@aplaceformyhead
APLACEFORMYHEAD
OFFLINE – 17.09.2020 14:53

Грусть

Дата регистрации: 06 мая 2013 года

Так человеку, окруженному дикими зверями, снятся львы.

А ведь я хотела описать, как замечательно прошли мои последние деньки лета.
И как мы с М. познакомились.
И про секс.

Нужно набраться храбрости и перестать каждую минутку делать что-то полезное.
Я напишу. Мне это очень нужно.

Начну с главного:
Вчера я два часа рыдала белугой.
Сейчас я уже накинула бокал винишка.

Ну, пиздец, блять.

В принципе, эта фраза исчерпывает мое мнение абсолютно, к ней и добавить-то нечего. Но я добавлю.

Сегодня закончилась первая неделя моей учебы. Мне тяжело. Нет. Мне очень тяжело.
С одной стороны мне дико нравится, что пары английского (а их много) проходят на английском, что нас просят включаться в них, тоже что-то говорить, переводить и прочее, но я со своим уровнем элементари чувствую себя на самом донышке. Что-то я понимаю, что-то вывожу по контексту. Благо, что во время конференции в зуме я могу держать при себе телефон. Нервничаю. Мозг кипит, скрипит и болит очень сильно.
Не знаю, самая ли слабая я в нашей группе, но остальные ребята действительно молодцы (или таковыми хотят казаться). У них неплохой уровень у каждого, они активны.
Еще они, правда, строчат 200 сообщений сомнительного содержания в минуту в общий чат прямо во время пар, но им по 19, все простительно.

Немецкий радует только тем, что я со всеми на одном уровне — на нулевом. Его никто толком не знаем, мы учим его с азов, повторяя все вместе произношение звуков. Женщина-преподаватель требует столько же, сколько фюрер от своего народа.

Одна литература как свет в окошке — могу расслабиться.

Так вот. К главному. Тяжело настолько, что вчера я два часа ревела в кулак, а мой мужчина приводил мне список из примерно миллиона аргументов, почему я не права.
Я рыдала, потому что жалела о своем решении и поступке. Может быть, мне не стоило этого делать. Может, я не потяну эту учебу. Я со своим уровнем. У меня ничего не получится. Мне так тяжело.
Ребят, я передать не могу вам, как мне сложно и тяжко. Как я чувствую себя после хотя бы одной пары английского — как будто я лежу на дне океана, а на мне еще и затонувший корабль отдыхает. Как я чувствую себя бесконечно глупой и неспособной ни на что совершенно.
Вдруг все это такая большая ошибка.
Мне сейчас не верится, что пройдет несколько лет и я буду свободно болтать на английском, и на немецком. Мне не верится. Мне хочется плакать и плакать, и плакать, и плакать, и плакать, от того, как мне тяжело все дается.
У меня огромный негативный опыт в этом вопросе. Столько лет со мной случались хреновые учителя и язвительные друзья, что кажется, будто А2 — мой предел. И этот опыт влияет. Я не могу его взять и сбросить, аки балласт. Хотя нужно.

У меня есть и пары румынского. Женщина, которая их ведет, абсолютно невменяема. Она преподает его реально на уровне университета. Я понимаю примерно нихуя.
Самое бесявое, что все остальные в группе из этой страны и прекрасно ее понимают (нахер вы тогда пришли в русскую группу, хочется мне спросить, но я тактично помалчиваю). Так что мне приходится сидеть с дебильным лицом, молчать и писать в чатик во время пары вопросики, че вообще происходит и что за задание она попросила выполнить.

На счет дружбы. Я для себя определила две вещи: я, в первую очередь, пришла учиться, а не дружить; заводить друзей путем дешевых понтов (оо, я тоже люблю пиво (нет) и курить (отчасти нет)) я не буду. Сейчас в чатик пишут не все. Если мы когда-нибудь встретимся, и там окажется человек, схожий со мной — я буду счастлива. Если хотя бы к последнему курсу они повзрослеют и кто-то из них окажется близок мне — я буду счастлива. Мне нужны друзья. Но я нацелена на качество, а не количество. Мне не интересно обсуждать тикток (прости господи), выпивку (если только я не обнаружила что-то до такой степени вкусное, что нужно всем рассказать) и написывать миллион сообщений ни о чем. Я выросла. Это не их вина, но и не моя. Так что я пока держусь в стороне, но близко.

