@luntares
Dekarann Luntares
OFFLINE – 25.09.2021 01:54

Non decederis supra mortis.

Дата регистрации: 13 сентября 2017 года

Ceterum censeo Carthaginem esse delendam.

В мае помогал Анне писать курсовую по жанру живописи Vánitas. Перелопатили всю домашнюю библиотеку. Работа писалась с энтузиазмом т.к тема нам близка и очень интересна. Результатом тоже были довольны и закономерно решили, что и преподаватель будет доволен. Сдали, забыли.

В этом месяце узнаём, что курсовую не приняли. Из вероятных причин в моей голове были изъяны в оформлении и недостаточный объём, но нет. Оказалось, что не приняли её, ибо в курсовой есть подпункт про взаимосвязь оккультизма с этим художественным жанром. В этот момент мне показалось, что я сгорел до состояния пепелища.

Считаю необходимым упомянуть, что Vánitas есть жанр барочной живописи, ставящий своей целью напомнить человечеству, что жизнь — это мгновение, а у смерти временных рамок нет. Сам жанр ставит знак равенства между собою, символизмом и оккультизмом. Ни одну из таких работ нельзя воспринимать буквально, ибо каждая деталь картины — слова, которые может прочесть лишь человек знающий. Он способен сложить прочитанное в единое целое и понять, что хотел донести художник на самом деле.

Но, судя по всему, при написании курсовых в учебных заведениях РФ, нужно избегать упоминаний оккультизма, Сатаны и всего подобного, дабы хранимые богом православные преподаватели не гадили в исподнее всякий раз, когда натыкаются на эти ужасные слова.

Может показаться, что меня раздражает факт страха перед оккультной сферой у людей, но нет. Я привык, что "на Руси дураков лет на сто припасено", я вырос в этой стране. Меня разозлило, что эта дремучесть служит поводом ограждать людей от знаний. Преподаватель совершенно точно знает о взаимосвязи Vánitas и оккультизма, но она не позволит об этом узнать студентам, потому что зашоренность сознания и мракобесие — исконные столпы одной великой державы, которую я считаю чудом света, потому что так бездарно потерять всё, включая будущее народа, можно только чудом.

"Неугодный момент" в курсовой мы решили просто удалить. Переписывать целую главу из-за того, что у возрастной курицы не пробились зачатки интеллекта, мы, разумеется, не станем. Благо, это последний год учёбы Анны, а то мы уже устали удивляться тому, какую ещё ересь преподнесёт нам это замечательное учебное заведение. К слову, мы прошли через жалобы на преподавателя, который распускает руки в отношении студенток (Анну он не трогал, иначе бы его уже отпевали); прошли через случай, когда Анну не перевели на бюджет т.к "потеряли" её документы. И всё это лишний раз убедило меня в том, что российскую систему образования спасёт лишь полное её уничтожение и создание с нуля (это касается и всех остальных сфер).

Современный мир суетлив и в нём каждый постоянно тянется за выгодой, чего я не осуждаю, ибо логично. Так и среди практикующих жажда «быстрой силы» и исполнения всех желаний во главу угла ставится. Да и часто в таких ситуациях внутренний голос игнорируется в угоду стремления заполучить всё и сразу.

Каждый практикующий изначально предрасположен к взаимодействию с теми или иными силами (можно иногда убеждать себя, что выбирали не тебя, а именно ты, дабы самооценка ровно сидела и не начала беспокойно ёрзать). Зверь для жизни в своей местности создан, так и практикующий в жизнь приходит с навыками выживания в определённом «ареале обитания», который ему, правда, предстоит найти. Как скорость бега гепарда бесполезна в тундре, так и друид бесполезен, скажем, в веретничестве.

Может утечь много воды до того, как такой человек обнаружит себя и свой путь, если нужной личности рядом не подвернулось. Но если своё нутро слушает, то через преграды пройдёт и поймёт, кто он есть. Найдя же себя и своё, он обретает надёжную опору и поддержку, творить всем негатив не бежит и в балансе идти продолжает, извлекая бесценный опыт из собственных ошибок. Тогда каждая проблема делает сильнее и встречается не с опущенными руками, а как новый багаж из уроков и выводов. И преодолеваются проблемы проще, когда связь с близкой тебе силой ощущаешь и понимаешь, что на своём месте стоишь.

Многие практики современности, однако, плотью и кровью вышли из социума и склонны рассматривать свой путь в «товарном» ключе и как способ решить все свои проблемы, не уделяя внимания тому, кто они и откуда. Лезут в различные традиции не из врождённой тяги к конкретной из них, а из желания получить «здесь и сейчас», и часто из желания возвыситься над другими (об этом я давно хотел поразмышлять и, кажется, ближайшие дней десять буду готов). Потом отсюда произрастают те, кто в перерывах от забегов по погостам, не забывают завернуть и в церковь, и в позе сколиозного лотоса посидеть, помолившись Кришне. И параллельно радуясь тому, что уж им-то точно удалось Силы Высшие ловко провести и лавировать спокойно между двух огней. Потом такие «маги» начинают затухать и тяжко выть, а в народе, благодаря их деятельности, заводятся байки, что если заниматься колдовством, то обязательно расплачиваешься здоровьем детей/внуков, либо болеешь в конце жизни, и т.д.

Посему необходимо прислушиваться к внутреннему состоянию и искать то, что твоё, а не сидеть там, где с первого раза вышло. Почему близко и чем – основные вопросы, которые должны волновать, а не возможное обретение силы и прочего. И, разумеется, быть готовым к тому, что нутро отзовётся не на супер-классную-модную демонологию, а, к примеру, на Ифа-Ориша. При этом необходимо понимать, что работая с какой — либо традицией, человек так или иначе сливается с нею и меняется. Хочет он того или нет. И перемены эти часто носят негативный характер для окружения того человека.

