@luntares
Dekarann Luntares
OFFLINE – 28.08.2020 12:15

Non decederis supra mortis.

Дата регистрации: 13 сентября 2017 года

Ceterum censeo Carthaginem esse delendam.

Если вам когда-либо покажется, что вы плохо ориентируетесь в новой местности, то просто вспомните меня, человека, который вчера прибыл в Вену уже третий раз и в упор не мог найти фонтан т.к стоял к нему спиной.

Сегодняшний день жаркий, как и прочие. Жара упорно держится уже вторую неделю и спадать, судя по всему, не планирует. Одна из особенностей погоды в Германии — жаркий конец лета и начало осени. Май, июнь и часть июля здесь могут быть прохладными, но август и сентябрь неизменно будут жаркими. И это основной минус жизни тут лично для меня. На моей родине, в Сибири, атмосфера осени стояла уже в августе. Пожалуй, это единственное, чего мне не хватает здесь.

Мысли крутились вокруг того, что я умею. Но умею многое, а вопрос немного иной. Заключается он в том, что из умений даёт мне ресурс. Не только личный, но желание делиться им с людьми, ибо иногда я сталкиваюсь с мыслями о том, что определённой категорией своих познаний делиться не должен. Должны ли быть у знаний какие-то "охранные рамки" и как верно определить их? Полагаю, должны т.к не всем можно поделиться со всеми.

31.10 ещё не наступило, но приближается неумолимо и я начал заранее анализировать прожитый год, размышлять над тем, что не стоит с собой брать за порог 31-го числа, а что стоит оставить и развивать дальше. От прошлого Савэня прошёл почти целый год и в этот раз особенно остро ощущается необходимость переоценки произошедшего. Именно в этом году, учитывая всё, что случилось в моей жизни и в мире, ожидаю от этого осеннего события особой силы. Плюс ко всему, начало выпало на полнолуние, а это значит, что над миром взойдёт Луна Мёртвых и мир погрузится во мрак на год и шесть месяцев. Целый год с лишним над миром будет гореть клеймо Суда и каждый будет брошен в бремя расплаты за ошибки, причинённую боль и потакание слабостям. Не могу не отметить с особой радостью то, что лето 2021-го года обойдётся для меня без привычной слабости и бессилия.

Возможно, столь раннее подведение итогов вызвано на подсознательном уровне именно этими обстоятельствами. Лучше всё тщательно разобрать сейчас, чем отвечать за то, что не успел решить по собственной глупости или лени. У всех нас есть почти два месяца, чтобы привести в порядок мысли и всё, что окружает.

— Я не спрошу лишнего, если попрошу рассказать о твоей религии?

— Обычно я не обсуждаю это с кем-либо.

— Сейчас я пытаюсь найти своё место в разнообразии верований.

— Значит, ты в процессе духовного поиска?

— Наверное, так, да.

— Вряд ли в этом вопросе стоит искать помощников. Ответ на подобное должен быть внутри тебя. Ты должна чувствовать, где твоё место так, чтобы не было никаких сомнений, а только твёрдая уверенность, что это твоё и никак иначе.

— Предположим, я нашла. Что дальше делать?

— Изучать, вникать, понимать и помнить, что поворотов с выбранного пути не прощают.

— Найти бы путь сперва.

— Ты найдёшь, я в этом не сомневаюсь.

— Спасибо за поддержку. А можно к тебе с вопросами писать?

— Конечно.

Когда окончательно снимут карантин, я хочу, чтобы люди продолжали сохранять дистанцию между мной и собою.

Я прочёл то, что ты написала. Это растрогало меня так сильно, что даже заболело сердце. Мне очень жаль, что я не смогу дать тебе всю заботу и любовь, которые у меня есть. Возможно, я ещё не встретил своего человека или вовсе должен быть один. В любом случае, жизнь покажет. Ни один из вариантов не является предпочтительнее, хуже, лучше и т.д.

Перечитываю то, что ты написала вновь и вновь. Сперва это воодушевило меня, а теперь огорчает, ибо я вижу в этих строках прощание. Прощание со мной, со всем, что было когда-то дорого.

Иногда я задумываюсь о том, как всё сложилось бы, если бы год назад всё удалось? Наверное, ты нашла бы способ поговорить со мной в самый последний раз. Да, определённо нашла бы. Скорее всего, я сказал бы, что тебе нужно быть сильной, что ты справишься со всеми невзгодами и что я, как и всегда, верил, верю и буду верить в тебя.