Очень много смешанных чувств. Очень много сомнений. В себе, в своих силах.

Я не перестроилась еще на новый режим. У меня миллион дел и адреналин. Складывается ощущение, будто я могу все в секунду. Плохо сплю. Ловлю панические атаки. Нервничаю. Валерьянка уходит пачками. В любую свободную минутку не отдыхаю, а бегу что-то вычеркнуть из списка "надо".
Но это обманчиво. К концу месяца в таком темпе от меня останутся только лапки. Надо притормозить и расставить приоритеты.

P.S. здесь могут быть ошибки, потому что я выпила два бокала вина и голова моя кружится. Но написать все это я очень хотела.

P.P.S. есть еще много мыслей, но нужно на трезвую.

Так. Благая весть!
Я закончила эпопею с бумажками! От меня отъебались все, и до середины сентября я могу быть совершенно спокойна.
Посему вчера был праздничный ужин из пиццы (научилась готовить самую вкусную пиццу в жизни!), мороженого и арбуза.

И это такое облегчение, кто бы знал.
Меня успело накрыть такой усталостью и апатией, таким жутким ощущением себя дном.
А вчера, вернувшись домой, натурально хотелось петь и звонить вообще всем!

— Звонок от абонента, наконец разъебавшегося со своими проблемами -

И хоть я все еще плохо сплю (снится много остросюжетных снов), и у меня все еще есть список дел в заметках телефона — как же мне хорошо, что все это я могу делать по своему желанию, могу не делать, могу пойти и купить себе сатиновую рубашку и десяток кремов для лица, рук, ног и шеи, чтоб намазаться и возлечь. И все это ода окончанию документальной головомойки.

Я раньше о таком только читала. Читала, верила и ошибочно принимала других людей за этих.
Встретила натурального энергетического вампира.
Но обо всем по порядку.

Я (с поддержкой М.) с головой окунулась в ушат дерьма под названием "смена вуза". С прошлого четверга, а это уже почти неделя, мы вдвоем ездим, торчим и бегаем по невыносимой жаре до самого вечера, голодные и злые. Нихуя не ясно.
В одном университете мои документы приняли без проблем.
В другом со студентами-иностранцами работает женщина, цитирую: "я тут с 77 года вообще-то". Вообще-то. Вообще-то это пиздец.
Она выела мне мозг чайной ложкой в первый же день, заставила поехать в бюро миграции и лично там все узнавать (нахера она тогда мне нужна, спросите вы, а я не отвечу), где мне сказали, снова цитирую: "а зачем вы приехали, эти вопросы решают университеты между собой". На следующий день я вернулась и тут началось… Она не спросила у меня ни слова, сразу дала стопку бумажек — иди заполняй, иди оформляй контракт, иди плати за учебу. Ну, ладушки… Тебе виднее. Хоть я и уточняла, что я все еще числюсь в другом универе, и что ректор этого универа до конца августа в отпуске, а значит ничего мне не подпишет. Окей.
В понедельник на меня упала еще одна стопка бумаги, она на меня наорала, М. выгнала из кабинета (где были мы втроем в масках, но она срочно вспомнила о социальной дистанции), мне дала пенделя и отправила делать миллион копий всех документов: "и складывай их сама, на тебе скрепки, оригинал плюс копия "
— но я ничего тут не понимаю… давайте вы мне поможете…
— НЕТ, ВЫЙДИ, ВЫЙДИ, СЛОЖИ И ПОТОМ ЗАЙДЕШЬ!
Окей. Я битый час потратила, чтобы как-то их оформить.
— а зачем тут оригиналы, ты их себе оставляешь
— но вы же сказали…
— оригиналы мне не нужны!
И так до 6 вечера.
Во вторник она снова мне позвонила… Сказать, что после 10 минут разговора мне стало плохо — не сказать ничего. Чувство, будто из меня высосали всю жизнь, хочется или лечь и не дышать, или пойти и убиться об стену, чтоб не жить.
— приезжай, забирай свой пакет документов, но мне нужна справка из твоего института, что они тебя переводят.
— но ректор в отпуске, я же вам говорила…
— мне нужна эта справка, я не знаю, как они ее сделают!
— а как тогда… это мне за ней нужно поехать?
— я не знаю, как они ее сделают, мне нужна справка!
И так циклично 10 минут. Ни одного ответа на мой вопрос. Потом ей звонил представитель моего института — результат тот же. Она не слышит поступающую информацию.
— ты не имеешь права числиться в двух университетах! это будут штрафы!!!
— но я имею право, я нигде не состою на бюджете, везде плачу контракт, один из вузов частный.
— ты не имеешь права!!! это штрафы!!! иди в бюро миграции!
— но я легально тут нахожусь, у меня действует внж.
— ты не имеешь права!!!
И так циклично 10 минут. Она не слышит, требует и повторяет одну и ту же хуйню по сто раз.