Во время поиска пути почти у всех бывают ошибки и повороты не туда. И это нормально, если уметь своевременно ретироваться оттуда, где не ждали и горевать об утрате долго не станут. Но, увы и ах, довольно часто, осознав, что путь прошлый был ошибочным выбором и вот, найдена тропа по душе, юный практик начинает пытаться занять оба стула сразу, пытаясь угодить «и нашим, и вашим», что само по себе нелепо. Наколоть и проехать не получится. Зато превосходно получится насобирать оплеух на все последующие жизни. Во всяком случае, побитый точно поймёт и выучит наизусть, что успех в оккультной практике приходит тогда, когда достигнуто созвучие с тем, что действительно является твоим.

Буквально десять дней назад популярным явлением было сесть и задуматься о том, что школьные годы прошли и в этой жизни уже никогда не случатся вновь. Размышлять об этом в положенный срок, попутно вычёркивая из жизни фанатов Шафутинского, времени и желания особо не было, поэтому позднее зажигание – моё всё.

Отлично помню 2013-ый год, выпускной класс и май перед финальными экзаменами, когда классный руководитель сказала нам, что скоро мы покинем стены гимназии и потом будем плакать. Я тихо добавил: «От радости, что всё это закончилось». Меня попросили выйти из кабинета. В общем-то, на этой ноте можно было и закончить писать на тему школьных годов.

К слову, я был совсем не из тех людей, которые с трудом вставали в семь утра, ворчали у раковины и походкой восставшего мертвеца плелись в ненавистное учебное заведение, нет. Как правило, в четыре утра я уже не спал, если ложился вообще, поэтому «радостей» насильственных подъёмов был лишён.

Одиннадцать лет мне приходилось топтать паркет в гимназии №75 города Омска и, стоит признать, это было самое жёсткое испытание для моих нервов.

Попал я туда по воле отчима, ибо согласитесь, что «наш ребёнок учится в гимназии» звучит гораздо солиднее, нежели «наш ребёнок учится в школе №1488 имени Григория Залупина». Отличий от обычной школы было несколько, и самым ужасным отличием была учебная нагрузка, которая просто не предусматривала у учеников наличия свободного времени. Зато родители могли хвастаться, что дитятко с первого класса учит два языка и находится в гимназии с восьми утра до четырёх вечера, пока ваши бездари в обычных школах уже в обед дома и в компьютеры играют. Поэтому, если эта стена текста у кого-то будет в ленте и у этого «кого-то» есть дети дошкольного возраста, то уведомляю, что гимназия (лицей в этой же категории) является гарантом того, что ваш ребёнок будет вас ненавидеть к годам девяти. Он в принципе будет всё ненавидеть. Моя девушка окончила гимназию, мой брат окончил гимназию и «впечатления» у нас абсолютно идентичны, так что, я знаю что пишу. Не стоит ошибочно полагать, что нагрузки хорошо влияют на ребёнка и делают из него какого-то гения. С большей вероятностью они сделают так, что в дом постучится либо глубокая депрессия, либо подростковый алкоголизм, либо же вовсе саван, гроб и несколько метров сырой земли.

Пожалуй, самый важный аспект школьных времён – это сверстники. Чтобы долго не расписывать о том, какие это были детёныши человека разумного, напишу, что на дворе был 2002-ой год, западное «планирование семьи» ещё не коснулось России и большая часть детей (я в том числе) были итогом мировоззрения под названием «Ну надо родить, а то пора уже, косо смотрят все». К чему я это всё веду? После домашних скандалов с родителями, которые совершенно не знали о том, как надо воспитывать и общаться с чадом, мы шли в учебное заведение, где начинали издеваться друг над другом отдушины ради. Не могу сказать, что издёвки имели отношение ко мне, ибо я дрался со всеми и по любому поводу, а красные заметки в дневнике на этот счёт не покидали практически каждую страницу. Звучит грубо, но некоторые люди понимают лишь язык боли и пытаться донести до них что-либо цивилизованным способом – лишь подогревать их негативный интерес к своей персоне.

Другой немаловажной составляющей были преподаватели и вот здесь у меня были основные негативные моменты, потому что советской закалки учителя совершенно противились новому и фалломорфировали, когда кто-то осмеливался нарушать священные школьные правила. Собственно, нарушал я их с того самого дня, как переступил порог гимназии. Например, тяжесть болта, который я с первого класса положил на обязательное ношение формы, стремится к бесконечности. Учителя не любили меня за то, что я поправлял их, считая это неправильным; не любили и за то, что на всё у меня было своё мнение и невозможно было заставить меня заниматься бесполезной ересью на каком-нибудь классном часе. Внеклассные мероприятия по типу соревнований, новогоднего украшения класса, приседаний на стеклотару на скорость и прочее не посещал с чистой совестью, ибо не был обязан тратить своё свободное время на участие в очередном шапито. От моего внешнего вида их и вовсе разносило вдребезги, чем я не гнушался и лишний раз подогревал седалищную область учителей. Итогом послужил весьма забавный случай, когда моей матери позвонил классный руководитель с вестью о том, что дитя её, оказывается, состоит в сатанинской секте (к слову, я тогда правда грешил этим, и подобное заявление заставило меня вспотеть). Но всё оказалось куда прозаичнее и обвинение в сектантстве свалилось на мою голову из-за постоянного ношения чёрного цвета и рисования крестов на полях тетради.

Я выпустился из гимназии восемь лет назад и ни разу не пожалел о том, что школьные годы прошли. Из имён одноклассников помню только двоих и то, потому что мы общаемся. Из имён преподавателей не помню ни одного. Более того, я вообще стараюсь не вспоминать весь ад, который был в моей жизни промежутком с пяти до двадцати лет. Кто-то может сказать, что меня должен огорчать факт того, что я никогда больше не вернусь в беззаботное детство. Но моё «детство» больше напоминало ад, в который не очень жаждешь возвращения. Сейчас моё бытие в миллионы раз беззаботнее и спокойнее.

Может, школьная пора действительно «золотая», но я твёрдо убеждён, что «золотой» является вся жизнь после окончания школ, вузов и т.п., но при условии, что было желание эту жизнь сделать таковой.

Чёрный дым рассеял всё вокруг и породил нечто новое, чего видеть даже во снах мне не доводилось.

Это был собор. Огромный, возвышающийся над всеми. И ледяной. Пол был из льда, узорчатые колонны из льда, расписной потолок — тоже. Различия были лишь в цвете, который варьировался от голубого и белого до синего и фиолетового.

