого мама
считает красавцем, а по мне -- так он слишком уж бровастый, у него такое
несчастное выражение лица, будто он Дед Мороз, у которого не хватило на всех
подарков. Атмосфера уже не такая хорошая. Мы говорили об этом с моим
приятелем Копченое сало. На самом деле его зовут Ив, но мы его прозвали
Копченое сало, это больше ему подходит, потому что ему сильно досталось от
огня.
-- Сдается мне, Копченое сало, что врачам я перестал нравиться, у них
от меня портится настроение.
-- О чем ты, Лысый! Врачи несокрушимы, и их всегда одолевают желания,
как бы где чего прооперировать. По моим подсчетам, мне они предлагали
операции, по крайней мере, шесть раз.
-- Может, ты вызываешь у них вдохновение.
-- Надо думать.
-- Но почему бы им просто не сказать, что я скоро умру?
И тут Копченое сало повел себя точно так, как все в больнице: он оглох.
Стоит в больнице произнести слово "смерть", как все перестают тебя слышать.
Будь уверен, в ухе у собеседника тотчас возникнет воздушная пробка, и он
переведет разговор на другую тему. Я уже на всех это проверил. Кроме Розовой
мамы.
В то утро я хотел убедиться, станет ли и она тугоухой
после моего вопроса.
-- Розовая мама, мне кажется, никто не хочет мне сказать, что я скоро
умру.
Она глядит на меня. Будет ли ее реакция, как у других? Прошу тебя,
Лангедокская потрошительница, держи ушки на макушке, не глохни!
-- А зачем тебе, Оскар, это говорить, если ты и сам все знаешь? Уф,
услышала!
-- Розовая мама, мне кажется, что они придумали другую больницу, вместо
той, что существует в реальности. Они ведут себя так, будто в больницу
приходят только выздоравливать. Но ведь на самом деле здесь и умирают.
-- Ты прав, Оскар. Думаю, то же заблуждение касается и жизни. Мы
забываем, что она эфемерна, непрочна, бренна. И притворяемся бессмертными.
-- Мне сделали неудачную операцию? Розовая мама не ответила. Это был ее
способ ответить утвердительно. Убедившись, что я понял, она подошла и
спросила умоляющим голосом:
-- Я ведь ничего тебе не сказала? Ты не проговоришься?
-- Ни за что!
Немного помолчали: как раз время переварить новые мысли.
-- А не написать ли тебе Господу, Оскар?
-- Ах, нет, только не вы, Розовая мама!
-- Что не я?
-- Не вы! Я думал, что хотя бы вы не лжете.
-- Но я и не лгу.
-- Тогда почему вы мне говорите о Боге? Меня однажды уже разыграли с
Дедом Морозом. Этого достаточно!
-- Оскар, Бог и Дед Мороз - совершенно разные вещи.
-- Да нет, одно и то же. Задуривают мозги и все такое!
-- Как ты считаешь, могу ли я, бывшая кетчистка, из ста шестидесяти
пяти боев сто шестьдесят побед, из которых сорок три - нокаутом, могу ли я,
Лангедокская потрошительница, хоть на секунду поверить в Деда Мороза?
-- Нет.
-- Так вот, в Деда Мороза я не верю, а в Бога верую. Само собой, такие
ее слова все переменили.
-- А зачем мне писать Богу?
-- Тебе бы не было так одиноко.
-- Не так одиноко с кем-то, кого не существует?
-- Так пусть он для тебя существует! Она наклонилась ко мне.
-- Каждый раз, когда ты в него поверишь, он станет существовать чуть
больше. А если будешь верить упорно, он заживет в полную силу. И тогда
сделает тебе добро.
-- А что же мне ему написать?
-- Поведай ему свои мысли. Те, которые ты не высказываешь вслух, то
есть те, которые тебя тяготят, преследуют, беспокоят, сковывают, занимают
место свежих идей и разлагают тебя изнутри. Если ты их не выскажешь,
рискуешь сделаться вонючей помойкой старых мыслей.
-- Согласен.-- И, кроме того, у Господа ты можешь что-то попросить.
Что-нибудь одно каждый день. Не более одного!
-- Слабоват ваш Бог, Розовая мама. У Аладдина с его волшебной лампой
было право загадать три желания.
-- Одно желание в день -- это лучше, чем три за всю жизнь. Согласен?
-- Согласен. Значит, я могу у него попросить все, что угодно? Конфеты,
игрушки, машину…
-- Нет, Оскар. Господь -- не Дед Мороз. Ты можешь попросить только вещи
духовные.
-- Например?
-- Попросить мужества, терпения, просветления.
-- Ладно, я понял.
-- Ты также можешь подсказать ему, чтобы он и другим оказал милость.
-- С одним-то желанием в день! Не говорите глупостей, Мадам, сначала я
использую его для себя! Вот. Итак, Господи, по случаю первого письма я
немного показал тебе, какую жизнь веду здесь, в больнице, где меня считают
теперь препятствием на пути развития медицины, и хотел бы попросить у тебя
просветления насчет того, выздоровлю ли я. Ответь только да или нет? Не так
уж и сложно. Да или нет. Просто вычеркни ненужное слово.
До завтра, целую, Оскар Р.З. Не знаю твоего адреса. Что будем делать?
Дорогой Бог, ну, ты силен! Дал мне ответ, не дожидаясь даже, пока я
отправлю письмо. Как тебе это удается?
Сегодня утром в зале для отдыха я играл в шахматы с Эйнштейном, и вдруг
является Попкорн и говорит:
-- Твои родители пришли.
-- Мои родители? Не может быть. Они только по воскресеньям приходят.
-- Я видел их машину -- красный джип с белым верхом.
-- Не может быть.
Я пожал плечами и продолжал игру с Эйнштейном. Но поскольку внимание
мое было отвлечено, Эйнштейн стибрил у меня все мои фигуры, отчего я
занервничал еще больше. Эйнштейном его зовут не потому, что он умнее других,
а потому что у него голова в два раза больше. Вроде бы от водянки. Жалко.
Если бы это было от мозгов, Эйнштейн мог бы совершить великие дела. Увидев,
что проигрываю, я бросил игру и пошел за Попкорном в его комнату, которая
выходит на автомобильную стоянку. Он был прав: мои родители действительно
приехали. Надо сказать тебе, Господи, что мы с родителями живем далеко.
Раньше, когда я там просто жил, мне так не казалось. Теперь же, когда я там
больше не живу, я считаю, что это далеко. Вот почему родители могут навещать
меня лишь раз в неделю, в воскресенье, когда они оба не работают, ну и я
тоже.
-- Видишь, я был прав, -- сказал Попкорн. Сколько дашь мне за то, что я
тебя предупредил?
-- У меня есть шоколадки с орехами.
-- А клубники Тагада больше нет?
-- Нет.
-- Согласен на шоколад.
Конечно, я не имел права снабжать Попкорна едой, учитывая, что он
лечится от ожирения. В девять лет он весит девяносто восемь кило, и при
росте метр десять он и в ширину тоже метр десять! Единственная одежда, в
которую он может войти целиком, это спортивная форма для игры в американское
поло. Она еще в полоску, от которой рябит так, что начинается морская
болезнь. Честно говоря, поскольку ни я, ни мои приятели -- мы не верим, что
он сможет похудеть, а есть он хочет так сильно, что его становится жалко, мы
всегда отдаем ему оставшиеся продукты. Это ведь такая малость -- плитка
шоколада по сравнению с горой его жира! Может, мы и не правы, но только
медсестры тоже перестают пичкать его слабительным. Я пошел в свою комнату --
ждать родителей. Вначале я не замечал времени, потому что нужно было
отдышаться, но после сообразил, что они уже тысячу раз могли бы успеть до
меня дойти. И вдруг до меня дошло, где они могли быть. Выйдя в коридор и
убедившись, что меня никто не видит, я спустился по лестнице и в полумраке
дошагал до кабинета доктора Дюссельдорфа.
Так и есть! Они были там. Из-за двери слышались их голоса. Спуск по
лестнице меня утомил, и понадобилось время, чтобы сердце мое вернулось на
свое место. Это промедление все испортило: я услышал то, чего не должен был
слышать. Мать моя рыдала, доктор Дюссельдорф повторял: "Мы сделали все, что
могли, поверьте, мы сделали все", на что отец отвечал сдавленным голосом: "Я
верю, доктор, я в этом не сомневаюсь".
Я так и прирос к металлической двери ухом. Уж и не знаю, что было
холоднее: металл или я. Затем доктор Дюссельдорф спросил:
-- Хотите с ним повидаться?
-- Я не чувствую в себе никаких сил, -- ответила моя мать.
-- Не следует ему видеть нас в таком состоянии, -- добавил отец.
И тогда я понял, что мои родители -- жалкие трусы. И что еще хуже: они
и меня держат за труса! Поскольку послышался шум двигающихся в кабинете
стульев, я понял, что сейчас они выйдут, и открыл первую подвернувшуюся
дверь. Вот так я оказался в стенном шкафу, где хранились щетки и швабры, и
где я провел остаток утреннего времени, поскольку стенные шкафы (ты,
Господи, возможно не в курсе?) открываются снаружи, а не изнутри, будто
кто-то опасается, что ночью щетки, ведра и половые тряпки могут удрать! Так
или иначе, я оставался в полной темноте и взаперти совершенно спокойно,
потому что никого не хотелось видеть, и еще потому, что руки и ноги не
слишком-то меня слушались после пережитого шока, то есть, после того, что
мне пришлось услыхать. Ближе к полудню я почувствовал какое-то сильное
оживление выше этажом. Слышались шаги, беготня. Потом отовсюду стали
доноситься крики:
-- Оскар! Оскар!
Мне нравилось слышать, как меня зовут, и не отвечать. Хотелось досадить
всем на свете.
Потом я, наверное, немного поспал, после чего послышалось шарканье
галош мадам Н'да, нашей уборщицы. Она открыла дверь, и тут уж мы оба
по-настоящему напугались: она -- потому что не ожидала меня здесь увидеть, а
я -- потому что совершенно забыл, что она такая черная и что она может так
сильно кричать. Затем случилась настоящая куча мала: они явились все -- и
доктор Дюссельдорф, и старшая сестра, и дежурные сестры, и нянечки. Вместо
того, чтобы меня отругать, как я того ожидал, они вели себя, как виноватые,
и я понял, что нужно немедленно воспользоваться этой ситуацией.
-- Я хочу видеть Розовую даму.
-- Да куда же ты подевался, Оскар? Ты в порядке?
-- Я хочу видеть Розовую даму.
-- Как ты оказался в стенном шкафу? За кем-то шел? Что-то услыхал?
-- Я хочу видеть Розовую даму.
-- Выпей стакан воды.
-- Нет, хочу Розовую даму.
-- Скушай кусочек…
-- Нет. Я хочу видеть Розовую даму. Гранитный утес. Прибрежная скала.
Бетонная плита. Ничем не прошибешь. Я даже и не слушал, что мне говорят. Я
хотел видеть мою Розовую маму. Доктору Дюссельдорфу было очень неудобно
перед сотрудниками, что он не имеет на меня никакого вли-яния. Кончилось
тем, что он не выдержал:
-- Пусть пойдут за этой дамой!
Тогда я согласился передохнуть и поспал немного в своей комнате.
Когда я проснулся, Розовая мама была здесь. Она улыбалась.
-- Браво, Оскар, ты добился своего. Влепил им знатную пощечину. Но в
результате мне начали завидовать.
-- Плевать.
-- Это славные люди, Оскар. Очень славные.
-- Мне наплевать.
-- Что случилось?
-- Доктор Дюссельдорф сказал моим родителям, что
я умру, и они сбежали. Я их ненавижу.
И я все подробно ей рассказал, вот как тебе, Господи.
-- Эге, -- сказала Розовая мама, -- это напоминает мне мой матч в
Бетюне против Сары Юп ля Бум, кет-чистки, которая натиралась маслом и
выступала почти обнаженной. Ее прозвали угрем ринга, она буквально
выскальзывала из рук, когда ее пытались ухватить. Выступала она
исключительно в Бетюне, где каждый год завоевывала кубок этого города.
Однако я тоже хотела выиграть кубок Бетюна!
-- И что же вы сделали, Розовая мама?
-- Когда она появилась на ринге, мои друзья набросали на нее муки. Мука
с маслом дала чудесную корочку. В три подхода и в два движения я послала на
ковер Сару Юп ля Бум. И с тех пор ее уже не называли угрем ринга, она стала
треской в панировке.
-- Простите меня, мадам, но я не вижу связи.
-- А я вижу ее отлично. Всегда есть решение, Оскар, всегда где-то лежит
мешок с мукой. Ты должен написать Господу. Он сильнее меня.
-- Даже в кетче?
-- Да, даже в кетче. Бог знает свое дело. Попытайся, малыш. Что тебя
расстроило больше всего?
-- Я ненавижу своих родителей.
-- Так продолжай пуще прежнего.
-- Вы ли мне это говорите, Розовая мама?
-- Да. Пусть твоя ненависть станет еще сильней. Она будет, как кость
для собаки. Когда ты перестанешь ее грызть, то увидишь, что в этом не было
никакого смысла. Расскажи обо всем Господу и попроси в своем письме, чтобы
он нанес тебе визит.
-- Он способен передвигаться?
-- На свой лад. Не часто. Даже очень редко.
-- Почему? Он тоже болен?
И здесь, по вздоху Розовой мамы я понял: она не хотела сознаться, что
ты, Господи, тоже в скверном состоянии.
-- Твои родители, Оскар, никогда не говорили тебе о Боге?
-- Забудем о моих родителях. Они -- придурки.
-- Разумеется. Но они никогда не говорили с тобой о Боге?
-- Говорили один раз. Но только, чтобы сказать, что больше в него не
верят. Они-то верят как раз в Деда Мороза.
-- Неужели они придурки до такой степени?
-- Представьте себе! Когда однажды, придя из школы, я заявил, что пора
прекратить молоть ерунду, потому что, как и все мои друзья, я знаю, что
никакого Деда Мороза нет, они как будто с Луны свалились. Поскольку меня
бесила перспектива выглядеть кретином в глазах моих одноклассников, они
поклялись, что вовсе не собирались меня обманывать и совершенно искренне
верили сами в существование Деда Мороза. Теперь же они страшно огорчены, так
и сказали -- страшно огорчены, узнав, что на самом деле его нет! Два старых
придурка, говорю я вам, Розовая мама.
-- Стало быть, в Бога они не веруют?
-- Нет.
-- И это никак тебя не заинтересовало?
-- Если я начну интересоваться тем, что думают идиоты, у меня не
останется времени на мысли умных людей.
-- Ты прав. Но, исходя из того, что, по твоему мнению, родители --
идиоты…
-- Настоящие идиоты, мадам!
-- Так вот, если они заблуждаются и не веруют, почему бы тебе как раз и
не уверовать, и не попросить его о визите?
-- Ладно. Но разве вы не сказали мне, что он хворает?
-- Нет. Дело в том, что у него -- свой способ наносить визиты. Он
явится тебе в твоих мыслях. В твоем сознании.
Это мне понравилось. Просто здорово. А Розовая мама добавила:
-- Ты увидишь: его посещения приносят большую пользу.
-- О'кей, я с ним поговорю. Пока что посещения, которые приносят мне
самую большую пользу, -- это
ваши.
Розовая мама улыбнулась и почти застенчиво наклонилась ко мне --
поцеловать в щечку. Однако
сделать это не осмеливалась и взглядом умоляла о разрешении.
-- Валяйте. Целуйте. Я никому не скажу. Не стану портить вашу репутацию
бывшей кетчистки. Губы ее коснулись моей щеки, и мне было приятно, тепло и
щекотно, и пахло пудрой и мылом.
-- Когда вы опять придете?
-- Я имею право приходить только два раза в неделю.
-- Так нельзя, Розовая мама! Я не собираюсь ждать целых три дня!
-- Такие уж тут правила.
-- А кто устанавливает правила?
-- Доктор Дюссельдорф.
-- Доктор Дюссельдорф при виде меня готов обделаться от страха. Идите,
попросите у него разрешения, мадам. Я не шучу. Она посмотрела на меня в
нерешительности.
-- Я не шучу. Если вы не станете приходить ко мне каждый день, я Богу
писать не буду.
-- Попробую.
Розовая мама ушла, и я стал плакать. Раньше я не осознавал, насколько
мне нужна помощь. Не понимал, насколько тяжело болен. При мысли, что не
увижу Розовую маму, я начинал все это понимать, и слезы текли сами собой,
обжигая мне щеки. К счастью, я сумел взять себя в руки до того, как она
вернулась.
-- Все улажено: я получила разрешение. В течение двенадцати дней я могу
приходить к тебе ежедневно.
-- Ко мне и только ко мне?
-- К тебе и только к тебе, Оскар. Двенадцать дней. И тут я не знаю, что
со мной произошло, но слезы потекли снова, я не мог сдержать рыданий. Притом
что прекрасно знаю: мальчики не должны плакать. Особенно я при моем лысом
черепе, из-за которого я не похож ни на мальчика, ни на девочку. Разве что
на марсианина. Но ничего не поделаешь: остановиться я не мог.
-- Двенадцать дней? Значит, дела так плохи, Розовая мама?
Она тоже чуть не плакала. Еле сдерживалась. Бывшая кетчистка мешала
бывшей девочке дать себе
волю. Смотреть было интересно, и я чуть-чуть отвлекся.
-- Какое сегодня число, Оскар?
-- Ну и ну! Вы что не видите на календаре? Сегодня у нас 19 декабря.
-- У меня на родине, Оскар, существует легенда, по которой по
двенадцати последним дням года можно определить погоду на грядущие
двенадцать месяцев. Чтобы иметь картину каждого месяца, достаточно
пронаблюдать за одним из двенадцати дней. 19 декабря представляет собой
месяц январь, 20-е -- февраль и так далее, до 31 декабря, соответствующего
будущему декабрю.
-- Неужели правда?
-- Это легенда. Легенда о двенадцати пророческих днях. Мне бы хотелось,
чтобы мы с тобой в это сыграли. То есть, скорее ты. Начиная с сегодняшнего
дня, ты будешь наблюдать за каждым днем, представив себе, что один день идет
за десять лет.
-- За десять лет?
-- Да. Один день -- десять лет.
-- Значит, через двенадцать дней мне будет сто тридцать лет!
-- Да. Представляешь?
Розовая мама поцеловала меня -- она вошла во вкус этого дела, я
чувствую -- потом она ушла.
Так вот, Господи, я родился сегодня утром и не сразу это осознал. Яснее
стало к полудню: в пятилетнем возрасте сознания прибавилось, но только вести
не были благими. Сегодня вечером мне десять лет, разумный возраст. Пользуюсь
этим, чтобы попросить одну вещь: когда у тебя будут для меня новости, как
сегодня в полдень, сообщи их как-нибудь помягче, не так прямолинейно.
Спасибо.
До завтра, целую, Оскар
Р.S. Хочу попросить еще одну штуку. Знаю, что имею право только на одно
желание в день, но предыдущее мое желание было скорее не желанием, а просто
советом.
Я бы согласился на короткий визит. Мысленный. По-моему, это здорово.
Очень хочу, чтобы ты его нанес. У меня рабочие часы с восьми утра до девяти
вечера. В остальное время я сплю. Иногда случается вздремнуть и днем --
из-за лечения. Но если даже я буду спать, смело буди меня. Глупо было бы
пропустить встречу из-за какой-то минуты несовпадения. Ты согласен?