Я раньше о таких людях только читала. А теперь я весь день пытаюсь себя наполнить: принимаю ванну, покупаю свежие огромные персики и ем их над раковиной, делаю маски для лица, пью кофе с коньяком, смотрю сериал без умственной нагрузки. А мне хочется только лежать пластом и рыдать.

К ней снова ехать в пятницу.
Она взваливает на меня не только свою работу, но и ответственность — я должна сама все собрать, сама сделать, сама поехать и сама все решить. Зачем она сидит тогда на этом стуле уже 40 лет — понятия не имею.
В прошлом году замечательный толковый мужчина четко назвал мне два документа, которые я лично должна сделать, сказал, где их взять, в определенный день и время пошел со мной в бюро миграции, подал все документы и только что на выдачу внж не пришел, но я показала ему эту карточку в тот же день на парах.

Намотала себе столько нервов на кулак уже.
Я не работаю ни в миграции, ни в университете. Я даже в этой стране живу меньше двух лет. Откуда я, блять, должна все это знать, если они сами не могут определиться:
— оу, мы процедуру перевода студентов не делали уже лет 7…
А я делала, что ли?! Разве моя задача не в том, чтобы принести пачку документов, положить на нее сверху пачку денег и быть таковой, учиться?! Разве в университетах просто так существует должность работника с иностранцами?!

Но все это, естественно, риторические вопросы. А по факту я хлебнула говна, и мою кровушку изрядно попили (и попьют еще!), вытрахав мне, попутно, весь мозг.

Держаться нет никаких душевных сил.

А еще мне нужно хорошо разобраться, обдумать и написать на очень важную в жизни тему.
О сексе.
Потому что (уж если я здесь первый свой опыт изливала, чего уж тогда) это такая ее часть, которую не хочется ни задвигать в пыльный угол, ни выносить на первое место. Она просто важна.

Ну и меньше, чем через неделю мы празднуем с М. пятилетие знакомства, а, судя по тому, что я вижу, перечитывая свой блог, я ни слова не обронила о том, как так вышло вообще, что мы встретились.
Пора бы, а

Третий день плаваю в водах своей рефлексии, перечитывая абсолютно все свои заметки на этом сайте. Ладно, не все, но я действительно открыла все с самого начала и терпеливо листаю, пробегая глазами, иногда вчитываясь, иногда улыбаясь. Семь лет.

Здесь семь лет моей маленькой жизни. Я читаю, сопереживаю себе же, вижу, о каких вещах я писала и думала, о чем нервничала, о чем рыдала, чего боялась, чему радовалась. Это все так искренне. Потому что это место только мое (я не показываю его никому, даже М., хотя он и шантажировал, и просил, и убеждал, и пытался купить меня тортом — нет уж). Потому что я не хочу себе лгать. А я знаю, как только это будет читать кто-то, кто мне дорог, я непременно начну подстраиваться, умалчивать, скрываться. Я не все темы готова выносить на поверхность и на обсуждение.