Сделал шаг и лёд под ногами отозвался лишь стуком и эхом в залах, не дрогнув. Кто-то впереди стоял и нужно было подойти.

Силуэт впереди обретал всё ясные очертания и вскоре я не мог не узнать светлые глаза и рыжие волосы до плеч, лишь кожа была мертвенно-бледной.

— Что тебе нужно?

— Всё-таки слёзы имеют великую силу и прошибают даже того, у кого сердца нет.

Она села на скамью, которая выглядела самой обычной и казалась мне здесь единственной "живой" частью.

— У меня есть сердце. Оно ледяное, но оно есть.

— Это дворец мыслей, мой спасительный уголок, когда жизнь становится невыносима. Так что, я здесь часто.

— Подсознание — коварная вещь. Например, я утром частично забуду, что видел это, но попробую восстановить, потому что это важно. А ты… Ты даже не знаешь, что ты здесь.

Со стороны колонн в зал вошли два пожилых человека, неся на руках какого-то темноволосого парня среднего роста. Они положили его на пол и удалились обратно. Парень выглядел мёртвым, как и всё вокруг.

— Кто это?

— Иногда воспоминания бывают разных форм.

Тот человек начал слегка светиться и вскоре стал водой, растёкся по полу и исчез.

— И с какой целью?

— Не знаю.

Пожилая пара вернулась и на этот раз на ледяную поверхность опустилось тело девушки в очках и с длинными светлыми волосами, которая так же исчезла, как и её предшественник.

— Она не заслужила такой участи.

— Каждому своё.

— И мне?

— Тебе особенно.

— Представь, как изменилась бы жизнь, если бы всё, что сейчас происходит можно было бы научно объяснить и доказать?

— А стоит ли?

— Не знаю.

Взглядом я отследил, куда уходили те двое, приносившие тела, и направился за ними. Между двумя колоннами была непроглядная тьма. Я шёл туда, зная, что за мной идут следом. У порога я обернулся и увидел, что она протянула руку, которую почти сразу же убрала, крепко сжав пальцы.

Чёрный дым поглотил и меня, и всё, что было вокруг, безжалостно уничтожая, растворяя в себе.

Нынче вокруг человека обилие информации и оно имеет оборотную сторону. Лёгкий доступ к необходимым знаниям часто преграждает целый багаж мусора, засоряющий мысли, искажающий восприятие и вызывающий бурю эмоций там, где должно быть спокойствие. Впитывание ненужной и лишней информации «зашлаковывает» восприятие действительности и реакцию на определённые ситуации.

Помимо виртуальных «океанов» из мусора, вокруг полно пустой и лишней болтовни. Я часто примечал, что порой люди говорят, чтобы говорить, а не с целью донести необходимое или чем-либо ценным поделиться. Слово давно утратило свою силу и значимость. В какой-то момент человечество его обесценило и теперь оно лишь способ коммуникации о качестве которой заботиться не очень принято.

Эти факторы весьма сильно влияют на жизнь и состояние человека, а посему необходимо делать хотя бы раз в месяц «день тишины», когда двадцать четыре часа будут прожиты в полной тишине, без слов, без соц. сетей, а возможными компаньонами могут быть лишь книги, животные и Природа. Мы следим за чистотой тела, но всё ещё не популяризируем чистоту ума, а именно ум достоин отдыха более всех.

Молчание в течение дня – это сложно в современном мире, когда общение стало краеугольным камнем жизни, но искренне желающий преград не видит. Этот день можно посвятить созерцанию, творению руками, но не звуком. Нужно погрузиться в тишину, словно она является живой материей. Принять её и молчание внутри себя. Важно уйти от посторонней информации, взять «цифровой» детокс.

На личном опыте возьмусь утверждать, что такое отрешение от переизбытка информации и принятие тишины сразу пробуждает в голове идеи, которые некогда были отложены, забыты. Более того, на их реализацию мгновенно находятся и силы, и желание.

Человек пришёл в мир не в шумный город, а в природную тишину. И нужда в ней не пропала.

После пребывания в музейной кунсткамере меня посетила мысль о том, что, в общем-то, каждый из нас всю жизнь собирает персональную «кунсткамеру» и речь совсем не о том, что каждый обязан «законсервировать» умершего кота или абортивный материал, хоть и оба варианта приемлемы.

Человек раскладывает по собственным склянкам чувства, события и воспоминания. Ничего не проходит бесследно, как ни пытайся убеждать себя в обратном. Любое счастье, любой проигрыш, любая боль и травма незамедлительно помещаются на своё место после прохождения этапа «консервации» т.е переживания случившегося. В любой момент нужную склянку можно «достать» из глубин сознания, рассмотреть, вспомнить историю содержимого и как оно там оказалось, чтобы потом поставить её на место и продолжить сбор своей, пока что, малой коллекции.

Каждый экспонат по-своему уродлив, ибо прошёл стадию переживания и на задворки сознания попал уже изрядно «пережёванным». В попытках достать бутыль со счастьем нужно не перепутать его с печалью и болью. Впрочем, по ощущениям они очень похожи. По результату тоже.

У этой галереи несбывшихся и сбывшихся трагедий порой имеются «посетители» — те, кому мы доверяем право взглянуть на свои мумифицированные достижения, падения и переживания. Главным здесь остаётся предупредить «гостя» о том, что ничего нельзя трогать, лишь смотреть и слушать.

Сколько нужно всё это хранить? Пока содержимое не даст первые признаки закравшейся гнили.

Конечно, кому-то сравнение столь ценных и тёплых воспоминаний с холодной кунсткамерой покажется издевательством или даже оскорблением, но как иначе назвать скопления сотен бальзамированных эмоций, которые покоятся на полках, пока их владелец не очутится в том расположении духа, в котором все мы склонны открывать двери подвала, ведущего к той самой коллекции?

Когда я зашёл в кабинет, то там стоял запах жары. Он возникает, когда на небе нет ни одного облака и солнце палит беспощадно с самого утра.

В доме стояла гробовая тишина и я бесшумно закрыл дверь, чтобы не нарушить её, не спугнуть этот момент.