Дорогой Бог,
сегодня время моего отрочества, и все не так гладко. Вот так штука! У
меня большие сложности -- с приятелями, с родителями -- и все из-за девочек.
Я рад, что вечером, когда мне стукнет двадцать, я смогу вздохнуть с
облегчением, потому что худшее будет позади. За половую зрелость -- спасибо!
Но и покончим с этим.
Прежде всего, обращаю твое внимание, Господи, на то, что ты не явился.
Я сегодня почти не спал из-за этих самых проблем с половым созреванием и,
следовательно, никак не мог тебя пропустить. И потом, еще раз повторяю: если
я и вздремну, буди меня. Когда я проснулся, Розовая мама была уже здесь. За
завтраком она рассказывала мне о поединке с Королевской титькой, кетчисткой
из Бельгии, которая пожирала по три килограмма сырого мяса в день, запивая
его целой бочкой пива. Вроде бы вся сила Королевской титьки крылась в ее
дыхании, смрадном по причине забродившего от пива сырого мяса: стоило ей
только дыхнуть, и противник самоходом отправлялся в партер. Чтобы ее
одолеть, Розовой маме пришлось выработать новую тактику: надеть пропитанную
лавандой шлем-маску и назваться Палачом из Карпантра. Как она всегда
говорит, кетч требует не только развитых мускулов, но и хороших мозгов.
-- Кто тебе нравится, Оскар?
-- Здесь, в больнице?
--Да.
-- Копченое сало, Эйнштейн, Попкорн.
-- А из девочек?
Этот вопрос меня озадачил. Мне не хотелось на него отвечать. Но Розовая
мама ждала ответа, а с кетчисткой международного класса долго придуриваться
не дело.
-- Пегги Блю.
Пегги Блю -- это голубая девочка. Она живет в предпоследней комнате по
коридору. Она очень славно улыбается, но почти ничего не говорит. Будто фея
на минуточку залетела в больницу. У нее какая-то сложная болезнь, проблемы с
кровью, которая не доходит до легких, и в результате кожа приобретает
голубоватый оттенок. Она ждет операции, чтобы кожа снова стала розовой. А
мне-то кажется, что в голубом цвете она такая красивая, эта Пегги Блю.
Вокруг нее словно облако света и тишины. Подходишь к ней -- как в церковь
входишь.
-- Ты сказал ей об этом?
-- Я не такой дурак, чтобы ни с того ни с сего вдруг ляпнуть: "Пегги
Блю, ты мне нравишься".
-- А почему бы и нет?
-- Я не уверен даже, знает ли она о моем существовании.
-- Это тоже повод.
-- Вы видели, какая у меня голова? Если бы она любила инопланетян, --
другое дело, но не думаю.
-- А мне ты кажешься очень красивым, Оскар. Этим Розовая мама чуть-чуть
притормозила наш разговор. Такие вещи приятно слышать, они тешат самолюбие,
но непонятно, что на это можно ответить.
-- Я не собираюсь соблазнять ее своей внешностью.
-- А что ты к ней чувствуешь?
-- Мне хочется защитить ее от призраков.
-- Что? Здесь водятся призраки?
-- Да. Каждую ночь. Уж и не знаю зачем, но они нас будят. Щиплются, и
это больно. Их не видно, и это страшно. А потом трудно снова заснуть.
-- А у тебя эти призраки часто бывают?
-- Нет, у меня сон крепкий. Но Пегги Блю - я слышу, как она кричит по
ночам. Мне бы хотелось ее защитить.
-- Скажи ей об этом.
-- В общем-то, я вряд ли смог бы ее защитить, потому что ночью мы не
должны выходить из своих комнат. Такие тут правила.
-- Разве призракам правила известны? Нет. Конечно же, нет. Так схитри:
если они услышат, как ты говоришь Пегги Блю, что будешь охранять ее от них,
они не осмелятся больше сюда явиться.
-- Но я… но я…
-- Тебе сколько лет, Оскар?
-- Уж и не знаю. Который час?
-- Десять часов. Тебе скоро пятнадцать. Не кажется ли тебе, что пора бы
стать смелее в своих чувствах? В половине одиннадцатого я решился и дошел до
комнаты, дверь которой была открыта.
-- Пегги, привет, это Оскар.
Она лежала на своей кровати и была похожа на Белоснежку в ожидании
принца, когда все эти мерзкие гномы считают ее мертвой, на Белоснежку, как
на фотографиях снега, когда снег кажется не белым, а голубым. Она
повернулась ко мне, и я спросил себя, принимает она меня за принца или за
одного из гномов. Сам-то я склонился бы к гному по причине моего лысого
черепа, но она ничего не сказала, и именно это было замечательно в Пегги
Блю: они никогда ничего не говорила, и все сохраняло таинственность.
-- Я пришел тебе сказать, что, начиная с сегодняшнего вечера и во все
следующие вечера, я, если ты захочешь, буду стоять на страже у твоей двери,
чтобы защитить тебя от призраков. Она взглянула на меня, и ресницы ее
дрогнули. Было впечатление, как при замедленной съемке, что воздух сделался
более воздушным, а молчание более молчаливым, что я двигаюсь в воде, и что
все меняется, когда приближаешься к ее постели, озаренной светом, идущим
неизвестно откуда.
-- Постой, постой, Лысый: Пегги буду охранять я! В проеме двери
появился Попкорн, вернее, он заполнил собой проем двери. Я вздрогнул.
Конечно, его охрана будет надежнее: ни одному призраку в дверь уже не
протиснуться. Попкорн подмигнул Пегги.
-- Эй, Пегги! Мы ведь с тобой друзья, правда? Пегги смотрела в потолок.
Попкорн принял это за знак согласия и вытолкнул меня из комнаты.
-- Если тебе нужна девочка, возьми Сандрину. Тут охота запрещена.
-- По какому праву?
-- По праву первенства: я пришел раньше. Если ты недоволен, будем
драться.
-- В результате я очень доволен.
Я немного устал и пошел посидеть в зале для игр. Сандрина оказалась как
раз там. Как и у меня, у нее -- лейкемия, но ей лечение как будто помогает.
Ее прозвали Китаянкой из-за черного парика с блестящими прямыми волосами и
челкой. Она смотрит на меня и раздувает шар из жевательной резинки.
-- Можешь меня поцеловать, если хочешь.
-- Зачем? Мало тебе жвачки?
-- Тупица, ты, небось, и не умеешь. Спорим, что ни разу не пробовал.
-- Ну, ты меня рассмешила. В пятнадцать лет ни разу не пробовать!
Ошибаешься, смею тебя уверить.
-- Тебе пятнадцать лет? - удивилась она. Я сверился с часами.
-- Да, уже исполнилось.
-- Я всегда мечтала, чтобы меня поцеловал взрослый, пятнадцатилетний
мальчик.
-- Конечно, заманчиво, -- отвечаю я. И тут она делает немыслимую
гримасу, вытянув губы вперед (представляете присоску, расплющенную на
стекле?), и я понимаю, что она ждет поцелуя. Обернувшись, я увидел, что все
мои приятели за нами наблюдают. Все пути к отступлению отрезаны. Надо быть
мужчиной. Час пробил. Я подхожу и целую ее. Она цепляется за меня руками, я
никак не могу вырваться, рот совершенно мокрый, и вдруг, без всякого
предупреждения она влепила мне свою жвачку. От неожиданности проглатываю ее
целиком. Я в ярости. Как раз в этот момент кто-то похлопал меня по спине.
Беда никогда не приходит одна: родители. Было воскресенье, я совсем забыл!
-- Познакомишь нас со своей подружкой, Оскар?
-- Она мне не подружка.
-- Но все же ты можешь нам ее представить?
-- Сандрина. Мои родители. Сандрина.
-- Очень рада с вами познакомиться, говорит Китаянка медоточивым
голосом. Я бы мог ее удавить.
-- Хочешь, чтобы Сандрина пошла с нами к тебе в комнату?
-- Нет, Сандрина останется здесь. Вернувшись к себе в комнату, я понял,
что устал, и немного вздремнул. Все равно мне не хотелось с ними
разговаривать. Когда проснулся, они, конечно, стали дарить мне подарки. С
тех пор, как я в больнице, родителям беседы со мною -- в тягость, поэтому
они приносят мне подарки, и все послеобеденное загубленное время уходит на
чтение правил игры и способов употребления. Отец мой неутомим в чтении
всякого рода пояснений: даже если они написаны по-турецки или по-японски,
его не смутишь, он обращается к схемам и чертежам. Он чемпион мира по
испорченным воскресеньям. Сегодня он принес проигрыватель. И тут, даже если
бы мне этого и хотелось, я не смог ничего возразить.
-- Вы вчера не приходили?
-- Вчера? С чего ты взял? Мы можем только в воскресенье. Почему ты
спрашиваешь?
-- Вашу машину видели на стоянке.
-- На свете не один красный джип. Одинаковых машин много.
-- Ну да! Как не родные. Какая жалость! И тут я их сделал. Взял
проигрыватель и прямо при них два раза подряд прослушал пластинку
" Щелкунчика" целиком. Два часа они не смогли промолвить ни слова. Так им и
надо.
-- Тебе нравится?
-- Еще бы! Так и клонит в сон.
Они поняли, что пора уходить. Они явно были не в своей тарелке. Никак
не могли решиться. Я чувствовал, что они что-то хотят сказать, но у них не
получается. Мне нравилось наблюдать, как они мучаются, они тоже.
Потом моя мать бросилась ко мне, с силой прижала меня к себе, слишком
сильно, и произнесла безумным голосом:
-- Оскар, маленький мой, я тебя люблю, я так сильно тебя люблю.
Мне хотелось вырваться, но в последний момент я решил не
сопротивляться, вспомнил прежние времена, когда ласки были простыми и
нежными, и она говорила, что любит меня, без этой тоски в голосе. После
этого мне нужно было немного поспать. Розовая мама -- чемпион побудки. Она
всегда на линии ожидания как раз в тот момент, когда я открываю глаза. И
всегда улыбается.
-- Ну, что твои родители?
-- Ничего, как обычно. Впрочем, они подарили мне "Щелкунчика".
-- "Щелкунчика"? Любопытно. У меня была подружка, которую так прозвали.
Супер-чемпионка. Она ломала шеи своим противникам, зажимая их между ляжками.
А Пегги Блю, ты был у нее?
-- Не надо больше об этом. Она обручена с Попкорном.
-- Она сама тебе сказала?
-- Нет, он сказал.
-- Вранье!
-- Не думаю. Уверен, что он ей нравится больше, чем я. Он сильнее,
внушает доверие.
-- Вранье, говорю я тебе! Я на ринге выглядела, как мышка, а побеждала
кетчисток, похожих на китов или гиппопотамов. Взять хотя бы Плюм Пуддинг,
ирландку, сто пятьдесят кило натощак и в трусиках, еще до ее рекорда
Гиннеса. У нее предплечье было с мое бедро, бицепсы -- как окорока, ноги --
руками не обхватишь. Никакой талии, ухватить совершенно не за что.
Непобедимая!
-- Как же вам удалось?
-- Если не за что ухватиться, значит, оно круглое и катится. Я
заставила ее побегать, чтобы она выбилась из сил, потом

bostonlady :

