посмотрела путевки, сестра говорит рано еще, а я увидела и вижу, что на питер хватает только не совсем но да. К тете Оле вообще хватает, я еще не взрослая.

но нам с ней нужно решить куда. буду решать

доброй ночи, завтра записываюсь. мама идет работать, ну вот.

Леша, Лешка
пришел. леша..). .
пойду спать, послезавтра на собеседование в эклиду, завтра позвоню в ив роше пораньше встану,
нет. я кое что купила, мне хватит с августа месяца, а потом гардероб и в зиму..
мечты сбываются!

Мне нравится, как ты разбиваешь мои истерики, только я еще не научилась на это реагировать.

Мне не нравится, что раз в 15 недель что-то ломается, и все подавленные эмоции, как прорванная дамба, лезут наружу в неопределенной и странной форме.

Не нравится, что хочется курить и купить эту модную хуйню, которой все дымят.

Не нравится, как ты меня пародируешь. Но не обидно.

Не нравится (и нравится) по-мазохистски мучать саму себя плейлистом из двух латинских букв. Почему-то нужны такие субботы, но больше их не будет. Ощущение, что после отпуска что-то изменится.

Он думает, что мне нравится связывание. Ну-ну.

И все равно эта дурацкая мысль, как тупая боль, не отстает ни на секунду. Скорее бы знать, это правда? Или я опять живу в нереальном мире? Помни, в данный момент ты все-таки в нереальном мире.

Сегодня я плакала, а ты тонул.

Я не то, что люблю тебя

Ты — воплощение моей тяги

Символ того, что я

На расстоянии протянутой руки от ада

Лежу головой на рельсах как рентбой

Главное — не двигаться, когда мы рядом

Не надо на меня так смотреть

Внутри себя я курю

Даже когда я танцую

Я неподвижно стою внутри себя

Не надо со мной так молчать

Внутри себя я прошу

Поговори со мной

Когда я кричу, вокруг меня тишина, тишина

#писатель а #дневник а #чувства #рефлексия

Это имеет значение. Это имело. Это будет иметь.

Я говорю «нет», как бы случайно выдергиваю руку из твоей в темноте башни. Что это было? Я говорю «нет» на шутки, на ноги под столом, хитрые взгляды. Я говорю «нет» на провокации, приглашения, треки под зонтом. Я говорю «нет», мы ведь договорились. «Нет». Если что-то изменится, ты мне скажешь, ведь правда?

Я никому не могу объяснить и должна ли?

Я спрашиваю себя вселенную матрону «если так, то да». И еще раз. И еще… Алия сто тысяч раз произносит твое имя, даже не зная. И если так случается так просто и естественно, что становится больно. Мы же договорились. Больно от синего льна.

Число 23. Что ты чувствуешь? Я знаю, как я люблю тебя. Это не то, о чем все думают. Я знаю. Знаешь ли ты?

Все слова не о том.

В отличие от нее я не плачу, я даже не расстроена. Я танцую на станции после двух бокалов и прогулки по летней Москве. Я — уверена так, как никогда раньше. Всё происходит правильно. Всё происходит как надо. И совсем не страшно.

Правда.

…А потом охранник в электричке спрашивает, всё ли у меня хорошо, и платочки заканчиваются.

О том, как я тебя люблю лучше не говорить словами

О том, как я тебя люблю лучше никто не узнает

Не верь, когда я скажу: следуй за мной

Не верь, когда я скажу: остановись

Между Сциллой и Харибдой

Лесная тропа ведет вниз

Между Ачишхо и Аигбой не снись мне

Защитные круги

Деревья мне шепчут беги

И я ныряю в реку

Чтобы вынырнуть с другой стороны

И никогда, и ничего

Я не обещаю тебе

Кроме того, что само случится

И никогда ничего не обещай мне

Я увижу, как твой самолет взлетает, это мои чувства

Ничего не подмешали в чистое искусство

Ничего не помешает, это мои чистые слезы

Знаешь, так бывает у меня

Самолет взлетает, и это мои чувства

Ничего не подмешали в чистое искусство

#писатель а #дневник а #рефлексия

Четверг.

Самый жаркий день лета, самое невпопад благодушие от начальства, самая последняя удача в книжном.

Четверг. Отчет.

Рыболовные крючки приставили к моим губам, и улыбка тянется вниз, вниз, в грустную гримасу. Я засыпаю от духоты, проваливаюсь в вату кабинета.

Четверг. Ливень, и у них в башнях есть кресло для медитации перед площадью.

Море, я думаю о море. О соли, песке и камнях, о силе ветра, мгновении и удаче.

Я еще не знаю, как буду переживать этот день — долго ли, коротко ли, со слезами или без. Я вижу, как корежит мою Д и разворачиваю спасательную операцию, которая разрешается сама собой. Ты включаешься, что приятно. Ты оцениваешь наш подарок. Ты говоришь речь, и по всему видно, как ты старался. Для кого или для нее?