Это лето странное. Кажется, я не первый год характеризую данный промежуток времени этим прилагательным. Однако сейчас можно сказать, что я должен быть рад, ибо позволил себе быть счастливым и не беспокоиться о чём-либо. Я так и поступил бы, если бы не одно «но», заключённое в форму своеобразной паранойи, настойчиво шепчущей в голову, что может произойти нечто плохое. Разумеется, я привык к тому, что всё самое плохое всегда случалось именно летом. Анна предполагала, что мне стоит поговорить об этом с психологом. Я и сам об этом думал, но ныне не особо вижу смысл. Есть проблемы, которые должны вытравливаться самостоятельно, дабы можно было досконально изучить и выучить способ их устранения. Но Анне стоит отдать должное, ибо она спокойно восприняла моё место работы.

Скорее всего, я просто не привык к спокойствию и уверенности в человеке, который рядом. Опять же, Анна сказала, что понимает меня и её это не задевает. Надеюсь, что так. Во всяком случае, я попросил её немного подождать, пока моё измотанное сознание примет факт того, что рядом может быть человек, который не смотрит куда-то в сторону.

В нынешних отношениях нет какого-то бешеного огня, нет истерик, нет разборок, нет недомолвок, мы знаем недостатки друг друга и примирились с ними. Если подвести итог, то мы просто любим, уважаем, прислушиваемся и не ищем лучшего в ком-то постороннем. Вероятно, это и есть та самая «зрелая» любовь, когда нет того безумия, которое прожигает насквозь и вынуждает совершать воистину безрассудные поступки, но есть желание оберегать друг друга, находить компромиссы и расти вместе. Прискорбно лишь то, что достижение такой любви подразумевало сильнейшую боль.

Но оно того стоило.

Сегодня ко мне в руки наконец попала книга, которую так советовали некоторые знакомые, подкрепляя свои рекомендации тем, что там: "Таро и главный герой ищет ответы у Вселенной" и вообще, мне, как "любителю всего такого" непременно должно понравиться.Что же, дочитаю "Диалоги" Платона и съезжу в книжный магазин, раз так рекомендуют, решил я и исполнил задуманное. Как говорится, никогда я ещё так не ошибался. Лучше бы Платон написал свои "Диалоги" более объёмными, дабы я позабыл о той рекомендации знакомых.

В итоге я приехал домой, убедился, что у Анны за три с лишним часа моего отсутствия ничего не случилось, заварил чай и отправился в библиотеку, готовый восторгаться произведением Пауло Коэльо "Брида". Да, на тот момент я был полон вдохновения. Аннотация гласила, что "Брида" — удивительная история девушки и ученицы наставницы Традиции Луны (на этом моменте я нутром почуял неладное, но значения не придал). Юная Брида хочет обучиться магии и найти свою истинную любовь. Обычно, если я вижу на обороте книги аннотацию подобного рода, то произведение незамедлительно ставится на книжную полку, но в этот раз пришлось сделать исключение ради знакомых.

О чём же книга? О студентке, решившей стать ведьмой. В общем-то, героиня явно не живёт в чулане под лестницей, её родители живы и даже есть молодой человек. Имея последнего, Брида мечтает найти свою половинку. Зачем она встречается с тем парнем, если он ей не нужен и она надеется кого-то там найти? Без понятия. Видимо, это написано, дабы у сугубо моногамных личностей, вроде меня, на протяжении всей книги чесались руки удавить главную героиню. И вот, девушка живёт вполне спокойно, пока чёрт её не дёрнул отправиться к магу и напроситься в ученицы. Особенно моё негодование вызвала фраза: "Иногда мы вступаем на путь только потому, что не верим в него". Если с таким "девизом" ворваться в оккультизм, то выйдешь либо в цинковом гробу, либо по частям. Собственно, после этого и началась основная часть Марлезонского балета.

Далее автор повествует о Традициях Луны и Солнца, сперва указав, что выбрать можно лишь одну ("хоть это правильно" подумал я), но главной героине можно всё, поэтому Брида выбирает учиться обеим традициям (тут и клише про "избранную" имеется). К слову, в реальной жизни Брида получила бы по горбу от наставника за такое. Переодически упоминаются Таро и руны и за это удавить голыми руками хочется уже автора. Брида учится с особым усердием, преследуя одну цель — обрести истинную любовь (судя по всему, её молодой человек должен быть книжным вариантом популярной фразы: "Ну да, пошёл я нахер") и где-то мелькает на фоне задача найти себя. Наша девушка успевает пофлиртовать и с наставником, и не забывает о парне, с которым у неё, вроде как, отношения (на этом моменте в моём сознании вообще реминисценция произошла). Всё произведение героиня готовится к шабашам и пытается понять, любит ли она своего партнёра или надо искать дальше (напомню, что желание задушить героиню не пропало). Финал истории я не помню. Она была прочитана около четырёх часов назад и я уже забыл её исход. Однако, помню финалы множества книг, которые читал даже в детстве. Думаю, это говорит о многом.

Пауло Коэльо, очевидно, хотел сыграть на струнах весьма популярной тогда и нынче темы, а именно на женской силе. "Брида сильна, женщины сильны" хотел сказать автор, а в итоге сказал: "Брида инфантильная путана и все женщины такие", увы. Коэльо решил пойти по пути меньшего сопротивления и просто выдал набор стереотипов, приправив их литрами пафоса и соусом про "поиск себя" и "своего пути", но от глаз более-менее разумного читателя не укроется, что Брида всего лишь поверхностная истеричка, которая ещё и не против сходить налево при любой возможности. Описание сцены секса и вовсе заставило посмеяться, ибо действо происходило на каких-то скалах и острых камнях. В общем, бедная Брида. Мне бы девушка за такие интимные эксперименты выписала "епитимью" на пару месяцев. Естественно, не обошлось без высокопарного слога: "Секс — это вещь безобманная" (особенно, когда это измена, вот уж точно нет обмана). Кроме этого, смеяться заставил шабаш ведьм, который восхвалял… Богородицу и Иисуса. Знаете этих ведьм, которых догмы авраамических религий призывают сжигать, побивать камнями и прочее, а они продолжают самоотверженно собираться, дабы восславить Богородицу и Христа? Вот и я не знаю.