И чтобы не случилось, помни:«не привязываться»!
По рукам себя бей, после водки не звони никому.
Пропадай чаще - не в сети, телефон абонента выключен.
Ты просто поймешь потом: когда дышать уже без него не сможешь,
когда номер наизусть выбьешь на коже,
когда стопки писем неотправленных за шкафом,
когда руки – холод, когда сердце бешеным ритмом.
когда соль – только по щекам глаза разъест,
когда чужие руки – ожогами по коже до сердца,
когда глаза его в толпе выхватишь и задохнешься.
но будет поздно!
А пока, чтобы не случилось, не привязывайся…
(с)

Опять холодно тьма затянула зима До дна промёрзли отношения лежу без движения Чего-то жду находясь между сном и явью Тебя забыть вряд ли себя заставлю Расставить бы на места быстро Узнать какое слово одно из ста стало грома разрядом Сказала бы Тебя нет рядом И не вернуть ведь его даже Вуду обрядом Редко приходилось мне называть тебя детка Ведь это бред какой но слово бьет метко Взял на заметку да только поздно И снова морозным светом в небе звёздном Неужели глупость может изменить погоду в душе Но годы, боже, такого быть не может Обиды строятся без вида весна придёт И вместе с теплом добрые чувства нам вернёт Придёт весна и мы раскроем окна Айда на встречу друг другу Придёт весна и яркое солнце Растопит лёд старых обид глупых Придёт весна и мы раскроем окна Айда на встречу друг другу Придёт весна и яркое солнце Растопит лёд старых обид глупых Меня скрывают струны ивы Едва почуяв затяжные грозы И кто-то будит поспрошать перевирая Босха Жить просто так просто так просто Жди меня я в сердце храню весну Как первый вдох чувствует запах лета Небо дай напиться моей земле Тленным покой ждущим ответа Приснись в образе музы Как прокажённым снится голубое небо Как тает лёд на Неве Снимая белые блузы пуская муть по венам Живя закатами алыми ты сохрани те мгновения Всем тем кто танцует в темноте Всем тем кто видел слёзы города Ленина Придёт весна и мы откроем окна Айда на встречу друг другу Придёт весна и яркое солнце Растопит лёд старых обид глупых Придёт весна и мы откроем окна Айда на встречу друг другу Придёт весна и я не знаю Что будут шептать на ухо мне её губы Обещаю всё дурное забыть как сон Приговоров истёк срок -это в прошлом Давай не вспоминать вчерашних обид Друг мой да что нам стоит поговорить Кричим как дети - Ты первый начал!!! Мы просто разные признай это Мы с тобой снова увязли этом споре Брачо Кольнуть побольней ещё сильней дать сдачи Друг другу не враги как SOUL и REGGY По реке по Неве под облаками Вечерком с ветерком с пивком в руке Вдвоём мы будим строить планы на день Не унываем подумаешь с кем не бывает Уйдёт печаль обиды нагоним прочь Весна придет и корабли отчалят Как уплывают тени туда где ночь… Придёт весна и мы откроем окна Айда на встречу друг другу Придёт весна и яркое солнце Растопит лёд старых обид глупых Придёт весна и мы откроем окна Айда на встречу друг другу Придёт весна и я не знаю Что будут шептать на ухо мне её губы

положа руку на сердце, торжественно клянусь!

больше никогда не болтать больше, чем требуется, не рассказывать всякие сплетни, не трепаться направо и налево о своей личной жизни, никого не оскорблять и не лошить.

главное говорить, что у тебя все хорошо и очень искренне улыбаться

:)

*У неё была душа маленькой, наивной, глупой и беззаботной девочки….Она игралась с людьми..А они её не понимали… На лице улыбка, а глаза - глупые и в них смешинка…она верила каждому…а её обманывали…её обвинили в том чем она не виновата…на её глазах впервые появились холодные слезы…Она стала другой..взрослой..нет не взрослой..просто другой….Её не узнавали…Она перестала верить людям..перестала смеяться…но и не плакала..Стала жестокой…причиняла боль. людям которыми дорожила в прошлой жизни…Она нечего не боялась… Она превратилась в хулиганку…нет - хулигана… грубая и сильная она шла на пробой…Никто не мог растопить её сердце…и не вряд ли сможет..но она все же верит..нет не верила…ждала и надеялась, что произойдет чудо и она снова будет маленькой девочкой…но в тоже время не верила в чудеса…*

А она научилась молчать о том, что у неё в душе, потому что это никого не волнует.
Может, конечно, это и самая большая ошибка в её жизни.
Но она научилась.

Блин, надоело… Опять случайно нашла твои фотографии на этот раз у себя в ноутбуке. Надо удалить все фотки… но я не могу… я с трудом удалила тебя из друзей…

Больше всего меня бесит мысли о том, что я до сих пор тебя люблю… Я никого кроме тебя в своей жизни еще не любила. я понимаю что если мне скажут идти за тобой, я пойду и без разницы куда… просто пойду. Ну почему нельзя просто взять и забыть тебя?

Вот черт слезы! Дыши ровно… улыбайся… дыши… никто не знает… успокойся… дыши… улыбайся…

Весна, весна… ммм… скоро май))) 9 Мая.

Потянуло меня на военную тематику чего-то. Все с этой открытки началось… шикарная открытка получилась. хотя вряд ли на конкурсе оценят.

Хочу на холсте картину зафигачить. Чтобы прям офигеть и ахать. Чтобы правдопободно. Чтобы за душу брало.

Ах, мечты, мечты…

девочки в стиле в_контакте. улыбаются смайликами, фотошопят фотки, добавляют в друзья малознакомых людей.

девочки в стиле он_лайн. договариваются о встрече на стенках, меняют авы и пишут лесть в комментариях.

девочки в стиле я_одна_такая. вас миллионы, и вы есть друг у друга в друзьях, хоть и ненавидите друг друга., слизываете стили, покупаете одинаковые шмотки и ставите "пиздатые" статусы.

девочки в стиле интернет. это модно. не забудьте собрать помидоры.

девочки в стиле винтажные_фото. они одинаковы до рвотных позывов.

девочки в стиле невинных_улыбок. не забывайте о контрацепции, когда пошире раздвигаете ноги в очередном пьяном угаре.

это очень плохо, когда человек, которого ты любишь тебя разлюбил.
но ещё хуже, когда человек, которого ты любишь - охуел.

бескомпромиссность. Ясное ощущение, что такое добро и что такое зло. Мы перестаем различать это. Нам уже неведомо, что значит чувствовать себя виноватым. Коммунисты отговариваются тем, что их обманул Сталин. Убийца оправдывается тем, что его не любила мать и что он подвержен фрустрации. А ты вдруг взял и сказал: не существует никакого оправдания. Никто не был в глубине души своей более невинен, чем Эдип. И все-таки он сам себя наказал, когда увидел, что совершил.

Пусть считают, что сексом можно заниматься только на третьем свидании те, кто ни разу не встретил мужчину, с которым забываешь о приличиях.

(с)

будто крови больше нет в венах.
пальцы холодные. как у мертвеца.
толи батареи не греют. толи сердце отчего-то сжалось и почти не бьётся.
и вдоль позвоночника мурашки. не по рукам, не по спене. а именно вдоль позвоночника.
и снится мне теперь вместо лета и океана будут вентовые лестницы в никуда.
отчего-то даже спать перехотелось и в животе вместо бабочек - улье.
жалят и жалят.
и с утра меня ждут судороги в ногах. и в ближайшие дня два этого не избежать.
кальция не хватает. кальция и чего-то ещё.
и теплятся всё же ещё чувства. и не дают мне замёрзнуть. сдаться.
и я берегу это тепло. руками от ветра закрываю.
и глаза какие-то тусклые. толи спать хочу. толи пелена.
не блестят больше. даже от слёз.
можете порадоваться, ненавистники, мне было сегодня хуёво.
но я продолжаю молиться. не отпущу. не покину. люблю.
только согрей мои руки скорее, прошу..

наверное, я схожу с ума.
требую невозможного.
и взрываюсь по пустякам.
…и пока голову об стену не расшибу.

Она любила людей и панически боялась одиночества. Она любила громкую музыку и тишину, такую в которой не слышно даже часов. Она любила шоколадное печенье и отказывала себе в нем. Она любила кошек и была на них похожей. Она всегда улыбалась и никогда не показывала что ей плохо. Она безумно любила привлекать внимания любимых ей людей и боялась остаться без их внимания. Она любила низкую обувь но практически всегда ходила на каблуках. Она часами разговаривала по телефону через минуту не вспомнив о чем. Она часто устраивала себе вечера ностальгии, пересматривая горы старых фотографий за чашкой травяного чая. Она всегда искала в себе кучу недостатков и упорно боролась с ними. Она была влюблена в ночной город и фонтаны. Она любила иногда казаться странной. Она ненавидела общественный транспорт и часто ходила пешком. Она любила когда комнату наполняет запах сигаретного дыма перемешанного с его парфюмом. Она любила его. Она любила, когда он был груб с ней хоть и часто на это обижалась. Она любила молчать с ним на одну тему под его любимую музыку. Она полюбила его друзей и его музыку. Она любила наблюдать за ним и слушать его очередной пьяный бред. Она любила его сигареты. Она любила его, а он ее нет.
И все осталось в принципе на своих местах. Она живет со своими странностями. Со своими «люблю» и «ненавижу». Только одно она смогла побороть в себе. Она больше не любит его. Она любит себя…
И теперь она не верит шикарным цветам, стихам и «искренним» словам в свой адрес. Она стала еще больше молчать и еще больше быть похожей на кошку… она стала сама по себе… и ей это нравится… но где то глубоко, в ее душе, теплится вера в настоящую любовь…

Я и в самом деле такая, какой кажусь.
Не надо искать во мне те положительные моменты, которых не видно.
Я сама всё покажу.
Если сочту нужным.

(с)

Маленькая девочка, в розовой накидке,
ты еще не сделала ни одной ошибки!
ты еще не знаешь, кто такие трусы.
ты еще не знаешь, как вкусны арбузы.
почему счастливой, утром мама встала.
что она, на ушко папе прошептала.
что он ей ответил и она зарделась.
почему обнять ей папу захотелось.
ты еще не знаешь, подлость, что такое.
ты еще не знаешь, что бывает горе.
прочитать не можешь на заборе надпись.
ты еще не знаешь, что такое наглость.
ты еще не знаешь, что Любовь бывает.
что, однажды сердце к звездам улетает!
как она прекрасна, сладость поцелуя.
как страдают люди, мучаясь, ревнуя.
ты еще не знаешь, что бывают кражи.
что белеют люди, черные, как сажа.
что друзья бывают "и в огонь, и в воду".
что, когда нам плохо, мы взываем к Богу.
как бывает трудно следовать советам.
что бывают тайны, сплетни и приметы…
ты проснулась утром, на губах улыбка!

я хочу быть девочкой, в розовой накидке.

Каждый день, каждый час ты будешь себя уверять, что твое сопротивление непреодолимо, ты будешь следить за своими манерами, за каждым своим словечком, однако желание его присутствия окажется сильнее наркотика. Так что не обманывай себя, это все, о чем я прошу. Он поселился у тебя в голове и ты заболеешь неизлечимым абстинентным синдромом. Не поможет ни разум, ни время - время вообще превратится в худшего твоего врага, потому что минута без него, превратиться в вечность.

и хочется найти такого человека, который будет выслушивать все мои бредни, показывая недоумении, а я буду сидеть, и рассказывать, рассказывать, а потом когда устану, попрошу продолжить мою банальную историю, и услышу всё точно так же, как было.

очень хочется.такой человек как дневник, записываешь, записываешь, а потом устаёшь, перечитываешь, и тебе прияходят хорошие мысли и идеи.

ведь правда хочется?

>, Так трудно контролировать свои эмоции…кошмар!Серёжа и вправду превратил меня в маленькую капризную девчонку.Всё внимание должно быть исключительно обращено ко мне, все цветы и плюшевые медведи тоже мне и вообще всё всё только для меня.

Плюс ко всему я невозможная собственница.Да, да, да мать его >_< Я ревную своих друзей и молодого человека, а иногда даже и собачку свою.Это всё портит жизнь не тем людям кого я ревную, а мне самой. Я столько нервов трачу что просто жуть.Да я знаю где-то там, в глубине души, что я дорога каждому из Вас, но я хочу это видеть, слышать и ощущать…

Я вообще не понимаю, как можно страдать от времяпрепровождения в одиночестве? Лично я мечтаю остаться одна хотя бы на денек.

И еще. Сегодня мама в разговоре сказала, что видела мою школьную подругу. На вопрос где, мама коротко ответила: "Да на том перекрестке, ну вы его еще по дороге из школы переходили". И у меня что-то екнуло. Я скучаю по школе. Там было хорошо.

Все, кто учится в школе, цените школьное время!

еле проснулась сегодня в 07:35, скорей на учебу….

рядовой график до 14, бегом домой.. быстро поела и полежала отдохнула 30 минут. и на курсы…

единственная радость - наконец-то увидились с Аней, посидели в кафе поболтали обо всём, жаль стали редко видеться, очень люблю её. и вот только сейчас есть время спокойно без суматохи сесть послушать любимую музыку и релакс.

2 кусочка пиццы = неделя без лифта на 5 этаж.

- Он был тебе важен?

- Да.

- А ты ему?

- Нет, конечно, - мужская любовь - вода, и в ней не отыщешь стержня.

- Он был для тебя..?

-…никем!

- Ты думаешь так?

- Хотела б! уйти от него совсем, быть лишней мне надоело.

- Он был с тобой?

- Пару лет.

- А ты с ним?

- Все эти годы ждала лишь один ответ у моря любви - погоды.

- Он был твоим..?

- Палачом!

- А ты?

- Его Ангел-Хранитель - всегда за его плечом - заботливый и невидный.

- Он был:

- Почему же? - Есть!

- А ты?

- Я - почти исчезла. Устала считать за честь возможность свалиться в бездну.(с)

Девяносто процентов людей, с которыми встречаюсь, мне отвратительны.
И я бы платил им свое бабло, лишь бы никогда и не где с ними не встречаться..

kalina8898 :

Порой защищая свою любовь, мы не замечаем как она медленно уходит из нашего сердца…Как любимый человек перестаёт уделять внимание, ты больше не ощущаешь его тепло, нежность, его ласковые поцелуи, его аромат смешанный с запахом сигарет….Он уходит….ни говоря ни слова в след…
И ты уже должна понять, что всё…его не вернуть, ведь он сам того не желает…Но сердце тебе говорит другое и ты всё же веришь, ждешь, надеешься….Проходит время, ты вспоминаешь все моменты связанные с ним, в сердце боль, душа кричит " постой, вернись ко мне, ведь я люблю тебя…"… Но нет….Винишь себя во всем…пытаешься забыть, убить все чувства на совсем…Но нет…снова сердце говорит жди, надейся и ЛЮБИ….

…Ну а я мазохистка…я люблю вспоминать наше прошлое…
…Я курить стала меньше…наверно морально устала…
А я выросла…стала наивней…и даже хорошая…
И даже хорошая…это ложь никогда не спасала…

Я вены вскрывала…и пилА до потери сознания….
Все загоны под вечер…, когда остовалась одна…
Я же выросла…из грани того понимания…
Ну поздравь….за себя я сегодня ВЫПЬЮ ДО ДНА…

Неужели всё это стоило нервов и времени?
Очень жаль, что я завтра думать буду иначе…
Завтра снова скажу…что наверно люблю его…
А от выводов этих наверное снова заплачу….

Я наверно сломаюсь….если милый об этом попросит…
Я себя ни во что…а его в короли записала…
Ну когда меня жизнь, такую больную научит???
Чтоб чуть что…я болезненно так не страдала..