Иногда мне кажется, что я должен был повторить судьбу своего наставника, который оставил меня, когда мне было 20 лет. В ноябре будет пять лет со дня, когда мне казалось, что большая часть меня была просто вырвана голыми руками. Вместе с тем, в моей жизни появилась ты и вернулась вера, что свет и радость ещё не окончательно меня покинули.

Я лишь смотрел со стороны, не позволяя себе чего-то большего, чем просто общение, пытаясь сохранять тот холод и ту строгость, но для этого требовалось столько усилий, что иногда подлинное отношение к тебе прорывалось наружу. У этой любви не было причин, не было и повода. Она случилась сама по себе, словно я нашёл некогда утраченную часть своей души. Вмешиваться в твою жизнь со своими чувствами я не хотел, ведь в ней и без меня хватало проблем на тот момент. К чему привело бы лето 2018-го, не признайся ты мне июньской ночью? Скорее всего, не стал бы надоедать со своими чувствами и однажды бы просто исчез. Да, то был бы первый случай, когда я позволил бы себе просто взять и пропасть. Меня редко, но посещает мысль, что нужно было уйти. Во всяком случае, сейчас ничего уже меня не держит.

Но можешь быть уверена в том, что то июньское утро, когда я прочёл то признание, стало самым счастливым утром за все мои 23 года на тот момент.

В тот момент пришло ясное осознание, что я живой, могу любить, беспокоиться о ком-либо и строить планы не только ради себя. Смешно, но до всего этого не было подобной уверенности. Я даже не был уверен, что могу испытывать что-либо к человеку, кроме равнодушия, презрения и прочих форм недовольства или нейтральности.

Кто мог подумать, что в один из дней мне придётся вернуться на два года назад и снова стать тем воплощением холода по отношению ко всем? Кто мог подумать, что однажды я проснусь июльским утром и пойму, что больше нет практически никаких эмоций, словно кто-то "выключил" их? Кто мог подумать? Такое "возвращение" к другому себе — это пробираться сквозь толстые ветви, которые необходимо ломать, иначе дороги нет. И каждая такая сломанная ветвь — какая-то часть того меня, которым я стал благодаря тебе.

Однако, я привык к старому себе, который вечно сидит в лесу и покидает его за редким исключением или для поездок в магазин. Сейчас я не преследую никаких целей, кроме, может, тех, которые были поставлены давно.

Время лечит, но лечит то, что ему подвластно, а мои чувства и переживания всегда были вне времени. Впрочем, может случиться так, что спустя годы я, пребывая в состоянии близком к меланхолии, буду вспоминать, что некогда был человек, которого мне удалось по-настоящему полюбить. Потом буду возвращаться к делам, будто ничего и не вспоминалось вовсе.

А то произведение прекрасно, как и всё, что ты создаёшь. Я говорил об этом множество раз и здесь не играет роли то, вместе мы или нет.

Ещё год назад, увидев работы Масайо Фукуда, я твёрдо решил научиться технике вырезания из бумаги, которая была распространена в Японии с древних времён. Однако, руки дошли только этим летом, но в данном случае я утешаю себя тем, что лучше поздно, чем никогда.

Новое увлечение захватило меня в свои объятия мгновенно и очень крепко. С того дня в мастерской пыль от стираемого металла заменили ошмётки бумаги. Заниматься этим дома мне не позволяет завышенное стремление к чистоте и порядку, а в мастерской можно сорить любыми способами и не удавиться от увиденного срача.

По началу не получалось ничего, кроме испорченной бумаги, но, привыкнув, что неудача на старте есть отсев слабых, я продолжал. Постепенно стало что-то получаться, но сперва результат не радовал совсем, ибо у меня всегда завышенные требования к итогам своей работы над чем-либо. Хоть знакомые и делали восхищённые лица и в один голос твердили, словно мантру «я так не смог(ла) бы!», меня это никак не трогало. Нужен был результат, который устроил бы лично меня.

Дни за работой и ночи без сна дали свои плоды. Хоть и до примерного совершенства очень далеко, но это, хотя бы, удовлетворяет мой временный запрос к результату.