Разумеется, человеку, который не изучал философию, данное произведение покажется очень интересным и вдохновляющим. Мой же вердикт прост: обычная коммерческая продукция крайне низкого сорта, популяризирующая полигамию и легкомысленное отношение к оккультизму. Данная книга понравится тем, кто свято верит, что внутри живёт непредсказуемая и прекрасная богиня, что вся магия вокруг нас, а карты Таро способны указать путь к богу (замечательно, что нет); для тех, кто думает, что найти себя и пробудить внутренние силы можно через распитие алкоголя на шабаше и в походах налево. Как мне кажется, единственное, что можно в этих случаях найти и пробудить — это алкоголизм и вероятный визит к врачу, который специализируется на зппп. Увы и ах, но для меня это не то "познание тайн Вселенной", которое обещал автор в аннотации.

Честно говоря, я знаком с "Алхимиком" Коэльо и до сих пор феномен этого автора лично для меня остаётся загадкой. На мой взгляд, автор пытается сложить слово "Вечность" из трёх известных русских букв, но, разумеется, получается не так хорошо, как выпускать одну книгу за другой, уверяя, что они несут в себе скрытый эзотерический смысл.

Из плюсов могу отметить, что книга не отвлекает от домашних дел вообще. Помыть посуду, прибраться в мастерской, протереть пыль сойдёт за радость, лишь бы не читать сие творение Коэльо. Ещё положительной стороной является то, что в книге всаго 300 страниц. Из минусов не могу не отметить само существование книги и то, что Коэльо подался однажды в писательство.

Итог предсказуем. Неудачная покупка была убрана в глубины книжной полки, а то, не дайте боги, Анна однажды решит прочесть. Свою психику уже не спасти, так хоть её поберегу.

А ещё я очень жду четверга, чтобы на встрече со знакомыми передать им всю гамму моих переживаний от прочтения этого шедевра.

Скажем прямо, счастливо живёт в свете только тот, кто полностью умертвил некоторые стороны своей души. (с) Николя де Шамфор

Является ли отсутствие чувств тоже своего рода чувством? Возможно, для этого есть своё название, ведь люди очень любят вешать ярлыки абсолютно на всё, так проще и глупо их за это осуждать. Если бы на бутылке с ядами не было ярлыков, то история человечества была бы намного веселее. Однако, чувства, хлещущие через край, медленно налаживающие процесс гниения в жилах, они отравляют не менее, чем яды, а то и более. И не было бы мудрым решением аккуратно запечатать некоторые из них и потавить пылиться на самой дальней полке души? Предварительно подписав наглухо закрытые флаконы, разумеется. Ведь люди любят ярлыки.

Вину следовало бы окрестить словом "Талий". Она виртуозно маскируется под необходимость, но со временем недомогание лишь усиливается. Вина — не то, что может испариться, не то, что лечат жаропонижающим. Это чувство подтачивает изнутри, постепенно укладывая на лопатки, на ложе из терновника и сожалений, протягивая костлявой рукой кнут для самобичевания. В этом можно себя упрекнуть. Нужно. Постепенно собственные мысли доводят до безумия, но наложить на себя руки не выйдет, ибо крайне сложно подняться с усеянного шипами ложа прокрастинации. Талий завершил свою работу.

Сочувствие — ртуть. Иной раз его необходимо скрыть как можно глубже и не доставать. Этот летучий металл крайне ядовит: если изо дня в день вдыхать чужие откровения, слёзы и жалобы, то вскоре можно ощутить головную боль и тошноту. Отравленные бесцеремонно пытаются залатать раны, вырывая в "ртутном треморе" куски из других. Человек не Мировой Океан, а скромных размеров кувшин, имеющий закономерность переполняться. И если вовремя не заметить на руках кандалы из блестящей ртути, то только болью в груди и кашлем трагедия не ограничится.

Нельзя ненавидеть ничтожество. Ненависть нужно заслужить. Она аристократична и в этом подобна мышьяку — главному "гостю" вечерних интриг прошлых столетий. Этот яд пропитывает жертву: проникает в кожу, волосы, въедается в костную ткань, становясь неотъемлимой частью организма. Даже случайное упоминание объекта ненависти провоцирует сильный выброс мышьяка в плоть, иной раз доходя до ожогов слизистой собственным криком из молчания и обиды. Встреча и вовсе вызывает неконтролируемые судороги. Разъедающее воздействие ртути так велико, что радость от вероятного возмездия меркнет и кажется делом бессмысленным. Но яд уже не вывести: на смену одному объекту придет другой и так далее. Ненависть нужно заслужить, поэтому я никогда не произносил "ненавижу" относительно человека. "Люблю" — это обыденное, доступное, чем я готов делиться, что лежит на поверхности, но "ненавижу" — сокрытое, оберегаемое, то, чего ещё никто не добился.

Ревность — это прекрасный цветок аконит, пустивший корни подле надгробия безвременно почившей любви. Его годится засушить между страниц былой страсти — ни то, ни другое больше никогда не понадобится. Острое жжение — вот, что ощущается, когда этот яд попадает внутрь. Словно сотни червей прогрызают себе путь и их следы мучительно горят. Не долго. Ревность убивает быстро. Бешенный галоп мыслей и сердца перебивает напряжённое дыхание. Можно рвать когтями горло. Своё или "напарника" — не столь важно, ведь итог один, а аконитовая ревность обожает убивать пáрами. Потеря собственной воли и упадок — достойный результат для достойного человека, решившего выращивать цветы.

Но люди без переживаний никто. Каждому из нас нужна драма, разбитое сердце, скорбь и слёзы, иначе мир постепенно утратит ценность. Если всегда видеть мир под углом оптимизма, то можно весьма быстро обнаружить, что он скучен, а во рту не хватает привкуса горечи.