© Его истерика.=)

Дверью - хлоп… замок - повернут… кран - включен… наушники - в уши… и вперед. Внутрь себя. В эти бесконечные коридоры неограниченного сознания.

Конечно, я принцесса…
То, что я вчера нажралась в говно и пачку сигарет скурила…это просто мои маленькие принцесскины капризы… (с)

на перекрёстке передо мной проехала розовая "TT"..Вокруг грязь, а машина как в оболочке, чистейшая. За рулём была девушка, похожая на Натали Келли. Настроение +50 стало

duchess13 :

smthnotclear :

Думаю, летом я буду смотреть всякие молодёжные сериалы. И не только молодёжные. И часто ходить в кино. И гулять по утрам (!) (если, конечно, найдутся такие герои) с фотоаппаратом. И читать буду много. Даа..

Чувства никогда не понять, они всегда приводят в замешательство. Они водят тебя по кругу до тех пор, пока не бросят точно там, где ты была с самого начала.

"весна. Даша наконец признала что запала на Диму. Настя влюбилась в восьмерых парней одновременно. весна."

таааакой беспорядок -везде, везде, ВЕЗДЕ!

разбираться мне со своей головой сразу, залпом - опасно. так что пока лучше перебрать фотографии, убраться в комнате, разобраться в делах. тем более, что давно пора.

разложить все по полочках. хотя, знаешь, у меня редко, почти никогда, это не получается - полочки у меня, очевидно, ветхие.

в субботу пьянка намечается в честь др друга. моя кутежисткая сторона тихо радуется - как это, напиться и забыться, да? :) а вообще у меня после и перед попойками всегда гадкое чувство. особенно перед.

Порой защищая свою любовь, мы не замечаем как она медленно уходит из нашего сердца…Как любимый человек перестаёт уделять внимание, ты больше не ощущаешь его тепло, нежность, его ласковые поцелуи, его аромат смешанный с запахом сигарет….Он уходит….ни говоря ни слова в след…
И ты уже должна понять, что всё…его не вернуть, ведь он сам того не желает…Но сердце тебе говорит другое и ты всё же веришь, ждешь, надеешься….Проходит время, ты вспоминаешь все моменты связанные с ним, в сердце боль, душа кричит " постой, вернись ко мне, ведь я люблю тебя…"… Но нет….Винишь себя во всем…пытаешься забыть, убить все чувства на совсем…Но нет…снова сердце говорит жди, надейся и ЛЮБИ….

Весной дождь пахнет надеждой. В нем нет необратимости потерь, как в осадках других времен года. За весенним дождем не хочется наблюдать со стороны, погрузившись в атмосферу домашнего уюта. Под ним хочется жить, любить, надеяться. Считать капли, сбиваясь со счета, ловить их языком, запоминая вкус свежести новой поры. Весенний дождь похож на мятный коктейль с кубиками льда. Коктейль из весны, так напоминающий лето…

в последнее время мои друзья в контакте стали присылать мне на стену песни с названиями "Серёжа" или "Сергей". хм.

что это за намёки?!

—Видите…вон там, где кончается вода…где она набегает на берег и останавливается, -видите, видите эту точку: вода задерживается на какой-то миг, смотрите, вот сейчас вот-вот..коротенький миг-и отступает, если бы остановить этот миг…когда останавливается и вода, как раз в этой точке, на самом изгибе…Вот что я изучаю. То, где останавливается вода.
-А что, собственно, тут изучать?
-Ну, в общем, это такая переломная точка…Обычно её не замечают, но если призадуматься, там происходит нечто невероятное, нечто…невероятное.
-В самом деле?
Барльтбум подступил к даме. Можно было подумать, что профессор собирается выдать ей самый большой секрет, когда он выдал:
-Там кончается море.
(с) Алессандро Барикко. Море-океан

давай, моя Полина.

не задавай вопросов.ты все знаешь.включай White Apple Tree- Snowflakes и читай его вслух.


я по крупицам собираю тебя с дневника,
я по нотам ловлю, раскрываю тебя.
мне тебя не хватает,
но молчу как всегда.
ты моя, я твоя, это наша земля.
мы с тобой, как две сферы пяти атмосфер.
если хочешь, я море,
кислород ты, во мне.
никогда ни за что никого не люблю.
но ты просто волшебница, я же живу!
мы не так часто пишем друг другу, а жаль.
но я слышу, когда у тебя в голове ураган.
я лишь шумное море, передать не могу
как я сильно, жестоко и просто люблю.
ты представить не можешь,
как я часто хочу
оказаться там, рядом, разреветься.
люблю. ©

а ты так легко можешь выворачивать наизнанку.

ты почти единственная, кто может и кому можно водит пальцем по моих венах. ты моя дорогая.

уже завтра.

Отношения - это что? Это когда он звонит тебе, если ты задерживаешься в кафе с подругой, а ты не слышишь звонка, и по возвращении получаешь маленькую семейную сцену, потому что ему важно знать, где и с кем ты была.Это когда ему в контакте пишет какая-то баба, и ты ревниво интересуешься: кто это, вместо того, чтобы демонстративно отвернуться от монитора, потому что ну могут же у него быть просто знакомые девушки, а вообще это не твое дело, и если бы он спросил - кто пишет, ты бы тоже не сказала. Это когда ты можешь придти домой и расплакаться, потому что тебя все заебало, а он будет обнимать и говорить - моя маленькая, и ты действительно почувствуешь себя маленькой девочкой, и зажмешь его палец в кулачок, и будешь реветь дальше, но не потому, что все так плохо, а потому, что тебе нравится, как он тебя утешает. Это когда он сам приезжает за тобой на другой конец города вместо "вызови себе такси, я заплачу". Это когда он храпит ночью, а ты больно пихаешь его в бок локтем. Это когда ты красишь ногти на ногах, а он кричит, что лак воняет, и как можно собираться два с половиной часа, а сам все еще в трусах. Это когда ты в субботу специально встаешь на десять минут пораньше, чтобы успеть сварить кофе, пока он еще не проснулся. Это когда он приходит из магазина и говорит - "посмотри, я купил тебе твой любимый йогурт", и его обязательно нужно похвалить. Это когда он играет в фифа 2009, а ты садишься рядом и спрашиваешь: "а твои какие - красненькие или синенькие? а что бывает, если угловой? а что я такого сказала?" это когда ты идешь в душ, а он рядом чистит зубы и щиплет тебя за попу через занавеску. это когда ты спрашиваешь - а почему? а он отвечает - потому, что я так сказал, и ты затыкаешься, потому что он мужчина и ему виднее.

Я с удовольствием перечитываю Пушкина, взахлеб Паланика, плачу над "Одиночеством в сети" Вишневского, и с интересом читаю автобиографию Энди Уорхола. На книжной полке пылится уже перечитанный вдоль и поперек Бегбедер и любимые книги Вербера, Маркеса и Коэльо.
В моем i-pod'e все, от Тимати до Placebo, от Бумбокса до Бритни Спирс. Рядом с Кастой, KREC'ом и Гуфом там звучат песни Стинга, Nickelback и ранних Backstreet boys. Я засыпаю под русский рэп, просыпаюсь под клубные миксы со всего мира, и на протяжении всего дня слушаю песни дорогих мне людей.
Я могу 24 часа в сутки смотреть fashion tv и ненавижу, когда мне мешают во время футбольных матчей. Я мечтаю пить вино где-нибудь в Париже, до потери пульса хочу в Манчестер и обожаю Москву. Я в немом восторге от гениального кино, и истеричнее всех смеюсь над банальными комедиями.
Я готова перемерить сотни пар кроссовок, но я продам душу за новые туфли на шпильке. Мне безумно нравятся вечерние платья, но я не могу удержаться, если вижу еще одни джинсы.
Я рисую в любимом блокноте, хотя не умею рисовать. Пишу стихи, хотя не обладаю талантом. Воображаю себя фотографом только потому, что купила первую в своей жизни зеркалку. Я ни разу не сварила нормальные макароны, но постоянно порываюсь испечь печенье, или кекс.
В моем черном списке "люди, которые пиздят много и не по делу", но если я начинаю говорить - меня уже не заткнуть.
Если меня намеренно злят - я остаюсь спокойна, но одно случайное слово может довести меня до истерики. Слишком громко захлопнутая дверь - и я могу разрыдаться, разораться, собрать вещи и уйти из дома. Истеричка, что тут скажешь.
Иногда я не вижу грань между самоуверенностью и наглостью. Иногда со мной трудно.
Но больше всего я боюсь быть такой же, как все. Боюсь слиться в этой серой толпой, боюсь быть похожей на них.

(с)

мне так хочется иногда
просто
послать всех
всехвсехвсех
отключить\сломать\выкинуть телефон
лечь на пол
в позе звезды
включить какой нибудь
трек на повтор и лежатьлежатьлежать
и чтобы наверное,
потом когда отойдешь
мне позвонили в дверь
и просто
вот так вот одной фразой
или жестом
спасли меня.

(с)

философия жизни проста
любовь живет столько сколько ей предназначенно судьбой.
нельзя полюбить по-настоящему навсегда не пройдя глубокое разочарование в чем то в ком то
не суть
главное почувствовать этот страх
отчаение
как только ты переборол и прочувствовался этим состоянием тела, души
на твой взгляд ужасным
больным
ведь люди очень категорично относятся к какаим либо трагедиям
но они не думают что это все во благо
они учатся
проблема в том что до сих пор мы не поняли
что
совершать ошибки не страшно
не совершать ошибки это значит не учиться
и не получать так важный для нас опыт
мы выбираем просто легкий выход из ситуации
ничего не ощущать
просто закрыться и жить в этом своем идеальном мире
где все должно быть так как сказанно
и искать этот идеал
но важно осознать
от нас требуется лишь научиться справляться.
и вот когда ты ощутил
ты по праву
готов
обрести это блаженное состояние любви

именно для этого люди живут
именно для этого стоит жить
проходить неприятности
ощущать себя самым ничтожным человеком на свете
порой отдать жизнь
чтобы потом после всех этих страданий
получить награду
любовь.
она стоит того.

Знаете, я уже жду когда, каждая девука в своём блоге будет писать, о том как она счастлива…

а я мечтаю однажды написать одно лишь слово "Да!" и забросить все блоги!
И знаете, что это будет означать?!….ха…всего навсего *Я погрязла в подготовке к свадьбе*

ха-ха-ха=)
Мечты-мечты

Мой мальчик, женщины не бывают гениями. Они—декоративный пол. Им нечего сказать миру, но они говорят—и говорят премилою женщина—это воплощение торжествующей над духом материи, мужчина же олицетворяет собой торжество мысли над моралью.

Я не скажу тебе, что значит дружба, Я подарю тебе и время и тепло -
Всё то, что, может быть, тебе сильнее нужно,
Чем бесконечность повседневных слов.
Отдам тебе я силы и старание,
Откликнусь и приду к тебе, когда
Вдруг одиночество и чуда ожидание
Опустят настроение до дна.
Я помогу, когда вдруг станет сложно,
Попробую понять твой необычный мир
И свет в моём окне всегда зажжётся
На фоне остальных, тебе чужих квартир.
Я не скажу тебе, что значит дружба…
Мне кажется, слова излишни тут,
Ты лишь спроси меня о том, что тебе нужно,
И я приду, когда другие не придут.
(c)

Знаешь есть такая пословица - хорошо там где нас нет?
Вот хуйня это, а не пословица !
Хорошо там где нас нет.. а где мы есть, да там воще АХУЕНННОООО !!

узелками узлами связываю
оставляю на память дыру язвенную
и на двадцать лет приговариваю
к риску душевной аварии
к женщинам февралям фотографиям
мечтам перелетам трафикам
а потом потребую равнодушия
принимать буду строго по рецепту
три капли внутримышечно для удушия
два кубика внутривенно для концепта ©

«Я знаю, что такое одиночество: надкусанный кусочек шоколада, музыка, от которой уже болят уши, вечно включенный телевизор, невыносимая пустота в глубине души и до боли зажмуренные глаза» ©

у кого-то сейчас солнце, любимая работа.
кто-то курит травку и смеётся, у кого-то секс и есть в кого плакать.
кому-то звонит любимый и говорит что скучает.
у кого-то любовьлюбовьлюбовь, учёба, сны и жизнь.

а у меня пиздец.

(с)

Сама с собой, играю в прятки
Своим друзьям и близким лгу
Что все как прежде, все в порядке
Что я ОДНА, уже могу….

Надев дежурную улыбку
И сделав вид, что мне везёт
Живу без права на ошибку
Давно включив автопилот…

Я никому себя не выдам
Я слов притворных не хочу
Свои победы и обиды
Я одиночеством лечу…

Душа свернулась как котёнок
Пережидая холода
Мне о себе она напомнит
Царапнув сердце иногда….

хочется просто друга
…так друга…
нет, не подругу! они сплетницы!
разговаривать по ночам, в агенте, сорваться ночью на пляж…так друга…

Вот ты сидишь дома, звонок в дверь - он стоит с смешной улыбкой, хватает за руку и тянет в центр на фейшн,
вместе орем под знакомую музыку диджея…просто друг,
напиваться в дребезги, и вместе курить по последней..
позвонить ему в три, разревется, и сказать как дорог..просто друг..
Спорить о невысказанном о невероятном,
целовать в щечку на прощанье,
обсуждать его новую пассию
один раз сорвать ему свидание, нет не со зла, а так из за своих примочек…
что б он всегда понимал и прощал
что б ездить по ночному городу - он в своей а я в своей машине,
на перегонки - срывать неизвестность…
по встречной
что б он приходил голодный под утро, опустошал мой холодильник, а я с улыбкой буду пить кофе, и верить, что он друг…просто друг..
скучать, когда он уезжает..
при встрече запрыгивать, руками обхватывать за шею, и кричать о том, что за три дня соскучилась за его смехом
рассказывать последние новости, о том, что любимый натворил,
писать глупые смс, в любое время суток)
смотреть новую серию Терминатора, не по тому, что нравится, а потому, что фильм появился у меня первый,
он обязательно будет ненавидеть мои сериалы
Я буду помогать ему с подарками для любимой - у меня отличный вкус)
любить его парфюм и покупать такой же бойфренду,
забирать диски новые с музыкой.
Не один раз сыграть роль любимой - для какой-нибудь стервы.
И вечером, когда он будет уходить, тихонько закрывать дверь…улыбаться и верить - что он друг! настоящий)
Сплетничать с его мамой, влюбиться в старшего брата)
А с сестричкой ходить по магазинам)

А вокруг только и хотят…секс..а где же дружба?

хочется просто друга
…так друга…
нет, не подругу! они сплетницы!(с)

Посрались.

Он меня все чаще и чаще посылает. Тварь. У меня прекрасное настроение, когда его нет рядом. и стоит ему только появиться и что-нибудь вякнуть, всё, мое настроение уходит в отпуск.

Я уже подумала, что не стоит больше его любить, но я ведь не могу сама этого решать. Кстати, знаете, мне пришла такая офигенная идея - любить на расстоянии. То есть знаешь, о том, что есть человек, о том, что он тебя тоже любит. Но он НИКОГДА не сможет испортить тебе настроение, разве что ностальгией.

А вообще, пока я с ним сидела на алгебре, я снова ощутила его.. аромат что ли. В общем это то самое, что меня просто сводит с ума. Кстати в химии уже нашли эти "то самое" и они именуются какими-то особыми ферментами, которые привлекают противополжный пол, при чем в основном тот, у которого меньше всего похожих элементов в составе.