По своей натуре я человек совсем не пугливый, но, когда в доме послышались чьи-то шаги, у меня произошло то, что называют "душа в пятки ушла". Затем раздался стук по крышке гроба и до боли знакомый голос:

— Если ты не тут, то я не знаю, где ты.

Признаться, я никогда ещё не выдыхал так облегчённо.

— Тут.

— Тебя мама в детстве не научила закрывать дома двери, ворота там?

— Объясни, пожалуйста, кто сюда пролезет? Кто осознанно сюда пойдёт?

— Какой-нибудь чувак с плохими намерениями.

— Либо ты, либо брат, у которого пять лет запрета на выезд после армии, либо кто-то из четырёх знакомых. В общем, выбор не особо велик.

— Ну да, я могу.

— Сомневаюсь, что ты полезешь с плохими намерениями к человеку, которому ростом даже до плеча не достаёшь.

— Бла-бла-бла.

— Не сочти, что я не хочу тебя видеть, но что ты здесь делаешь?

— Если что, то ты мне сам ночью позвонил и сказал, что хочешь прогуляться утром, пока не жарко. Сейчас +24, а к обеду +33 будет.

— А, точно.

— Ты прикалываешься? Что случилось опять?

— Я?

Она наклонилась к гробу и провела ладонью перед моими глазами.

— Алло, Декаранн, возвращайся из астралов к простым смертным.

— Уже. Вообще-то, у меня вчера был паршивый день. Я бы даже сказал, он был ужасным. Но стоило мне поспать четыре часа после десяти дней, как всё прошло. Благо, что я не стал вываливать это всё на человека.

— Не понимаю, о чём ты там бормочешь.

— Я поспал и мне стало хорошо.

— Удивительно, да?

— Сейчас бы дождливый и холодный вечер октября, когда за окном сыро, мёрзло, лежат тёмные листья, а в воздухе уже пахнет ноябрём. Идеальное время.

— Ага и когда вся дорога к тебе превращается в грязь и говно, что нет никакого желания ехать сюда.

— Это основной плюс того времени.

— Надо Собянина сюда выслать.

— Чтобы Германия похорошела?

— Чтобы бордюры с плиткой до тебя проложил, хотя бы.

— Не нагнетай. Здесь есть дорога.

— Дорога Шрёдингера — шесть месяцев она есть, шесть месяцев её нет.

— Это инсталляция. Называется "Частица Омска на буржуйской земле". Видишь, какой я патриот?

— Ты всех бросил, не думая ни секунды, патриот.

— Заслужили.

— Ну да. Вылезай давай. Опять до парка?

— Нет, наверх.

— Это странно.

— Ты находишь это странным?

— Да, нахожу.

Я задумчиво смотрел в туман. Выбора особо не было: либо ты смотришь на белое небо, либо на чёрную землю, либо на туман, либо на собеседника.

— Конечно. Что тебе известно?

— Лишь то, что можно было увидеть, ты итак знаешь.

— Знаю.

— Ну вот. Она почти целое лето провела за городом.

— Речь не о месте.

— О чём тогда?

— О том, что тебе это ведомо. Люди отпускают друг друга, перестают знать один о другом, если кому-то из них голову отрежет, то второй может не узнать об этом.

— И к чему это?

— Похоже на твою ситуацию?

— Ох, не ломай мне мозг, прошу. Итак от жары чуть не погибаю. Я беспокоюсь о ней, если ты об этом. Думаю, вполне нормальное явление.

— А она о тебе?

— Не знаю.

— Но можешь узнать.

— Не могу. Я ещё пару лет назад зарёкся не использовать свои способности, чтобы выяснить то, о чём она сама не хочет говорить, ибо это является нарушением личного пространства и разрушило бы доверие.

— Какая жалость.

— Возможно. Как тебе не надоело столько лет находиться здесь?

— Это мой дом, моя земля, которой я управляю.

— Тут всё довольно однообразно, как мне кажется.

— Ты не видела и десятой доли этого места, откуда тебе знать?

— Тоже верно, в принципе.

— Я уже говорил, что обречён провести это лето с тобой?

— Слишком очевидно.

— Мне нужно мнение со стороны.

— Предположим.

— Всё, чего я хотел конкретно в этой жизни, было умиротворение. Спокойная жизнь с любимым человеком. Теперь, когда, казалось бы, у меня есть всё, чего хотелось, нет последнего момента. Назревает вполне логичный вопрос: а какого, собственно, хрена? На этом всё. Я готов к мнению со стороны.