Ранее я часто проводил летнее время под деревом. В буквальном смысле. Приходил, садился и опускал руки на землю, стараясь изгнать из головы всякую мысль, что само по себе задача не из лёгких. Если удавалось, то через какое-то время я замечал, что всё вокруг словно погружалось в тишину – пропадало пение птиц, шелест листьев и прочее. Разумеется, не на самом деле, это лишь промежуточный этап, переходная ступень. Зато отчётливо слышно биение сердца, будто эхом отдающего по грудной клетке. Оно стучит сильнее, чем в моменты самого жуткого волнения. Потом наступает то, ради чего всё затевалось – сознание начинает обретать пограничное состояние, знакомое, полагаю, многим. Так выглядят те несколько секунд до сна, когда внешний мир ещё слышен и слабо ощущается. Только в этой ситуации все звуки становятся намного громче: пение птицы иной раз «бьёт» по слуху, ветер больше напоминает бурю, а шелест травы и листвы подобен грохоту.

Самым удивительным (а в первый раз и пугающим) для меня стало отсутствие ощущения собственного тела. Я не чувствовал ни рук, ни ног, даже головы не чувствовал, но зато ясно ощущал всё, что происходило вокруг. Казалось, невозможно было пошевелить и пальцем, но оно и не было нужным. Все беспокойства, беспорядки в голове и тревоги будто сметало невидимой рукой, оставляя лишь ясность.

Я приходил к дереву практически всегда с бессонницей, головными болями и прочими прелестями этого мира, но уходил полным сил и идей.

25 мая 2021 года в25.05.2021 01:02 595 0 Личное

Судя по нашим планам, из трёх месяцев лета я и Анна только в августе окажемся дома. Посему самое настоящее испытание нынче – найти человека, который сможет присматривать за животными дольше, чем неделя. Если осенью или зимой я просил знакомых, то летом это попросту невозможно. Вообще, я уже нашёл несколько служб, которые предоставляют услуги по уходу за животными. Завтра буду звонить и надеяться, что на лето грядущее есть свободный человек.

11 мая 2021 года в11.05.2021 18:41 719 0 Личное

Я довольно долгое время обходил эту тему стороной, но теперь в моём разуме достаточно выводов и размышлений, чтобы все они были здесь.

Безусловно, предательство является сильнейшим моментом всякого конфликта. Его сила так велика и очевидна, что тысячелетиями и по сей день искусство обречено раз за разом отражать динамичность этого действия, словно метаясь между любовью и её очевидным финалом. Поцелуй Иуды, Далила и Самсон, возглас "Et tu, Brute?" — всё это дань огромной боли, которая зародилась и расцвела вместе со способностью любить и быть счастливым, чтобы у последнего был противовес.

Предательство обескураживает, становясь неожиданностью, если вы, разумеется, не пророк. Многие словари определяют предательство, как вероломный поступок и преступление против верности. Оно имеет множество форм: можно предать брата, возлюбленного, друга, бога. Объектов множество, а вот предавший, как правило, один. И само существование предательства начинается не с фактического осуществления, а с помыслов. Допустивший эту скверную мысль — уже предал, а действо — лишь вопрос времени и обстоятельств. И оно всегда требует обдуманности. Не существует спонтанного предательства, как не существует спонтанного урагана. У всего есть почва, из которой вышли ростки, а сама почва готовилась длительное время.

Оправдывать такой поступок — занятие бессмысленное. Предатель может бесконечно уверять себя, что у него был повод, что это был единственный путь, пытаясь призвать ум и логику на помощь. Однако, логика — мать правосудия и само наличие предательства можно объяснить муками, которые испытала жертва. Иными словами, факт предательства выражается в трансцедентном переживании страданий. Эта боль отрезвляет и приводит к ожесточению, а порой и к цинизму. Я бы сказал, что предательство — лучшее лекарство от любви т.к достаточно одной капли, чтобы чувства к человеку оказались убиты навсегда. Если очень хочется оставить человека до конца жизни и благополучно забыть, то дайте ему вас предать. В этом есть и особая мудрость — выжить и понять, что не люди вокруг испорчены поголовно, а ваш выбор оказался провальным ходом. Проигранную партию не нужно начинать вновь, желая отомстить, ибо месть за предательство — очень глупая затея. Никакая кара не возместит то, что искупить невозможно. К счастью, я своевременно понял, что даже смерть предавшего не облегчит состояние. Однако, именно бремя преданного является отличным периодом в жизни, чтобы начать менять что-либо. Полагаю, исходя из личного опыта, в такие моменты особенно сильно желание избавиться от старого и этим непременно стоит воспользоваться. Замыкаться в себе и погружаться в пучины депрессии — худшее из решений. Изнутри должен гнить преступник, но не жертва.

Мотивов у предательства множество и размышлять о них я не вижу смысла, ибо они варьируются от слабоволия до врождённой гнили. Мотив не играет роли там, где не нужно разбираться, ибо это ведёт к прощению, а измены в этом не нуждаются, но нуждаются в отчуждении. Не стоит и таить обиду — это отравляет разум. Выгоднее всего воспринимать предателя, как старый хлам, который необходимо было бы выбросить рано или поздно, пока он из шкафа не упал на голову, но раз уж упал, то теперь точно надо вынести. Пытаться распознавать предателя — забавное, но пустое занятие, когда достаточно одного единственного знания о том, а были ли такого рода поступки у человека ранее. Если были, то будут вновь и вне зависимости от людей, которые рядом. Склонность к предательству сродни болезни, которая свои корни пускает метко и впивается очень сильно. Лечится? Лечится. Могилой. У некоторых людей через религиозное отчуждение от социума. Но, вне всяких сомнений, "лечение" — долгий процесс, требующий силы воли и искреннего желания избавиться от недуга.

Само предательство — закономерный итог измены, которая является результатом искажённых понятий, имеющих мировоззренческую основу. Базисом этой основы является бездуховность (не та, которую российский царь лелеет) и личное безответственное Эго. Всё это прорезается в человеке определённое время, подпитываясь через собственные, но осквернённые мысли. Бытует мнение, что изменники всегда "энергетические изгои", но утверждать это я не возьмусь. Безусловно, такого рода действа сказываются на состоянии человека довольно сильно, даря сперва чувство облегчения и правильности поступка, но позже от этих светлых переживаний остаётся лишь пепел. И речь не только о предательствах любовных, но и об изменах себе, делу, богу. Возвращаясь к духовности, стоит уточнить, что подразумевалось неумение следовать идеалам и определённым табу, которые должны быть у каждого человека. Именно идеалы и табу определяют, что человек допускает в ситуации, а что для него под запретом даже на смертном одре. Без них он превращается в то, во что стремились обратить людей одни из героев Достоевского.