Короче жопа.

Но я его люблю.

И даже всемирный облом мне нипочем.

Жалко нашу дружбу, нашу любовь. Хотя я понимаю, что это временно. Просто очень уж обидно.

Если я начну интересоваться тем, что думают идиоты, у меня не останется времени на мысли умных людей.

весна всего лишь напоминание о том, что вот уже два месяца прошло с нового года, а вы нихуя не сделали

"…Ибо раба нельзя любить. Он может стоить уважения и дружбы или ненависти и страха.
Можно овладеть его телом - или отдать ему своё.
Но только свободного можно любить.
От сотворения земли и до угасания солнца".

мне всегда нравились развалины, заброшенные дома по которым я лазила в детстве.Кажется эта привычка вошла в норму и теперь со своей душой я делаю тоже самое.превращаю ее в развалины(с) LN

и хорошо, что есть человек, которому я могу написать в любое время всего пару слов: "мне херово".А в ответ получить: "Одевайся, через десять минут у твоего подъезда"

есть.и спасибо

В 11 лет мы не знали, что такое мартини, зато знали математику. Сейчас мы знаем, что такое мартини, но, увы, совсем не знаем математику.

Это железное поколение; они настолько безразличны ко всему, что если случайно они к чему-нибудь вдруг менее безразличны, это уже драма. Ничего не поделаешь — страдать они считают неприличным.

Однажды ты меня спросил, что я хочу на день рождение, я сказала поцелуй, а получила море поцелуев и сэкс. А я всего лишь попросила о поцелуе. Кто кому ещё сделал подарок.

Дино:

Когда-нибудь, касаясь взглядами,
Пройдём мимо.
А пока, в сердце моём ливни.
Как-то по-зимнему:
Не звонит,
Не проси.
Лето навестит
И окутает платьем белым
Твоё нежное тело.
И прости,
Камень разлуки
Нам суждено нести.
Этой ночью,
Плачь гитара моя громче.
В миноре,
Что ловят этажи.
Как почерк, на письмах,
Застыла моя жизнь.
В этом городе стало больше
На одного сумасшедшего!
Беспечная,
Так почему ж не легче мне
От других глаз чёрных.
В груди боль, крути
Эти романы.
Сколько угодно,
Но не бросай под ноги
Мои чувства.
Это конец.
И как-то пусто внутри.
Прошу не мучай и
Номер лучше сотри.
Время пройдёт
Забуду.
Как ты могла любить
И может, осознаю,
Что нам этого не повторить.

Буду ждать, как шедевров холсты.
Хочу летать, но боюсь высоты.
Пустыня остынет, и наступит ночь.
Вон из головы, из сердца прочь.
Буду ждать, как шедевров холсты.
Хочу летать, но боюсь высоты.
Пустыня остынет, и наступит ночь.
Вон из головы, из сердца прочь.

СВО:

Ищу в себе причины
Какие-то мелочи.
Прошу не кричи,
Хватит меня учить.
Хочу летать,
Что происходит со мной?
Хочу летать,
Спорю с самим собой.
Все эти сообщения
Прошу удали.
Все эти люди постоянно
Нас путали.
Снова эту ночь
Делю с шампанским.
Хороший повод
В прошлом покопаться.
Пью коктейль
Из воспоминаний и добра.
Что-то пишу,
Горит до утра бра.
Мой последний взгляд
Спрячет капюшон.
Утром прочти
Записки умалишённого,
Что было вчера,
Что будет через час.
Мыслей тысяча,
Где ты сейчас?
Сонный город окутает туман,
А я и вправду тогда сошёл с ума.

Буду ждать, как шедевров холсты.
Хочу летать, но боюсь высоты.
Пустыня остынет, и наступит ночь.
Вон из головы, из сердца прочь.
Буду ждать, как шедевров холсты.
Хочу летать, но боюсь высоты.
Пустыня остынет, и наступит ночь.
Вон из головы, из сердца прочь.

Нигатив:

Уходи, я умоляю
Уходи! Из мыслей моих,
Жизни.
Ночи и дни,
Будто невидимой нитью судьбы,
С тобой одной переплетены.
Мне страшно спать,
Ведь ты каждый сон мой.
Нет больше сил.
Я умираю,
Сгораю дотла.
Воскрешаю, чтобы снова скулить.
Я не ропщу,
Всё прощаю.
Скажи лишь мне,
Я не знаю
Как с этим жить.
За что мне это?
Боже мой, боже мой!
Я будто призрак,
Будто принцип мой.
За ней влачится
Сердцем сожран.
Вон уже,
Вон из кожи лезет
Сколько может уже длится бедствие?
На что мне это сумасшествие,
Не уж то должен снова вечерами я
Твердить её имя без памяти,
Как заклинания.
Зачем же Квазимодо Эсмеральде?
Оставь меня!
Тихо, уйди.
Моя мания, пощади!
Ты не слепая же.
Во всём виноват, тот проклятый май.
Не правда ли дивно,
Подумаешь чья-то сестра.
Вернуть бы время вспять,
Ведь нет непоправимого!
И тогда,
Ничего не сказав,
Просто пройти мимо.
Дико и несправедливо,
Всего один поступок.
И два года муки.
Приступы эти, каждые две минуты.
Вид глупый
На случайных встречах.
Больной рассудок,
С душою покалеченной,
Когда-нибудь станет ли легче?!
Когда-нибудь станет ли легче?!
Когда-нибудь станет ли легче?!

Буду ждать, как шедевров холсты.
Хочу летать, но боюсь высоты.
Пустыня остынет, и наступит ночь.
Вон из головы, из сердца прочь.
Буду ждать, как шедевров холсты.
Хочу летать, но боюсь высоты.
Пустыня остынет, и наступит ночь.
Вон из головы, из сердца прочь.

—Мама, а у прабабушки в животике бабушка была?
-Да.
-А у бабушки ты?
-Да.-А у тебя я?
-Да.
-Мам, ну мы прямо, как матрёшки

всегда, когда расстаешься с любимым человеком
и пытаешься его забыть хоть на секунду
непроизвольно идя по улицы, ищешь знакомые черты,
чувствуешь знакомый запах.
и совсем не важно, что названия ваших городов
начинаются на разную букву.
совсем не важно, что его номер в твоей телефонной книжке
написан с особой нежностью.
и что когда ты в очередной раз напьешься,
руки непроизвольно напишут ятебялюблю.
а на следующий день ты проклянешь себя
потому что у него уже есть любимый человек,
а ты со своими принципами, не лезешь в чужие отношения.

хочу вас обрадовать!!! 80% вероятности, что у меня будет вечерина в эти выходные!!! готовте деньги, свои легкие и печенки! будем пить пиво, крить кальян и не только!!! повеселимся не по-детски, девченки!!! :)

главное, чтобы родители всё не обламали!!!!

Опять.Опять.ОПЯТЬ это чувство!это дурацкое чувство, влюблённости !БЕЗОТВЕТНОЙ влюблённости в тебя!Зная..зная, что ты её любишь..о ней все твои треки на странице..

ненавижу себя.ясно!

я поняла, что нужно делать для нормально сна: сутки спишь часа два - потому бодрствуешь порядка двадцати часов и что-то делаешь все это время, а потом ложишься спать. и вот оно: мертвый сон, ничего не снится, утро в двенадцать.

…ломать себе жизнь — неотъемлемое право человека.

второе день с рыжиной в волосах; март начался с двух часов сна и вечерним истерическим состоянием - мне страшно, мне очень страшно, я реву от каждого "все будет хорошо", поэтому не нужно этого говорить, я сама всё знаю. второй день весны и я в кадре - вот я сажусь на кровать, встаю и тут же заправляю ее - клик - здесь я включаю чайник - клик - умываюсь - клик - вот я на кухне мою посуду - клик - вот папа привычно спрашивает "тебе надо что-нибудь в магазине?" - клик - вот я пью фестал - клик - вот тупик. дела не заканчиваются, я нахожу кучу всего, чем нужно заняться: убраться, вытереть пыль, включить машинку, прочесть книгу, и все это откладывает мои пересдачи, я даже не могу доехать и записаться; мой две тысячи шестой чипом вшит в кожу и имеет свойство повторяться. я разговариваю с к., включив скайп и камеру на ноутбуке, утром, в без-чего-то шесть, я смотрю comedy club с абсолютно каменным лицом - мне не смешно, уже не смешно; на руке ровная кровавая полоска - она красная и это тоже уже не интересно и не больно. я пишу: "тебе меня спасать", но понимаю абсурдность и отсутствие этого действа, свою ничтожность в происходящем я тоже отлично понимаю. я очень понятливая девочка и нам еще жить и жить до самого ужаса. не знаю, как буду вести себя в этот день, наверное, запрусь внутри, буду качаться как сумасшедшая и ждать звонка; папа говорит: "не сорвись, ты главное не сорвись - ни туда, ни вообще" и "первый день самый нервный", я киваю. меня тянет на украинский, которого я не знаю, я моток ниток, столько всего помню - вплоть до ощущений - в своей голове я смотрю черно-белые фильмы прошлого, восстанавливаю картины и слушаюслушаюслушаю всех, кто говорит. у моего брата крутые очки и очередная охуенная футболка; у меня - вечный груз, от которого я не могу избавиться; у нас вместе - семейный пропуск букв. хотите, я расскажу вам про мою семью? мы чокнутые, серьезно, все до одного, даже моя, о боже, прабабушка, в возрасте за восемьдесят, потрясающей интеллигенции женщина, пьет водку - внимание - со своими бывшими одноклассницами - и катается на лыжах в своем воронеже, по которому я ужасающе скучаю. по ней, по кате, по леше, по роме, по радужной, по парку, летучим мышам, белкам, аттракционам, по себе, сбегающей с другом на автодром. я невероятно по всему этому ною. я знаю все свои диагнозы, метки, точки, датчики, треки и чуткости (мне нравится это слово). три часа, чтобы побыть дома и снова уйти - мне нечего решать, я не хочу ничего решать, запишите меня на счет чего-нибудь, об остальном договоримся. когда я говорила, что двадцать первое день рождение обязательно нужно праздновать и я, в кое-то веке, изменю традиции отменно не обращать на этот день внимания - я лукавила. ничего не будет. мне просто хочется взять билет и уебать из этого города: вечером двадцать пятого уехать, двадцать шестое провести не в этой тюрьме, и вернуться двадцать седьмого. мне, реально, ничего больше не надо. компания в количестве одного родного человека и пара звонков - всё. потому что "москва не станет лондоном", значит, нужно бежать. но пока я молчу и стою на месте. и мне нормально.

Ты мой самый близкий друг, который всегда помогает, забывая о всех своих проблемах. Я так люблю твою поддержку, ведь ты отлично понимаешь меня как никто другой.
Ты самый добрый человек на всей этой Земле.
Спасибо, что ты есть.

хочу спать, но не хочу ложиться, потому что как только я проснусь нужно будет идти в школу..

я много думаю последнее время

думаю, что не хотела бы взрослеть

это как раз тот возраст и я хотела бы задержаться в нем подольше

время слишком быстро летит

уже почти кончился учебный год

не могу понять когда он прошел

я стараюсь ничего не упустить, но я не чувствую, что живу

какое-то однообразное существование в основном

я уже 2 месяца живу в Москве, но до сих пор не встретилась со своими подругами по лагерю

каждый выходной пролетает не успеешь оглянуться

я довольно быстро привыкла и не чувствую себя одинокой

в общем-то я люблю быть одна

я жду

жду когда, наконец, что-то произойдет

"…До нашего рождения — бездна. И после нашей смерти — бездна. Наша жизнь — лишь песчинка в равнодушном океане бесконечности. Так попытаемся хотя бы данный миг не омрачать унынием и скукой! Попытаемся оставить царапину на земной коре. А лямку пусть тянет человеческий середняк. Все равно он не совершает подвигов. И даже не совершает преступлений…"

Когда на душе кошки скребуться, когда за окном погода выражает всю твою боль, помни есть люди кому ты нужен и кому нужна именно твоя улыбка.

И чтобы не случилось, помни:«не привязываться»!
По рукам себя бей, после водки не звони никому.
Пропадай чаще - не в сети, телефон абонента выключен.
Ты просто поймешь потом: когда дышать уже без него не сможешь,
когда номер наизусть выбьешь на коже,
когда стопки писем неотправленных за шкафом,
когда руки – холод, когда сердце бешеным ритмом.
когда соль – только по щекам глаза разъест,
когда чужие руки – ожогами по коже до сердца,
когда глаза его в толпе выхватишь и задохнешься.
но будет поздно!
А пока, чтобы не случилось, не привязывайся…
(с)

Хочется есть? Тебе кажется.
Серьезно, пожалуйста, не надо.
Еда не принесет тебе ничего, кроме лишних кг, испоренного настроения и подавленного состояния.
Хочешь, чтобы все было как раньше? Хочешь рыдать, глядя в зеркало? Хочешь, чтобы тебе было больно смотреть на одежду? Чтобы желудок был под завязку набит этой фигней?!
Вспомни лучше о том, как ты радовалась, когда весы в первый раз показали минус 4 кг. Когда ты окончательно отдалилась от цифры 60. Вспомни все комплименты, что тебе говорили (только о том, что они добавляли при этом, что худеть больше не нужно, разумеется, забудь).
Посмотри вокруг. Посмотри на этих жалких, жирных коров. На их отвисшие бока, на их огромные животы, на их толстые ноги. И не пытайся убеждать себя, что при всем при этом они счастливы. Это днем они улыбаются, смеются, запихивая в рот очередной бигмак. А вечером, оставаясь наедине с собой, они понимают, насколько отвратительно выглядят, они страдают. То, что они не рассказывают об этом, не значит, что это не так. Просто у них нет силы воли. Поэтому они успокаивают себя еще одной конфеткой и говорят что-то вроде "хорошего человека должно быть много" или "мужики не собаки - на кости не бросаются". А кто по-твоему придумал эти "великие истины"? Они. Да, у них нет силы воли, зато у тебя есть.
Подумай, как будет здорово, когда ты сбросишь еще килограмм пять. Ты больше не будешь бояться взвешиваться, будешь покупать одежду самых маленьких размеров и фото Кейт Мосс больше не будет тебя нервировать. А все вокруг будут удивляться тому, как сильно ты изменилась. А ты будешь врать, что ешь все подряд, говорить что-то про "быстрый обмен веществ". А в глубине души ликовать, потому что это только твоя заслуга. Ты сама сделала себя такой. Ты сильная. Ты смогла отказаться от того, без чего не может прожить обычный среднестатистически й человек. Ты можешь все.
Ну как? Все еще хочешь есть?