Я выпиваю слишком много белого, наполовину промокаю под собственным же зонтом, отгоняя припев летней песни Hatters.

Я остаюсь до конца, с самого начала поставив себе условие, которое мгновенно проваливается. Но я не курю.

Я спокойно и пьяно проживаю этот вечер. Все уже случилось.

#писатель а #дневник а #рефлексия

Сегодня День сахарного печенья, я в заначке нашла пачку такого. С одной стороны оно выглядит как печенье, с горелыми штрихами, а с другой – в центре капелька варёной сгущёнки.

Ещё сегодня был день веры в единорогов, у меня есть один недоделанный, но мне нужны 4 булавки, а у меня их 0, все в какие-то недоделки воткнуты. Не забирать же у куклы вуду 3 его булавки.

Были времена, когда я так уверенно всё это творила, и мне не нужны были ни булавки, ни чужие схемы, но сейчас почему-то не так. В какой-то момент стало страшно творить отсебятину. Страшно это не совсем то слово. Меня обездвижила мысль, что я всю жизнь всё делала по наитию, а вот, оказывается, есть жёсткие схемы, которым надо следовать. В первом ряду обязательно 6 петель, во втором 12, в 3 – 18 и т.д. Кое-что было полезным, но в основном любые рамки перекрывают поток творчества и со временем закрывают возможность лететь без них. А сейчас от этих рамок и не избавиться так просто, висят как гири.

Привіт,

скільки років, добрий наш Вьюі!

Дуже давно сюди не заглядала і думала, що мій блог тут мав назву seaside!

Прекрасна, чудова асоціація пісні The Kooks.

Після чого, зайшла на сторінку viewy, пишу seaside- а тут пусто.

Прийшлось згадувати старі паролі, після чого бачу Warzone.

Не можу собі пригадати, чому саме ця назва.

Перечитую пости, розумію, що в середині серденько в 16цять палало від несправедливості, а в 25ть від ненависті.

Скільки всього змінилося, і як сильно змінилася я.

Зараз цікавлюся кармою, цікаво, що наступний раз принесе доля.

Запишу це собі, на майбутнє.

Люблю спогадами повертатись сюди, шкода, що в дорослому віці, немає часу, на таке важливе для себе діло.

Начало наших отношений было похоже на историю любви подростков. Некое стеснение, нерешительность и волнение. Каждый день мы узнавали все больше и больше друг о друге, и это было волшебно. Гуляли до самого утра и каждый раз он провожал меня до подъезда, а потом шел пешком до своего дома несколько километров, а я все это время ждала сообщения от него. Мне казалось, что я влюбляюсь, но в то же самое время мне было страшно. Страшно, отпустить прошлое. Страшно, жить и двигаться дальше. Страшно, сделать тот самый решительный шаг. Он это чувствовал.

Он был легкий на подъём. Много смеялся. Всегда поправлял свои волосы назад и с самой первой минуты встречи смотрел на меня влюблённым взглядом и улыбался и на его щеках проявлялись две милые ямочки. Он не боялся моего прошлого, а лишь поддерживал меня в моих переживаниях. Никогда не осуждал и внимательно слушал каждый мой рассказ так, будто в этом весь смысл жизни.

Почти каждый день проведенный вместе той весной был каким-то "безумием" Очень часто он останавливался посреди улицы, брал мою руку в свою и начинал танцевать. Меня всегда это смущало. Но это казалось чем-то особенным. Как-то раз мы прошли мимо овощника, и я сказала: "Боже, какой аромат!" Он остановился, сказал подождать его пару минут и вернулся, чтобы купить клубнику. Мы долго думали, где нам и как ее съесть и тогда в голову пришла идея поехать на набережную, там сидя возле реки и вымывая ягоды с помощью купленной бутылки воды он спросил меня: "Ты счастлива?"

Ясная погода заставляет меня до восьми вечера чувствовать себя вынужденным узником дома. Конечно, иногда мне приходится вылезать на белый свет, одевшись так, чтобы солнце касалось максимум кистей рук. Такие люди, как я, отлично понимают, что книжным вампирам, если объективно, жилось очень плохо. Кому бы понравилось каждый солнечный день лета сидеть и выжидать наступления заката?

Но сегодня изредка дует прохладный ветер. Размышлениям способствует шелест листвы и тёмная штора, которая медленно развевается, подгоняемая порывами воздуха. Полоса солнечного света, проникающая через открытое окно и заросли деревьев, медленно поднималась вдоль кресла и я заметил её лишь тогда, когда та коснулась руки. Словно по ней резко ударили свежим букетом из крапивы. Пришлось слегка наклонить кресло назад. Не критично, ведь свет дальше не попасть не сможет.