Классическая литература — кладезь познаний об изменах любого вида и цвета. Впрочем, зарубежная в этом вопросе не отстаёт тоже. Сразу вспоминаю произведение "Бедная Лиза", повествующее о том, как юная девушка утопилась в пруду, не выдержав боли от предательства возлюбленного. Рассказ произвёл большое впечатление на совсем юного меня в те годы. Пожалуй, именно тогда я твёрдо решил, что у меня нет права причинять близкому человеку такие страдания. Позже на эту позицию наложилась религиозная сторона, убедив меня окончательно в том, что я не могу так поступать.

Измены — всегда отчётливый сигнал о том, что человека необходимо отпустить и в этом нет ничего ужасного. Особенно, если учитывать тот факт, что в союзе, где предательство имеет место быть, никогда не существовало настоящей любви

Не люблю шум. Любого типа. Машины, люди, что-то иное — всё одно, вызывающее головную боль, которая давит со всех сторон, словно средневековые тиски для пыток.

— Тебе тут не понравилось?

— Всё в порядке. Просто в кафе слишком громкая музыка и я решил выйти, пока голова не заболела.

— Я думал, что ты не приедешь.

— Правда?

— Да, если честно.

— Когда второй год буйствуют запреты, то начинаешь ценить возможность видеться со знакомыми. Это не столько вирус, сколько урок нам всем.

Он достал сигарету и закурил.

— Я рад за тебя.

— Благодарю. Если скажешь мне причину радости, то буду благодарен искренне, а не из вежливости.

— Я рад за твои новые отношения.

— Новые? Позднее зажигание, однако. Через одиннадцать дней будет ровно полгода.

— Я вас заранее поздравляю. Когда вы познакомились?

— Летом 2019-го, но особо не общались. Меня это печалило.

— Понятно. Чем она тебе понравилась?

Я посмотрел на него.

— Ты ведь психолог?

— Помогаю домохозяйкам сохранять семьи.

Он тихо засмеялся.

— Когда психологи начинают рыть свои ходы в моей жизни, то это вызывает тревогу. Не хочется потом заливать эти норы и их обитателей кипятком.

— Сейчас я просто твой знакомый, который общается с другом. Но, если тебе нужна консультация, то я могу помочь.

— Всё понравилось, веришь?

— Верю, но, как психолог, я понимаю, что мы влюбляемся, когда нам что-то дают.

— Покой.

— И всё?

— Мне было нужно лишь это, ибо только это я не могу получить сам, ни за какие деньги, никаким способом.

Он оглянулся на дверь, ведущую в кафе.

— Остальные знают, что я могу выйти и пропасть минут на десять. Иди, если хочешь. Я никого не держу.

— Один вопрос и я пойду. Что дал тебе покой?

— Сложно сказать. Без него жизнь похожа на мозайку без центральной детали. По бокам картина складывается, а в центре зияет пустота. Вряд ли ты понял меня, конечно.

— Куда денется покой, если вы разбежитесь?

— Мы не расстанемся. Ты собирался идти после вопроса.

— Гонишь меня?

— В данный момент. Не со зла, разумеется. Я вышел отдохнуть от шума, от всех его проявлений.

— Мы ждём тебя.

Он потушил сигарету, выбросил и направился к двери.

— Не всякую любовь можно объяснить действием серотонина и окситоцина. Есть то, что вне власти человека. Именно оно формирует то, что разрушить не в состоянии даже Смерть. Впрочем, будет весьма иронично, если выяснится, что Смерть и несёт ответственность за это всё.

— Я скептик. Извини, Декаранн.

— Конечно. Я тебя не виню.

Несколько дней назад мне грянули прекрасные двадцать шесть лет. Я не рад и не опечален. Быть на год ближе к неизбежному — это естественно и правильно.

Как правило, мне желают достижения целей и покоя в личной жизни, но сестра матери решила, что для полного счастья, благодаря которому я буду радостно бегать, как конь за морковью, мне не хватает детей. А, ещё она пожелала "наконец-то зажить как люди", разумеется. Я бы, признаться, забеспокоился, если бы не было заботливого "как все" дополнения к детям. Казалось бы, пожелание наплодиться, будто дворовая кошка, является вариантом нормы от человека, проживающего в СНГ и перешагнувшего страшную отметку "50 лет". Тем не менее, я счёл это явным сигналом того, что некоторые родственники искренне верят и ждут, как я явлюсь к ним, посыпав голову пеплом, слёзно вереща, что они-то были правы во всём, а я — нет. А потом я побегу в ближайший детский дом, ведь счастье, оно ведь в этом!

А теперь к реальности.

Если кто-то увидит этот текст в потоке остальных, разгневается и начнёт неистово писать в ответ, что я — мразь, что в тридцать пять волшебные часы затикают и детей более всех захочу, то пожалуйста. Я сам вношу необходимые коррективы в своё мировоззрение, посему часы могут тикать хоть сколько. Итог прекрасен: вы выпустили агрессию, а я о ней даже не узнал. Все довольны.

Я отношусь к детям так же, как к дорогим породам собак. Да, пожалуй, именно так. Оба требуют уделять себе практически всё свободное время, оба склонны к специфическим заболеваниям и оба нуждаются в дрессуре, дабы не гадили по углам, не тявкали, а позже и не совокуплялись со всем, что движется. Разница лишь в наличии разума и в том, что собака, прошедшая качественную дрессировку, не станет разочарованием, которое сопьётся или будет слушать корейскую поп-музыку (немного юмора здесь точно не повредит).