"- Привет. Я тебя люблю.
- Привет (улыбается).
- Как ты там без меня? Извини, что так поздно…
- Да, ничего. Лешка, я так соскучилась, когда ты уже приедешь?
- Солнце, осталось совсем чуть-чуть, каких-то пару часов и я дома. Давай поговорим, а то я за рулем уже 10 часов, устал, сил нету, а так твой голос меня бодрит и придает сил.
- Конечно, давай поговорим. Давай расскажи мне, чем закончилась твоя командировка? Изменял мне, наверное (улыбается) ?
- Любаня, как ты можешь так шутить, я так люблю тебя, что даже не смотрю ни на кого. А по работе успел сделать очень-очень много. Уверен, что после всего этого мне, как минимум, поднимут зарплату. Вот. А как ты себя чувствуешь? Наш малыш толкается?
- Толкается… это мало сказано, не понимаю, что я ему сделала. И, знаешь, обычно, когда слышу твой голос он - само спокойствие, а сейчас что-то наоборот разошелся. А почему ты решил ехать в ночь? Отдохнул бы, да ехал, а то… Вот как ты уехал, рассказывай.
- Ну, как, как: после последних переговоров сел в машину, заехал в отель за вещами и двинулся в сторону дома. Где-то во второй половине пути, часа полтора назад, ты только не волнуйся, я отключился, но буквально на пару секунд. Все нормально, слава Богу, но почувствовав опять усталость, решил тебе позвонить, чтобы больше не засыпать.
- И вот как я могу не волноваться? Подожди секунду, городской звонит. В такое время, кто бы это мог быть? Подожди секунду.
- Сотникова Любовь?
- Да. Кто это?
- Старший сержант Климов. Извините, что так поздно, нами обнаружена машина, попавшая в аварию. По документам, человек, находящийся внутри, Сотников Алексей Валерьевич. Это ваш муж?
- Да. Но этого не может быть, я как раз сейчас разговариваю с ним по сотовому.
- Алё, Леша. Лёша, ответь! Мне тут говорят, что ты разбился. Алё!
В ответ только чуть слышное шипение динамика.
- Алё. Извините, но я действительно только что разговаривала с ним.
- Извините, но это невозможно. Мед эксперт констатировал, что смерть наступила около полутора часа назад. Мне очень жаль. Извините, нам нужно, чтобы вы приехали на опознание.
Как же сильно нужно любить и хотеть вернуться домой, чтобы не заметить смерть…
Каждое 15 апреля она с сыном приходит к нему на кладбище. Алёшка - точная копия своего отца. И часто говорит: «Привет, я тебя люблю» - это было любимое выражение его папы. Он знает, что его родители очень любили друг друга, он знает, что его родители очень ждали его появления, он очень сильно их любит. А ещё, каждый раз приходя с мамой на кладбище, он подходит к плите, обнимает её насколько может и говорит: «Привет, папа» и начинает рассказывать как у него дела, как он построил из кубиков домик, как нарисовал кошку, как забил свой первый гол, как он любит и помогает маме. Люба постоянно, глядя на сына, улыбается и слёзы бегут по щеке… С серой могильной плиты улыбается молодой красивый парень, как раньше. Ему всегда будет 23 года. Спасибо мастеру, который даже передал выражение любимых глаз. Снизу она попросила сделать надпись: «Ты ушел навсегда, но не из моего сердца…» Его сотовый так и не был найден на месте аварии и она ждёт, что когда-нибудь он обязательно позвонит ей ещё раз…”

metoyou:

littlealine:

my-love-for-you:

thirteen:

yesss:

coffee:

Ее зовут Кейти Киркпатрик, 21 год.

Рядом с ней ее жених, Ник, 23.

Этот снимок был сделан до их свадьбы 11-ого января 2005.

Кейти имеет предельный рак и проводит часы в химиотерапии.

Здесь ждет Ник, в то время как она заканчивает одну из сессий.

Даже в боли и контакте с отказывающими органами, с помощью морфия, Кейти заботилась о каждой отдельной части свадебного планирования.

Ее платье должно было быть переделано несколько раз из-за постоянной потери веса Кейти.

Ожидаемый гостем был ее кислородный резервуар. Кейти должна была использовать его во время церемонии и приема.

Другая пара на этом изображении - родители Ника, очень эмоционально потресены из-за свадьбы и конечно видением то, что их сын женится на девушке, в которую он влюбился, когда был подростком.

Кейти, в инвалидном кресле, слушая ее мужа и друзей, поющих ей.

В середине празднования Кейти должна была отдохнуть некоторое время, чтобы отдышаться.

Боль не позволяет ей стоять в течение длительного периода времени.

Кейти умерла спустя 5 дней после ее свадьбы.

Видение хрупкой женщины в платье невесты с красивой улыбкой заставляет вас думать, что счастье всегда в пределах досягаемости, неважно сколько оно длится.

Жизнь коротка. Любите безгранично. Смейтесь бесконтрольно.
Живите так, будто бы на земле - небеса.

вот так приятно, когда близкие люди говорят правду в глаза. вот прям все, все, что накопилось. это меня не обижает, я абсолютно адекватно отношусь к критике. задумаюсь, сделаю выводы и учту, так что, дорогие мои, говорите все и желательно сразу.

а на мнения "непонятно кого" мне, как говорится), плевать с высокой колокольни.

Пока жива, с тобой я буду -
Душа и кровь нераздвоимы,
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоем.

Пока Я этого не сделаю, я не успокоюсь. Знаю, что это идиотизм полнейший, тем более, сейчас.

Больше всего я в этом боялся того, что потеряю то, что было до этого…По-моему, так и получается…как-то понемногу, потихоньку, но нить теряется. Этого я боялся больше всего…БЛЯТЬ!!!!

Сейчас, как никогда, я хочу вернуть тебя…или просто позволь мне тебя еще раз обнять!! P.S только здесь я могу об этом сказать, тебе же-нет!!(СЛАБАЯ

нда…ну что ж…хорошо, что заходишь на мою страницу правда приятно!увидел меня в своей футболке…хм я думала об этом да..ну что ж ты сказал приедешь сегодня нет вру заедешь за ней и привезешь мне мою кофту…вечером…уже 19:28…ну для тебя вечер наверно часов 10…а я дура да сижу думаю об этом и жду….и много чего хочу от встречи…но скорее будет привет -спасибо - пока!бля я так чертовски не хочу говорить эти 3 слова и уходить…ну пожалуйста побудь рядом подольше

Всё больше склоняюсь к тому, что надо открывать школу, где будут учитья любить. Люди стали слишком чёрствыми. Я отношусь к холодным… Очень холодным…

Не горжусь этим, но и не стыжусь. Это лишь моя такая данность. Возможно, что-то изменится. И я смогу в будущем это исправить. А если нет… То… ПРостите… Так случилось…

Бедная моя девочка. Как же я тебя понимаю. Читаю твои посты, статусы, вспоминаю себя, и так безумно жаль тебя становится. Да-да, это накатывает, как волна, это сбивает с ног, и ты тонешь, захлебываешься в водовороте мыслей, чувств, и ничего нельзя сделать. Тебе кажется, что ты сходишь с ума, хочется истерить, кричать, и ты во всем ищешь малейщие совпадения, и стараешься узнать каждую мелочь. Да, я это тоже проходила, и я рассматривала все фотографии, и читала всю стену, и все заметки, и просматривала страницы всех телок, которые ему писали. И я уверенна, что сидишь ты чаще на его странице, чем на своей. Ты даже не понимаешь еще, во что ввязалась. И если бы мне год назад сказали -бля, да ты ведь любишь его! - я бы отрицала конечно. А внутри даже горло бы жгло, так хотелось кричать об этом. Мне было нельзя.

Бедненькая моя, самое стремное, что я даже помочь тебе не могу, я просто незнаю как. Держись, еще немного, и будет легче. Должно быть так. Ты же помнишь - Похуй, все будет. А не будет-похуй.

"Люди мелкого ума чувствительны к мелким обидам -
люди большого ума всё замечают и ни на что не обижаются."

Мне не реально страшно. Что делать я не знаю…

Вот просто запуталась… Думаю нужно или нет, если да, то потом слухи взгляды косые и зачем мне это. А если нет, а если нет ничего не теряю. и опять надо думать. Мысли могут быть разными.

Наверно точно никто никогда не сможет ответить, но я точно знаю, что люди могут приносить много неприятного; неприятного - это ещё мало сказано…

Люди, а зачастую даже самые близкие, могут предать, обмануть, сделать больно! Но конечно же до ужаса больно, когда предателем оказался твой друг…

Все они говорят, что не хотели делать этого, склоняясь на несуразное стечение обстоятельств. Поверишь ли ты им? Возможно…

Простишь ли всё? Тебе выбирать, но чаще всего получается, что мы закрываем глаза на все обиды, прощая этих людей.

Но заслуживают ли они этого? В тот момент ты об этом не думаешь. Ты смотришь на этого человека и видишь: знакомые до невозможности черты лица; глаза, что всегда смотрели на тебя по доброму, весело, с какими-то искорками, что всегда успокаивали и поднимали тебе настроение в трудную минуту. Но в душе ты себя спрашиваешь, а тот ли это человек, которого ты знал? Мог ли от него ожидать предательств? Никогда, ты просто не можешь в это поверить. Но придется, мой друг. Смирись!!!

Больно, я понимаю. От одной этой мысли тебе становиться плохо, даже не плохо, а ужасно. Но ты собираешь всю боль в кулак и… Конечно же прощаешь, не смотря на то что тебе сейчас хуже всех на свете от того, что тебя предал твой самый близкий тебе человек…

Так делают многие. В тот момент мы забываем о себе, принося себя в жертву. Ты не задумываешься о своих чувствах, но только стоит тебе остаться в одиночестве, как наступает дикая боль, от которой хочется громко кричать и плакать. И тогда ты начинаешь думать, а стоит ли с ним общаться дальше? И отвечаешь - стоит.

Наверное, ты умеешь прощать, что очень сложно сделать. Приносишь себя в жертву, можешь все сделать для дорогого тебе человека. А оценит ли он это? Увидит ли?

mariamaria :

и нечего жаловаться если желудок сводит от голода и от слабости едва удерживаешся на каблуках….
тебя просто не поймут. в твоей трагедии нет ничего особенного. этот город помешан на внешности, не быть красоткой здесь не комильфо.(c)

Я был совсем маленьким когда у нас в доме появился телефон- один из
первых телефонов в нашем городе. Помните такие большие громоздкие
ящики-аппараты?
Я был еще слишком мал ростом чтобы дотянуться до блестящей трубки,
висевшей на стене, и всегда зачарованно смотрел как мои родители
разговаривали по телефону.

Позже я догадалася, что внутри этой удивительной трубки сидит человечек,
которого зовут: Оператор, Будьте Добры.
Оператор, Будьте Добры знал все- от телефонных номеров соседей до
расписания поездов.
Мой первый опыт общения с этим джином в бутылке произошел когда я был
один дома и ударил палец молотком. Плакать не имело смысла, потому что
дома никого не было, чтобы меня пожалеть. И тогда
я приставил стул к телефонной трубке, висящей стене.
- Оператор, Будьте Добры.
- Слушаю.
- Знаете, я ударил палец… молотком…..
И тогда я заплакал, потому что у меня появился слушатель.
- Мама дома? -спросила она.
- Нет никого
- Кровь идет?- спросил голос.
- Нет, просто болит очень.
- Есть лед в доме?
- Да.
- Сможешь открыть ящик со льдом?
- Да.
- Приложи кусочек льда к пальцу, -посоветовал голос.

После этого случая я звонил Оператору, Будьте Добры по любому случаю. Я
просил помочь сделать уроки и узнавал у нее чем кормить хомячка.

Однажды, наша канарейка умерла. Я сразу позвонил Оператору, Будьте Добры
и сообщил ей эту печальную новость. Она пыталась успокоить меня, но я
был неутешен и спросил:
- Почему так должно быть, что красивая птичка, которая приносила столько
радости нашей семье своим пением- должна была умереть и превратиться в
маленький комок, покрытый перьями, лежащий на дне клетки?
- Пол, -сказала она тихо, - Всегда помни: есть другие миры где можно
петь.
И я как то сразу успокоился.
На следующий день я позвонил как ни в чем не бывало и спросил как
пишется слово "fix".

Когда мне исполнилось девять, мы переехали в другой город. Я скучал по
Оператору, Будьте Добры и часто вспоминал о ней, но этот голос
принадлежал старому громоздкому телефонному аппарату в моем прежнем доме
и никак не ассоциировался с новеньким блестящим телефоном на столике в
холле.
Подростком, я тоже не забывал о ней: память о защищенности, которую
давали мне эти диалоги, помогали в моменты недоумения и растерянности.
Но только став взрослым, я смог оценить сколько терпения и такта она
проявляла, беседуя с малышом.

Через несколько лет после окончания колледжа, я был проездом в своем
родном городе. У меня было всего пол-часа до пересадки на самолет.
Не думая, я подошел к телефону-автомату и набрал номер:
Удивительно, ее голос, такой знакомый, ответил. И тогда я спросил:
- Не подскажете ли как пишется слово "fix"?
Сначала - длинная пауза. Затем последовал ответ, спокойный и мягкий, как
всегда:
- Думаю, что твой палец уже зажил к этому времени.
Я засмеялся:
- О, это действительно вы! Интересно, догадывались ли вы как много
значили для меня наши разговоры!
- А мне интересно, - она сказала, - знал ли ты как много твои звонки
значили для меня. У меня никогда не было детей и твои звонки были для
меня такой радостью.
И тогда я рассказал ей как часто вспоминал о ней все эти годы и спросил
можно ли нам будет повидаться, когда я приеду в город опять.
- Конечно, -ответила она, - Просто позвони и позови Салли.

Через три месяца я опять был проездом в этом городе.
Мне ответил другой, незнакомый голос:
- Оператор.
Я попросил позвать Салли.
- Вы ее друг? -спросил голос.
- Да, очень старый друг, - ответил я.
- Мне очень жаль, но Салли умерла несколько недель назад.

Прежде чем я успел повесить трубку, она сказала:
- Подождите минутку. Вас зовут Пол?
- Да
- Если так, то Салли оставила записку для вас, на тот случай если вы
позвоните… Разрешите мне прочитать ее вам? Так…

" Напомни ему, что есть другие миры, в которых можно петь. Он поймет. "
Я поблагодарил ее и повесил трубку

День сегодня прошёл хреново….относительно хреново……и кончается он не хуже…уже я задолбалась….всё так предсказуемо, однообразно….ну и конечно же…ёпт!….

может утро и некоторое время прошло хорошо, но дальше было херовенько = |

блин…когда уже случится что нибудь хорошее….МЕГА хорошее….а то все эти мелкие неприятности перерастают в большой БУМ!…..а маленькие радости в мелкие неприятности…..чёрти что….

еду в метро…..и самое большое, что меня бесит, это то, что сквозь все эти рекламы на стекле….сквозь все эти добавки, чайники, курсы, бритвы, орешки, телевизоры….. небо очень сложно разглядеть.

вся эта суета просто накрыла……наклеелась на небо.

а если и сможеш всмотреться в чудесное весеннее небо…..то замечаеш надпись "Не притулятися"… типо "ПОПУСТИСЬ ПРИДУРОК! ХАРЭ ЛЕТАТЬ В МЕЧТАХ! ТЫ ТУТ В ВАГОНЕ МЕТРО! В ДЕРЬМЕ ПОД НАЗВАНИЕМ ЖИЗНЬ! ИДИ ПОПРОБУЙ ДОБИТЬСЯ ЧЕНИТЬ В ЭТОЙ ИГРЕ!"

makarova :

Бабушка, он мне до сих пор снится…
- Внученька, вспомни прошлогодний снег.
- При чем тут прошлогодний снег? Я же совета у тебя хотела попросить, а не о погоде поговорить.
- А я тебе, внученька, его уже и дала. Если еще болит, если еще не до конца забылось, если вздрагивает еще внутри, то ты скажи про себя мысленно: «Прошлогодний снег». И относись к тому, что у вас было, точно также. Невозможно сохранить снежинку летом, внученька, - приходит и ей время растаять. И хоть тебе сейчас в это тяжело поверить, но обязательно выпадет новый снег. Просто доверься времени и дождись его, нового, свежего, чистого, первого снегопада. Но если ты еще тоскуешь по тому, что прошло, повторяй про себя: «прошлогодний снег, прошлогодний снег, прошлогодний снег».