Второй рукой я водил по странице книги. Она старая и принадлежала ещё моей прабабушке, но после её смерти библиотека досталась мне, потому что читал с упоением в семье лишь я. Она так и написала в завещании, чтобы книги передали мне. Потом я забрал их с собой, удостоверившись, что в семье не нашлось желающих приобщиться к печатному слову, как и по его утрате скучать никто не станет. Честно говоря, радует, что всё произошло именно так. В самом конце есть интересная надпись: "Цена договорная". Кажется, однажды было время, когда досуг и знания можно было приобрести договорившись. "Поющие в терновнике" гласило название на голубоватой обложке с белоснежной птицей, окружённой колючими зарослями. Обложки старых книг — разновидность эстетики, которой присущ символизм, а также бессонные ночи художника, ломавшего голову над изображением.

Эта книга сделала свою создательницу известной на весь мир. Однако в довольно религиозной Германии у этого произведения неоднозначная слава, ведь писать о болезненной любви священника к девочке — возмутительно и даже кощунственно. Особенно, если она в будущем родила ребёнка от их преступной связи. Даже среди моих знакомых есть те, кто называют Колин Маккалоу "австралийским Набоковым". Благо, что во мне данная книга не вызывает праведный гнев или стыд. Религиозная стыдливость хороша и полезна тогда, когда связана с нарушением обетов и клятв, а не с прикосновением к страницам книги.

История здесь одна из тех, о которых можно сказать: "Понятно, что произойдёт и чем закончится", но сопутствующие сюжету детали заставляют забыть о предсказуемости, погрузившись в повествование с головой. Честно говоря, не наблюдал за собой склонности к сопереживанию героям фильмов или книг, как и не плакал никогда из-за Хатико или смерти Муфасы в "Короле льве", но. Бывали минуты, когда я невольно ловил себя на мысли, что мне жаль Мэгги. Искренне жаль ребёнка, которого явно обделяют материнской любовью на фоне братьев, потому что девочка не освоит ремесло и не будет содержать родителей, а выйдет замуж и уйдёт из отчего дома; которому заведомо уготована очень тяжёлая жизнь.

Мэгги, выйдя из детского возраста, безнадёжно влюбляется в священника Ральфа, любовь к которому пронесёт до конца своей жизни. Любой читатель, который поймёт, что не стоит строить надежд на их счастливый совместный финал, будет прав, ибо он тут невозможен. Юная девушка выходит замуж за того, кого никогда не полюбит, потому что так требует социум, а он неумолим. Затем рожает от него дочь, которую, опять же, тоже особо любить не станет. Её утешает то, что супруг аналогично холоден к ней и даже не стал навещать после трудных родов, избавив от необходимости быть в долгу перед ним за заботу. И лишь случайная встреча с Ральфом, подарившая новую беременность, даст сына, которого Мэгги будет любить больше жизни.

Разумеется, позже станет известно очевидное — героиня повторила судьбу собственной матери. В юности Фиона происходила из благородной семьи и тоже была влюблена во влиятельного человека, с которым не смогла быть вместе, но родила от него старшего сына, который был как две капли похож на отца. Позже она познакомилась с отцом Мэгги, который едва сводил концы с концами, но женился на Фионе из-за происхождения и денег её отца. Женщина признаётся, что любила лишь старшего сына, потому что чувства к тому мужчине с ней остались навсегда. С мужем же Фиона была лишь из-за долга перед браком, детьми и обществом.

Финал у книги довольно печальный, что логично, ведь рассказ, который так близок к суровым реалиям жизни, не мог бы закончиться иначе. Однако дочь Мэгги явно поняла, что её мать упала в ту же яму, что и родительница, а потому сделала первый важный шаг — отказалась от детей и отношений с мужчиной, который проявлял интерес. Вероятно, несколько поколений женщин, страдающих, будто под копирку, должны были произойти, чтобы появилась та, которая разорвёт эту цепь мучениц. "Всё лучшее покупается лишь ценою великого страдания".

Сложно сказать, какой эмоциональный отклик произведение вызвало во мне. Вероятно, я слишком хорошо знаком с жизнью, чтобы удивляться сюжетным поворотам такого рода. Очередная история о том, как люди оказывались заложниками общественных норм и собственных ошибок, пока кто-то из них не начинает понимать суть происходящего. В конце концов, ведь что, как не хождение по мукам, является любимым развлечением всех людей?

«Отдыхаем» 6-й день у озера. Приехали всем табором – муж с собой взял ещё и 95-летнего деда. Муж без лишних комментариев и оценок отправляет фото деда, сидящего в шезлонге у берега, своей матери по вотсаппу, а та в ответ строчит в шизофреническом бреду километровые сообщения, какая она уже старая (прим. авт.: хотя она ещё даже не на пенсии официально) и как бабушка ей говорила, что сын родной не станет ей жопу подтирать в старости. Задело, видимо, как он с дедом носится, а с ней – нет.

#личное #дневник #мысли #заметки

на похоронах Меркьюри играла d’amor sull’ali rosee в исполнении Монсеррат. ахуенный выбор, 10 из 10, я тоже так хочу. кому продать душу за такое пиано?