Тем не менее, кто-то решил, что счастье в детях, а не в собаках, забыв указать, а чьё именно счастье. И да, я верю, что ребёнок способен дать смысл жизни человеку, но категорически не верю, что это всеобщая панацея от всех бед и единственно верный путь в условную Нирвану. Напротив. Я нахожу деторождение весьма неординарным способом умножить свои проблемы минимум на сто. Довольно забавно, если поразмыслить, что кто-то рожает проблемы в самом буквальном смысле, ибо ребёнок — это всегда лотерея. Вы можете воспитывать его вундеркиндом, который ещё пелёнки не сменил на чистые, но уже знает три языка, но потом юный мамин гений попадёт в социум и начнётся рулетка, которая решит, каким дитё станет в итоге. Это даже забавнее спавшей пелены "родительского счастья". Стоит людям понять это "et la face du monde eut ete changee". Не менее комично звучат и призывы обзавестись "наследником". Воображение мгновенно рисует ситуацию, в которой человек стоит одной ногой в большом и ржавом капкане, по штанине стекает кровь, но он улыбается и с безумным взглядом показывает пальцем на пустой капкан рядом и говорит мне "вставай". Почти уверен, что завлекать в кабалу размножения можно только, если вы ответственны за размеры и количество налогов в стране или планируете чужой приплод использовать в качестве рабочей силы, или же хотите затащить в своё болото кого-то ещё. Совсем чудесно, если все три пункта верны.

Подобного рода умозаключения звучат так, словно я ненавижу всё, что связано с детьми, но нет. Я равнодушен к ним, как равнодушен к большинству происходящего в мире. Мне интересен вопрос мировоззрения людей и то, как оно будет меняться. Ещё более уверен, что ребёнок должен быть решением, к которому осознанно идут минимум лет десять, продумывая каждый шаг, будто он последний. Иначе размножение грозит массовым появлением на свет тел с ветром в голове, не знающих ничего и ничего не желающих, кроме первой ступени по шкале Маслоу. Тщательное обдумывание воспроизводства себе подобных привело бы не к семи миллиардам людей, а лишь к одному, зато способному сделать большее, чем все семь. Вот только людям опасно жить в топии, они должны переодически страдать, чтобы не утратить человечность.

Что до меня, то мне дети не нужны. Не потому, что бегу от ответственности, но по той причине, что уделять всё своё время человеку не желаю, если это не тот, кого люблю.

А собак я не люблю.

К апрелю я чувствую себя так, словно являюсь Сизифом и тащу огромный валун на гору в Тартаре. Все силы, желание жить и стремиться в будущее покидают меня постепенно, медленно, будто дразня голодного пса куском мяса в одной руке и скрывая палку в другой. Во всяком случае, итог точно один. Но пройдут четыре месяца и моё состояние начнёт приходить в норму. Так случается из года в год.

Напоминает медленную смерть, хоть мы и так все медленно умираем и вся жизнь являет собой ту постепенную гибель, но. Первее всего страдает режим сна, который в моём случае и так нещадно побит. Я сплю, конечно. Около четырёх раз в неделю по четыре часа, чтобы Анна не волновалась, ибо моё психическое (и физическое) здоровье весьма заботит её. Ради неё приходится стараться придерживаться своего искажённого, но режима сна. Не хочу, чтобы она переживала. Слабость изнуряет. Не могу даже сделать став, который обеспечил бы хоть какой-то прилив сил, он не сработает и станет лишь хуже.

Кроме всего прочего, лето таит в себе один ужасный лично для меня момент — жара. Пожалуй, жаркие дни — это то, что я искренне ненавижу и какова же ирония, что живу я там, где летний зной с утра до утра считается явлением неизбежным и абсолютно нормальным. Ироничнее только физическое наличие мозга у тех, кому он не нужен. Анна знает, что от жары мне присуще терять сознание и я провёл с ней беседу о том, что не нужно сразу же звонить во все больницы, не нужно совать мне под нос спирт и не нужно паниковать, что я не очнусь. Благо, она ещё не бывала в ситуации, когда я падал в обморок, но мы оба знаем, что это неизбежно.

Слабость носит не только физический характер, но и ментальный. В этот период я весьма склонен к опрометчивым и глупым поступкам. Не утверждаю, что весной и летом становлюсь значительно глупее, но, если откровенно, то результаты моей интеллектуальной деятельности, например, в июле и декабре очень отличаются и во втором случае они намного лучше и продуктивнее. Можно сказать, что летом я напоминаю голубя, который не распознаёт стёкла и врезается в них (я искал в Вене фонтан, к которому стоял спиной). Хуже всего то, что во всей этой вакханалии не остаются в стороне и эмоции, которые становятся нестабильными. На моём счету три попытки уйти из жизни. Первая была в мае, вторая в августе, а третья в июне два года назад. Стал бы я пытаться покончить с собой, скажем, в январе? Никогда. Излишние эмоциональность и чувствительность составляют значительную угрозу для моего спокойствия и покоя других людей. Я привык быть холодным, равнодушным, возможно, в чём-то даже злым и строгим. Этот период жизни лишает меня привычного, обнажая слабость, которая является непозволительной роскошью.

Стоит мне закрыть глаза, как их тут же жжёт изнутри, а эмоции порой выдают то, чего не должно быть. Четыре месяца. 153 дня, которые обратят меня в озлобленное существо, грезящее о скорой осени, о её пасмурном небе, дождях и слякоти.

Всё это однажды пройдёт так, как и проходило всегда.

Всё к лучшему.

Dekarann Luntares

Самые популярные посты

769

23.04.21

Не люблю шум. Любого типа. Машины, люди, что-то иное — всё одно, вызывающее головную боль, которая давит со всех сторон, словно сред...

758

Gessit.

К апрелю я чувствую себя так, словно являюсь Сизифом и тащу огромный валун на гору в Тартаре. Все силы, желание жить и стремиться в будущ...

742

Edax.

Несколько дней назад мне грянули прекрасные двадцать шесть лет. Я не рад и не опечален. Быть на год ближе к неизбежному — это естественно...

731

Dirigentes canibus.

Один из самых частых эффектов у людей, начавших плотно заниматься оккультизмом или уже исправно практикующих — это коррекция круга общени...

730

Putredo.

Интернет — кладезь информации всех сортов и видов, но порой это изобилие играет весьма отрицательную роль. Особенно, когда дело начинает ...

719

Canem quassae.

Я довольно долгое время обходил эту тему стороной, но теперь в моём разуме достаточно выводов и размышлений, чтобы все они были здесь. Б...