- Бабушка, я буду бороться за свою любовь. Я не отдам его просто так. Не опущу руки, не сдамся без боя!
- Внученька, знаешь ли ты такую любимую игру школьных массовиков-затейников, когда надо бегать вокруг стульев, которых заведомо на один меньше, чем играющих; а когда закончится музыка, успеть занять стул первым? Внученька, ты ведь играешь именно в эту игру, когда пытаешься "бороться". Зачем же бегать вдвоем, а то и в троем вокруг одного стула, пытаясь перехитрить соперниц и занять его первым, смеша окружающих, злясь и нервничая? Оглянись вокруг - возле стенки стоят много других незанятых стульев. Ты же уже взрослая, внученька, пора перестать играть в детские игры.

- Бабушка, почему мне так больно? Я ревную буквально к любому произнесенному им женскому имени. Когда он не поднимает трубку, я тут же представляю себе, что он с другой. Когда он рассказывает о какой-то женщине, я сразу начинаю думать «было ли?». Ревную к «бывшим», к друзьям, коллегам на работе, к случайным встречным. Как перестать себя мучить, бабушка?
- Внученька, ревность – это обманчивое чувство. Ты не ревнуешь, ты боишься потерять. Но ты не бойся, внученька, это бессмысленно. Потому что если повода для ревности нет, то ревновать глупо, а когда повод уже есть, то поздно.

Где-то далеко живет маленький тихий человек, который собирает все печальные слезы, и делает из них звезды, и вешает на небо. И когда исчезает причина печали, звезда падает, чтобы кто-то, там, на земле, мог загадать счастливое желание.(с)


Ты прекрасно знаешь, что я захожу на твою страницу, читаю твой статус, смотрю твои фотографии. Ты прекрасно понимаешь что я все ще люблю тебя, но уже поздно…? и дело не в том, что я не могу жить без тебя; дело в том, что я даже не хочу пробовать… и пройдет достаточное количество времени, я снова посмотрю на твою аватарку и пойму - ближе, чем в мониторе ты мне уже не будешь..

Я начал замечать, что когда я начинаю интенсивно мыслить, обдумывать, рассуждать внутри башки.То я рассуждаю так, как будто уже печатаю в окошко блогера….немного бесит. хах….когда думаю все идеально.

когда вспоминаю, чтобы освободить сознание от залегшего мусора, то все уже не так.

— и все таки ты самая лучшая…
- вау. какие люди обо мне вспомнили.
- просто видел тебя недавно с каким-то…
- и решил появиться и все испортить?
- не знаю.. просто ты такой счастливой казалась, аж пробесило
(с)

для меня нет ничего хуже когда меня не понимают близкие люди и даже не пытаются понять. когда я один на один со своими мыслями.

сейчас внутри пусто. в горле пересохло. где-то в обдасти сердца болит.

я знаю что все пройдет! все проходит! но это не успокаивает…пройдет-будущее время. а меня сейчас разрывает на части.

Остановись, ты видишь тот обрыв?
Тебе не подойти к нему, ты слышишь?
И пусть последний, самый добрый мой порыв
Напомнит мне о том, кем ты живёшь и дышишь.

Смотреть, как улетает птица,
И снова вверх метнувши взгляд,
Бежать за ней, а, может, лишь проститься,
Её ждёт стая белых голубят.

А может лучше всё забыть, не вспоминать,
Всю землю облететь, так и не дождавшись от неё отрыва
И кулаки в кровь сжать, и снова осознать
Мой мир не на земле и не над ней, он у обрыва.

Я здесь, ты знай, я буду здесь всегда,
Не оступись, не упади, ты для меня всегда являлась кладом,
И если не смогу, доверься, не уйду, нет, никогда,
Я просто кинусь вниз и лягу рядом.

сервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисмен

сервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисмен

сервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисмен

сервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисмен

сервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисмен

сервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисменсервисмен

сервисмен

блять.

Я стал воспринимать это сборище, как один большой зверинец. Я стал глумиться над его обитателями, всячески издеваться и унижать их, выставляя на вид их несостоятельность в реале. Я мстил им. Да, мстил за так и не обретенный оазис другого мира. За очередную утраченную иллюзию. За новое разочарование. За весь их фальшак, в который я почти поверил и в который был готов нырнуть с головой.

называеться, пиздец подкрался незаметно.Или как наломать одной смс-кой.

Начало как начало…..утро…метро школа….

сидели играли с учителем английского в карты….)

_____

Идеш домой…вернее на курсы….сегодня должен был встретиться с Машей.

Телефон был выключен поскольку батарея садилась, а он мне еще нужен был…. включил посмотреть, малоли, вдруг ктото написал….

кто-то написал.. было три смс-ки

  • "Саш..знаеш, я не думаю, что хочу с тобой встречаться.я очень хочу с тобой дружить….но не встречаться."
  • "Ты тогда не приедеш?"
  • Отримуй безкоштовний рингтон від лайф. відправляй смс на номер 2020 та вибирай найкраще.Life.
  • отвечаю "Акей.как хочеш. "….. * пытаясь быть безразличным. После этого просто начинаю избивать гараж.Жалко что железный…. я бы смял его и сделал из него пулю и застрелился бы.В принципе я пытался….но не получилось*

    _____

    Был один вечер, один взгляд, один поцелуй…..мне хватило чтобы влюбиться.

    помойму она мне просто мстит за прошлое…когда с ней так поступил я.

    ____

    нужно ехать на курсы… одеваю наушники(вакумные), просто…без музыки

    я подсел на тишину… мысли на полную громкость…

    чувствуеш только свое дыхание….шаги….и мысли…как будто их пропускают по проводам через комбо усилитель.

    "Мы начинаем думать только в одиночестве" как то так.

    Слишком много мыслей. Я и она….ТА СКАЖИ ЧТО НЕ ТАК! Я ИСПРАВЛЮСЬ!!

    чёрт…она такая идеальная для меня….может не совсем, но всетаки…

    идиот.

    сначала злость….потом грусть…. пасивное состояние…..дифицит с позитивом.

    всегда есть выбор.всегда есть выход. Но не в таких ситуациях. нет….для таких, аварийный выход не придумали….

    идеш ни4его не замечая, хватаясь за каждый взгляд прохожего, вдруг он чето скажет и будет причина получить-дать по морде….убить, размазать, раздавить, разбить, сломать….себе или комуто…всеровно…

    холодно……разделся… может от холода сдохну.

    а я так хотел быть рядом с ней.

    Почему если с девушками обращаться как с девушками, то интерес пропадает!? им нужны ублюдки и сволочи, с ними интересней.

    ____

    Сколько людей вокруг. Массовка. такое впечатление, что все ети "тела" просто пропечатаный скрипт в HTML или Java, и если просто изменить код, они исчезнут, и останусь только Я и мысли, тобиш, Полли _)

    но это Я..хах… каждый из нас это Я, и каждый считает друних массовкой.

    короче это все оч запутано.

    …..меня сейчас интересует только Она.

    ______

    и вообще, почему в моей жизне так постоянно**? Мне че, педиком стать ???

    ____

    ладно…Отец правильно говорит……сейчас главная ступень жизни….для того чтобы в дальнейшем "стать на ноги"…. буду задрачиваться над учебой…

    —кому я вру?

    себе….так жить легче.

    Все нах.Меня интересует только учеба.

    только она…она…Она.

    ______________________

    Самая херня что я тоже после поцелуя приутих…… но я не отказывался. Я был готов с этим бороться. Я ХОЧУ БЫТЬ РЯДОМ С ТОБОЙ!

    но я же блять гордый……

    Вы спрашиваете почему у меня нету постоянной девушки? Да потому что я ебанутый!

    А я никогда не буду писать под окнами "Солнышко (котёнок, рыбка, зайка), я люблю тебя!" Мне не нравятся ванильные или ментоловые сопли на подоконниках, мишки Тедди и сердечки в разных местах. Мне не нравится постоянно-разговаривать-через-чёрточку или через_нижнее_подчёркивание, картинки с крылатыми девочками и грустными суицидальными текстами, и мне плевать на все черничные ночи, на небесные запахи, на шерстяные носки и рубашки, на чашки чая и кофе, на поджатые ноги, на шрамы плевать. Ах да. Ещё на ресницы, слёзы и мартини.
    А всё потому, что я хочу от тебя детей. Потому что я хочу жарить с тобой картошку и мясо, а не читать статусы во всевозможных интернетах. Потому, что я хочу тебя в охуительном платье на охуительных шпильках. Конечно, с охуительными грудью и задницей, с уложенными или неуложенными волосами на голове. Потому что я тебя хочу, а не то, что в первом абзаце завёрнуто в арафатки и фотографии кошечек. И я, как нормальный парень, хочу тебя трахать, а не обниматься в Новый год, с пледом, чаем и свечами. Я бы хотел дарить тебе не мягкие игрушки, и не варежки с блядской розочкой впридачу, а, возможно, собрание Довлатова, первый снег, спрятанный в морозилке, одежду и обувь, крутые наушники или картину. Я не хочу слышать "мур", "чмоки" и "розовых тебе снов", мне приятнее слышать, как ты меня ненавидишь и через минуту стонешь от поцелуев, как ты не даёшь мне спать разговорами о политике и бьёшь меня подушкой, потому что я тебя не слушаю. И выпей водки, в конце концов. Немного. И разбей посуду, и разрежь мне все шнурки на ботинках, и устрой истерику - нормальную - оттого, что ты любишь меня и тебе невыносимо видеть мой похуизм. Оттого, что я ни черта не меняюсь и не понимаю тебя. Да потому что я тоже люблю тебя, дурочка, и ты меня любишь именно таким и именно за это. И никаких стихов про "любовь-кровь", про, блять, "он обидел, слёз не видел", никаких тебе "удалить отовсюду". Скажи мне. И успокойся. Потому что ты женщина, а я мужчина. Потому что мне потрахаться и пожрать хочется, и это всегда так было, и так будет; и это естественно. И жрать и трахаться я хочу с любимой, не с нервозной девочкой с "ломкими пальцами" и всяческими "няшками" в своей комнате, а с женщиной, которая знает, кто я и кто она сама. С той, которая не пишет "спокойной ночи" по смс, а приезжает ко мне спать. Которая разговаривает со мной и делает что-то со мной, которая даёт понять, что я могу быть там-то и там-то лучше, а не "мне надоело это и это", а не съёбывается - именно съёбывается, стремительно и обязательно с песней - в ночь, в вокзалы, в подружки с алкоголем, в петлю, в ванну, в беспорядочные слёзы. Быть взрослеющей женщиной - это же не только уметь пить и трахаться в подростковом возрасте, и быть мужчиной - это не только рассказывать сказки про красивую жизнь. И, кстати, отношения - это когда вы вместе сделали большую ЖОПУ, и вместе, взявшись за руки, туда влезли, называя её своим ДОМОМ, наводя ужас на родителей и не собираясь оттуда вылезать.

    Вы ещё спрашиваете, почему у меня нет девушки… Да потому что я ебанутый.

    весна - это?
    это день рожденье мамы. это тюльпаны за 30 рублей. это, когда просыпаешься утром и уже светло.
    это когда в автобусе больше не рисуешь на окне.это когда щуришься.это когда я снова теряю шапки.
    это капель.это грязные боты.это когда наконец -то мороженное ешь на улице. это солнечные зайчики.
    это концерты.это 1 апреля.это яркие фото. это мириться и прощать.
    это когда не дойти на лекцию - не преступление. это хенд мэйд сумки и юбки.
    это когда прыгаешь с Юлькой по улице. это когда в наушниках чиж и ко.это
    когда чувствуешь себя красивой и улыбаешься прохожим. это яркий лак. это теплые майские ночи.
    это когда снова пикники на крышах и чай из термоса. это когда едешь на любимое место кормить уток.
    это когда новые знакомства и мимолетные влюбленности. это встречи с теми, до кого никак не смог
    доехать зимой. это когда краски и музыка. это солнечно и легко. это когда в кино каждый понедельник.
    это сахарная вата. это безумить и дурашить.это прогулки через весь город. это первая гроза и вымокнуть
    до нитки. это валяться на траве и читать книжки. это когда парк атракционов уже открыт.
    это забывать все плохое. это потеряться на весь день. это чудеса. это еще чуть - чуть и лето.

    Я сейчас сдохну здесь. Сдохну от вашего равнодушия и пустоты. Эй, кто-нибудь, поговорите со мной! Вы слышите?

    RELAX!!!!!!!!! Срочно!!!!! Иначе все мои механизмы отключаться!!!!! Голова уже не соображает, а еще английский и сочинение……фууууууууу

    Медленно но верно, буковка за буковкой мы пишем)

    Насть, у меня даже сомнений нет, что у нас получится гениальное, наполненное чувствами творение*)

    Между нами квартиры, столы, школы, институты, дорожные указатели, километры, мили, кедры, рябины, супермаркеты и ещё очень много чего.
    Издеваетесь, что ли?
    Между Нами - только наша собственная глупость.
    И ничего более.

    красивая ли это жизнь? у всех есть свой идеал, но к сожалению никто не сможет им стать… стремиться - да, подражать - да, а стать - нет. Нужно любить себя, быть единственной и неповтримой. А главное стараться не обращать внимания на чужое мнение. Ведь жизнь одна и живете её Вы и главное для себя)) наслаждайтесь)

    "Знаете.Я давно пытаюсь найти снежинку среди сугробов.Но ее там нет.Ни одной.Они умирают сразу, как только ложатся в слой снега. Они такие неповторимые, нежные, изящные, прекрасные и уникальные.Только когда одиноки.Среди ветра и холода.Чем-то похожи на людей." ©

    Вы не уникальны.Неповторимая красота снежинки - это не про вас.

    абсолютное состояние. оно не поддается каким-либо измераниям. нельзя вот так просто сказать: "Мне очень больно" или "Мне больно чуть-чуть". потому что боль-но может быть только всецело. вот так по капельке от кончиков ресниц до подушечек пальцев на ногах наполняешься этой самой болью. постепенно и мучительно. или внезапно, залпом захлебываешься ей. и тоже мучительно. она подступает к горлу и не дает дышать. как пронзительный осенний ветер с температурой излишне приближенной к нулю охватывает дыхательные пути, когда забываешь шарф на полке в коридоре. боль проступает каплями холодного пота или слезами в чашке с чаем. а может, одновременно и тем, и другим. она вытирает напрочь все то, что заставляло прыгать по ступенькам холла и светится от счастья просто от иллюзорного "хорошо". она разъедает малейшие проявления слабости, нарушая привычное кровообращение, и тогда мысли, такие воздушые и сокровенные однажды, вдруг как кремень и больше не помещаются под подушкой. с брызгами по полу, стенам и потолку они разлетаются с какой-то запредельной скоростью, оставляя лишь боль вперемешку с поглощающей пустотой. побаливать может голова, зуб или суставы вследствие крепатуры. могут болеть руки от стертых до крови пальцев, воспоминания, когда в них слишком много заточенных лезвий без чехлов, души с катастрофической нехваткой чего-то или кого-то из 21 грамма и сердца, когда по ним потоптались в грязной обуви. а больно может быть каждому. больно бывает каждому. посреди ночи, рано утром или в обед. не бывает подходящего времени, к этому просто невозможно быть готовым. больно. когда самая близкая рука остается где-то. как будто за стеклом: видишь прямо перед собой, буквально вот-вот и почуствуешь, пытаешься дотянуться, касаешься, но там только холод.