— Рассуждаешь так, словно завтра тебе подыхать, а любви так и не случилось.

— Я знаю, что ещё молод и всё впереди, не надо отчаиваться, но.

— Но ты этого не понимаешь. Знаешь и не поймёшь никак. Мозгов не хватает?

— Это сложно воспринять, учитывая нынешнюю ситуацию.

— Ситуация? Ты всё потеряла?

— Нет, но есть проблема.

— Как баран, который свист ветра принимает за волчий вой и своим метанием от ужаса привлекает настоящих волков.

— Я осознаю скоротечность жизни. Если бы мне удалось встретить своего человека, скажем, когда мне будет лет 40, то сколько мы будем вместе? Лет 20-30 от силы.

— И тебе этого не хватит?

— Нет. Когда любишь кого-либо, то целой вечности будет мало. Впрочем, это всё лирика. Мне никто не нужен.

Вот я и добрался до самой популярной темы — любовь.

Выбирать следует такое, где выбора нет. Там, где есть выбор, любви нет и быть не может. Гнаться за счастьем тоже является нелепостью, ибо счастье — мера достигаемая двумя, понимающими, что любовь есть не только радость, но и совместные проблемы, печаль и иногда даже боль. Не существует явлений, несущих только добродетель, но существуют явления, несущие только негатив или добродетель и негатив в тех пропорциях, в которых допускает сам человек.

Когда человек достигает конца жизни, единственное, что будет иметь значение для нового воплощения — это совершённые ошибки и та любовь, которую умерший отдавал и получал. Именно любовь каждый берёт в новое путешествие, становясь, рано или поздно, на место, кому сделал больно. Можно утверждать, что жизнь представляет собой круговорот любви и ошибок и быть правым на бóльшую долю вероятности. Любовь, возможно, не спасёт мир, но спасает людей по отдельности. Многие, ощутив близость смерти, начинают искать спасение для души, забыв напрочь, что спасителями являются сами и не только для самих себя, но и для других, что для этого достаточно было лишь позволить себе любить по-настоящему.

Человек готов влюбиться, но только, если в сознании имеется какая-то надежда на взаимность. Если её нет или предыдущие чувства были, как чудилось, исчерпаны, то человек обрывает одну связь и быстро заменяет её другой, а что с предыдущим объектом любви, то там хоть трава не расти. То, что привычно называть любовью — это лишь гормональная истерика, не более того. Людям кажется, что они умеют любить и ключевым здесь является слово "кажется", ведь уже много лет никого не учат любить. Соблазнять, желать, использовать — да, но не любить. У большинства банально не хватит смелости для любви, ибо это означает лишиться роскоши бесконечно влюбляться и посвятить себя одному человеку, у которого могут проблемы, мешающие "бабочкам порхать", который может нуждаться в помощи вместо розовой романтики.

Многие ли, кто прочтёт это, смогли бы полюбить навсегда, так, чтобы эта любовь осталась и за гранью жизни, став спасением, если не для двух, так хоть для одного? Я уверен абсолютно, что и одного человека не найдётся.

В жизнь вгрызаться приходится ногтями,

Чтобы мысли и идеи обретали форму.

Сражаться со всем сразу, не частями,

А будни без тебя незаметно стали нормой.

Dekarann Luntares

Самые популярные посты

315

В жизнь вгрызаться приходится ногтями, Чтобы мысли и идеи обретали форму. Сражаться со всем сразу, не частями, А будни без тебя незаме...

311

Hic status doloris eius usque in æternum.

302

На волне безумия с вирусом я счёл идеальным момент, чтобы запереться в лесу и объявить знакомым, что не планирую покидать своё логово мин...

290

31.07.20 18:32. Лучшее за неделю.

— Ты только заранее её предупреди, что хочешь кровать с клеткой из "Амнезии". Пускай знает, что ты больной. — Она видела, что я в гробу с...

282

— Я уже говорил, что обречён провести это лето с тобой? — Слишком очевидно. — Мне нужно мнение со стороны. — Предположим. — Всё, чего...

277

Amore autem non est salvificem mundum.

Вот я и добрался до самой популярной темы — любовь. Выбирать следует такое, где выбора нет. Там, где есть выбор, любви нет и быть не мож...