    больно
    вот так всецело, абсолютно и полностью. без "немного" и "очень сильно".

    ты был моей птицей, музыкой, а я была картами в твоих руках.
    давал мне слушать, как дико бьётся твоё сердце, давал мне кучу имён, говоря, что моё самое прекрасное.
    играл наш любимый B. B. King. я опускала взгляд вниз, когда ты шептал мне на ушко прелести.
    я просила, чтобы ты шептал, это делало меня всё более сумашедщей
    мои волосы растрепал ветер, я была твоя самая женственная.
    я лежала на твоём плече, из меня рвался наружу вопрос:
    -Как ты думаешь, наша любовь может творить чудеса?

    ты мило улыбнулся, слегка приоткрыв рот, смотрел на меня так, как никогда ранее
    -Конечно, наша любовь, как ветер, её не видишь, но чувствуешь (с)

    он был совсем ребенком.

    у него были орехово-каштановые кудри, так непослушно развивающиеся по ветру, зелено-голубые весенние глаза, солнечная улыбка, столь неловкая и нежная, что всё время хотелось целовать уголки его малиновых губ.

    в его плеере невозмутимо рассказывали о своих чувствах лишь неизвестные группы.он любил слушать их хрипловатый голос, выделяющий каждое слово по-своему.он слушал песни лишь в акустике.так ему были слышны каждые нотки, шумы и подрагивания больных голосов.
    каждое утро он натягивал на свои тонкие ноги старые темно-серые джинсы с дырками на острых коленях, быстро зашнурововал кеды, накидывал на хрупкие плечи большой, но легкий рюкзак в огромную фиолетовую клетку и, включая любимый плеер, спускался по длинной завинченной леснице на улицу.

    он распахнул рубашку и достал голубую тетрадку из портфеля.дневник?

    апрель.4ое.18:00.

    здравствуй.апрель.

    сегодня за окном было великолепное солнце.оно обжигало мои глаза и заставляло улыбаться.мне было даже приятно.я чувствовал запах распускающейся сирени и рисовал мелом на асфальте свой мир.там было огромное море, широкое свободное поле, полное земляники и Мэри.

    она сидела на причале, спустя нежные ноги к воде, которая щекотала волнами её ступню.Мэри тихо напевала какую-то песенку.мне показалось, она пела что-то из песен битлс, но я не очень то в этом уверен. на ней было малиновое платье с забавными узорами и сережки-вишенки. я присел рядом с причалом, на траву и начал наблюдать за ней.мне очень хотелось подойти.но я не мог.нет, я не боялся, просто не мог и всё.

    ветер проникал внутрь.и я чувствовал его каждой клеточкой своей кожи.муражки.но мне было тепло.щекотно и в какой то степени-забавно. я достал из портфеля альбом и коробку карандашей.их были десятки.всех оттенков, что только могли быть.когда то мой дедушка-художник подарил их мне на день рождения. я всегда любил рисовать. насколько я помню, уже с 9ти лет я отлично рисовал.многие видели во мне потенциал и перспективность, но мама категорически не хотела отдавать меня в художественную школу и даже запрещала мне рисовать.но я не слушал её, со временем она смирилась и даже поддерживала и одобряла мои рисунки.

    я заснул.а когда проснулся, Мэри уже не было на причале, а на мое плечо села удивительная бабочка.нежно-голубого цвета.она щекотала усиками мою шею, а я протянул палец, что бы осторожно почувствовать всё её тепло и волшебство.я затаил дыхание.но она упорхнула.
    \ну что же.БЫВАЕТ\
    так.как Мэри давно ушла.я решил прогуляться около моря.всё это было неизлечимо красиво, и никто не сможет забрать это у меня.никто.я глупо усмехнулся, сам не зная чему, и направился вдоль воды, чувствуя ногами каждый камушек, каждую песчинку.

    мне было холодно.очень.плеер давно сел, а я продолжал слышать миллиарды звуков в голове.не знаю почему.но мне было больно, а внутри все переворачивалось.кости ломило от боли, а сердце билось так, что вот вот выпрыгнет наружу.боль нахлынула с новой силой.я просто побежал.как только мог, мне было тяжело, я задыхался, но я продолжал бежать.может, я просто сошел с ума.а, может, я просто пытался убежать от этого кошмара, причину которому я так и не понимаю.\черт возьми, почему я бегу.но продолжаю писать.все выходит коряво и глупо.мысли перемешались.но я продолжаю.будто знаю, что это необходимо.\

    я добежал до своего дома, судорожно набирая цифры на домофоне, я ошибся несколько раз, меня это выводило из себя, я уже просто дергал эту долбанную дверь в надежде, что она откроется.какой то мужчина в длинном черном плаще и в элитных ботинках открыл дверь.странно посмотрев на меня он пошел дальше.я обрадовался, немного успокоился и побежал вверх по лестнице. \первый этаж, второй этаж, третий этаж, четвертый этаж, пятый этаж, шестой этаж, седьмой этаж, восьмой этаж, девятый этаж\

    тсс.кажется лестница кончилась.мне больше НЕКУДА бежать.но мне необходимо!я должен.я должен спрятаться.я должен убежать от этих чувств.мне страшно.меня трясет.
    взгляд на маленькую лестницу.осторожные шаги.люк.крыша.сотни голубей и кремовое небо.я задохнулся этим закатом и бессильно рухнул на край дома.

    тихо.не дыша.не двигаясь.я будто парализован.я ничего не чувствую.мне противно.от самого себя.я не управляю собой.я НИЧТОЖЕН.
    выцарапывая на холодной руке её имя, я ненавидел себя.я знал, что она даже не знает меня, а я.а я дышу ей.

    тихо повернувшись, я почувствовал воздух в легких и пустоту, в которую я падал.я мог бы закричать.но звуки не издавались.все, что я мог выдавить из себя-тихий стон.меня охватило и связало паутиной вечности.
    нет.я не хотел этого.

    пустота.
    стон.
    ночь.
    голоса.
    печаль.
    холодный воздух.
    паутина.
    страх.
    биение сердца.
    бесконечные звезды.
    музыка в голове.
    странная случайность.
    ртуть.

    здравствуй.апрель.[сегодня я проигал себя].

    День был свежий - свежестью травы, что тянулась вверх, облаков, что плыли в небесах, бабочек, что опускались на траву. День был соткан из тишины, но она вовсе не была немой, ее создавали пчелы и цветы, суша и океан, все, что двигалось, порхало, трепетало, вздымалось и падало, подчиняясь своему течению времени, своему неповторимому ритму. Край был недвижим, и все двигалось. Море было неспокойно, и море молчало. Парадокс, сплошной парадокс, безмолвие срасталось с безмолвием, звук со звуком. Цветы качались, и пчелы маленькими каскадами золотого дождя падали на клевер. Волны холмов и волны океана, два рода движения, были разделены железной дорогой, пустынной, сложенной из ржавчины и стальной сердцевины, дорогой, по которой, сразу видно, много лет не ходили поезда. На тридцать миль к северу она тянулась, петляя, потом терялась в мглистых далях; на тридцать миль к югу пронизывала острова летучих теней, которые на глазах смещались и меняли свои очертания на склонах далеких гор.
    Неожиданно рельсы задрожали.
    Сидя на путях, одинокий дрозд ощутил, как рождается мерное слабое биение, словно где-то, за много миль, забилось чье-то сердце.
    Черный дрозд взмыл над морем.
    Рельсы продолжали тихо дрожать, и наконец из-за поворота показалась, вдоль по берегу пошла небольшая дрезина, в великом безмолвии зафыркал и зарокотал двухцилиндровый мотор.
    На этой маленькой четырехколесной дрезине, на обращенной в две стороны двойной скамейке, защищенные от солнца небольшим тентом, сидели мужчина, его жена и семилетний сынишка. Дрезина проходила один пустынный участок за другим, ветер бил в глаза и развевал волосы, но все трое не оборачивались и смотрели только вперед. Иногда, на выходе из поворота, глядели нетерпеливо, иногда печально, и все время настороженно - что дальше?
    На ровной прямой мотор вдруг закашлялся и смолк. В сокрушительной теперь тишине казалось - это покой, излучаемый морем, землей и небом, затормозил и пресек вращение колес.
    - Бензин кончился.
    Мужчина, вздохнув, достал из узкого багажника запасную канистру и начал переливать горючее в бак.
    Его жена и сын тихо глядели на море, слушали приглушенный гром, шепот, слушали, как раздвигается могучий занавес из песка, гальки, зеленых водорослей, пены.
    - Море красивое, правда? - сказала женщина.
    - Мне нравится, - сказал мальчик.
    - Может быть, заодно сделаем привал и поедим?
    Мужчина навел бинокль на зеленый полуостров вдали.
    - Давайте. Рельсы сильно изъело ржавчиной. Впереди путь разрушен. Придется ждать, пока я исправлю.
    - Сколько лопнуло рельсов, столько привалов! - сказал мальчик.
    Женщина попыталась улыбнуться, потом перевела свои серьезные, пытливые глаза на мужчину.
    - Сколько мы проехали сегодня?
    - Неполных девяносто миль. - Мужчина все еще напряженно глядел в бинокль. - Больше, по-моему, и не стоит проходить в день. Когда гонишь, не успеваешь ничего увидеть. Послезавтра будем в Монтерее, на следующий день, если хочешь, в Пало Альто.
    Женщина развязала ярко-желтые ленты широкополой соломенной шляпы, сняла ее с золотистых волос и, покрытая легкой испариной, отошла от машины. Они столько ехали без остановки на трясучей дрезине, что все тело пропиталось ее ровным ходом. Теперь, когда машина остановилась, было какое-то странное чувство, словно с них сейчас снимут оковы.
    - Давайте есть!
    Мальчик бегом отнес корзинку с припасами на берег. Мать и сын уже сидели перед расстеленной скатертью, когда мужчина спустился к ним; на нем был строгий костюм с жилетом, галстук и шляпа, как будто он ожидал кого-то встретить в пути. Раздавая сэндвичи и извлекая маринованные овощи из прохладных зеленых баночек, он понемногу отпускал галстук и расстегивал жилет, все время озираясь, словно готовый в любую секунду опять застегнуться на все пуговицы.
    - Мы одни, папа? - спросил мальчик, не переставая жевать.
    - Да.
    - И больше никого, нигде?
    - Больше никого.
    - А прежде на свете были люди?
    - Зачем ты все время спрашиваешь? Это было не так уж давно. Всего несколько месяцев. Ты и сам помнишь.
    - Плохо помню. А когда нарочно стараюсь припомнить, и вовсе забываю. - Мальчик просеял между пальцами горсть песка. - Людей было столько, сколько песка тут на пляже? А что с ними случилось?
    - Не знаю, - ответил мужчина, и это была правда.
    В одно прекрасное утро они проснулись и мир был пуст. Висела бельевая веревка соседей, и ветер трепал ослепительно белые рубашки, как всегда поутру блестели машины перед коттеджами, но не слышно ничьего "до свидания", не гудели уличным движением мощные артерии города, телефоны не вздрагивали от собственного звонка, не кричали дети в чаще подсолнечника.
    Лишь накануне вечером он сидел с женой на террасе, когда принесли вечернюю газету, и даже не развертывая ее, не глядя на заголовки, сказал:
    - Интересно, когда мы ему осточертеем и он всех нас выметет вон?
    - Да, до чего дошло, - подхватила она. - И не остановишь. Как же мы глупы, правда?
    - А замечательно было бы… - Он раскурил свою трубку. - Проснуться завтра, и во всем мире ни души, начинай все сначала!
    Он сидел и курил, в руке сложенная газета, голова откинута на спинку кресла.
    - Если бы можно было сейчас нажать такую кнопку, ты бы нажал?
    - Наверно, да, - ответил он. - Без насилия. Просто все исчезнет с лица земли. Оставить землю и море, и все что растет - цветы, траву, плодовые деревья. И животные тоже пусть остаются. Все оставить, кроме человека, который охотится, когда не голоден, ест, когда сыт, жесток, хотя его никто не задевает.
    - Но мы-то должны остаться. - Она тихо улыбнулась.
    - Хорошо было бы. - Он задумался. - Впереди - сколько угодно времени. Самые длинные каникулы в истории. И мы с корзиной припасов, и самый долгий пикник. Только ты, я и Джим. Никаких сезонных билетов.
    Не нужно тянуться за Джонсами. Даже автомашины не надо. Придумать какой-нибудь другой способ путешествовать, старинный способ. Взять корзину с сэндвичами, три бутылки шипучки, дальше, как понадобится, пополнять запасы в безлюдных магазинах в безлюдных городах, и впереди нескончаемое лето…
    Долго они сидели молча на террасе, их разделяла свернутая газета.
    Наконец она сказала:
    - А нам не будет одиноко?
    Вот каким было утро нового мира. Они проснулись и услышали мягкие звуки земли, которая теперь была просто-напросто лугом, города тонули в море травы-муравы, ноготков, маргариток, вьюнков. Сперва они приняли это удивительно спокойно, должно быть потому, что уже столько лет не любили город и позади было столько мнимых друзей, и была замкнутая жизнь в уединении, в механизированном улье.
    Муж встал с кровати, выглянул в окно и спокойно, словно речь шла о погоде, заметил:
    - Все исчезли.
    Он понял это по звукам, которых город больше не издавал.
    Они завтракали не торопясь, потому что мальчик еще спал, потом муж выпрямился и сказал:
    - Теперь мне надо придумать, что делать.
    - Что делать? Как… разве ты не пойдешь на работу?
    - Ты все еще не веришь, да? - Он засмеялся. - Не веришь, что я не буду каждый день выскакивать из дому в десять минут девятого, что Джиму больше никогда не надо ходить в школу. Всё, занятия кончились, для всех нас кончились! Больше никаких карандашей, никаких книг и кислых взглядов босса! Нас отпустили, милая, и мы никогда не вернемся к этой дурацкой, проклятой, нудной рутине. Пошли!
    И он повел ее по пустым и безмолвным улицам города.
    - Они не умерли, - сказал он. - Просто… ушли.
    - А другие города?
    Он зашел в телефонную будку, набрал номер Чикаго, потом Нью-Йорка, потом Сан- Франциско. Молчание. Молчание. Молчание.
    Все, - сказал он, вешая трубку.
    - Я чувствую себя виноватой, - сказала она. - Их нет, а мы остались. И… я радуюсь. Почему? Ведь я должна горевать.
    - Должна? Никакой трагедии нет. Их не пытали, не жгли, не мучали. Они исчезли и не почувствовали этого, не узнали. И теперь мы ни перед кем не обязаны. У нас одна обязанность - быть счастливыми. Тридцать лет счастья впереди, разве плохо?
    - Но… но тогда нам нужно заводить еще детей?
    - Чтобы снова населить мир? - Он медленно, спокойно покачал головой. - Нет. Пусть Джим будет последним. Когда он состарится и умрет, пусть мир принадлежит лошадям и коровам, бурундукам и паукам Они без нас не пропадут. А потом когда- нибудь другой род, умеющий сочетать естественное счастье с естественным любопытством, построит города, совсем не такие, как наши, и будет жить дальше. А сейчас уложим корзину, разбудим Джима и начнем наши тридцатилетние каникулы. Ну, кто первым доб