Отсюда главное открытие происходящего — я так мало всего Ему рассказываю (на самом деле не только Ему).
Да я и сюда, по факту, стала очень мало писать, хотя обожаю делать это, это дает мне спокойствие и уверенность, как выполненная задача — об этом подумала, можно вычеркивать.
Но в последние два года все больше моих переживаний остается при мне, я так много рефлексирую, сама с собой разговариваю, так много всего обсуждаю сама с собой, передумываю, что в какой-то момент мне начинает казаться, что я это или уже рассказала, или это и так понятно же и очевидно, о чем тут говорить-то еще — на что получаю недопонимание, ошибочность, неверное восприятие действительности в отношении меня. Я не даю М. правильной информации, поэтому он додумывает ее сам, исходя из своих представлений и домыслов, как должно быть, верит в это и пытается натянуть на меня, чтоб было по росту. Не выходит.
Потому что я опять забыла открыть рот и выпустить слова наружу.

Это не значит, что я каждую мысль должна и документировать, и М. разжевывать. Отнюдь.
Ну, так я ведь совсем перестала.
У нас была уже эта проблема, когда я взяла на себя так много ответственности и работы, что от стресса и усталости не жила, а выживала полгода. Я тогда еле дышала, так что М. не рассказывала даже и сотой части происходящего — не было сил. Он сначала терпел, а потом и сам устал от односторонности, когда набиваешь в ворота столько мячей, что не влезает, но ни один не возвращается обратно. Мы тогда были на грани расставания (хотя сейчас он это отрицает). Спасло только то, что когда у меня выдался, наконец, момент отдыха, я посмотрела на всю ситуацию и знатно так охуела. Присела, охуела еще раз, часов пять порыдала и решила все исправлять — мячи стали возвращаться на базу. Меньше, чем еще через полгода я переехала к нему в другую страну.

Оказалось, что я очень многое просто забыла. Книги, встречи, события. И увидеть их снова — такая откровенная радость. Я же для этого и пишу! Пишу, чтобы в какой-то момент иметь возможность заглянуть в свое прошлое и выискать там ответы и опыты, которые память моя девичья предпочла сжечь.

И вот на фоне всего этого я задумалась — а мои любимые люди точно меня знают?
Я вижу и чувствую, как М., например, меня любит, как думает обо мне, заботится, спрашивает, как прошел мой день и мои дела, ждет развернутого рассказа, а получает очередное "нормально". Он точно меня знает, если я так мало ему говорю о себе?
В наших старых переписках я чудесна, конечно же. Но точно ли это не образ?
Мы, вроде бы, говорим говорим говорим, говорили три года, сейчас целуемся и говорим, гуляем с собакой и говорим, пьем чай и. Но точно ли мы говорим оба и говорим о том самом? Или он говорит, а я слушаю и отмалчиваюсь?

Мне нравится слушать, особенно слушать М.
Но у меня на пальце кольцо, рядом с которым будет еще одно. Мы планируем жизнь вместе. Не он, я и моя черепная коробочка, а он и я. Может, пора выбросить убеждение в том, что я неинтересна, скучна, что мои рассуждения и мысли никому не всрались, и попробовать кормить ими, порционно, самого близкого мне человека?

P.S. больше всего бесит (потому что подтверждает страх), когда я делюсь чем-то, что-то рассказываю, а он не смотрит в глаза и продолжает бросать собаке мячик, приседает, треплет ее за бочок и на мое резкое молчание отвечает: "я слушаю, слушаю, говори"

Это смешно, после всех этим моих рассуждений и попыток отрефлексировать так, чтоб наслаждаться свободой и жизнью, я нашла подработку. Теперь ко мне дважды в неделю приходит мальчик.
Он в восторге от моей собаки (его отец тоже) (Дуся там такие кренделя выделывает, рада стараться, чтоб гладили и любили), спокойный, неглупый. Перед каждым занятием я глотаю пару таблеток валерьяночки и пытаюсь успокоить нервишки — потеря обильности социальных контактов дает о себе знать. Но час проходит так быстро, и после этого у меня такой душевный подъем, что я бы, кажется, отвела еще урока 4.

А в остальном — я сделала УЗИ, убедилась, что весь организм в порядке, ничего нового нигде не возникло, но и левый яичник назад не вырос; забрала документы из одного института и готовлюсь нести в другой; купила два платья, подправила их в ателье и повесила в шкаф — не при 30 градусах в тени щеголять в них, нет уж.
Бесконечно мою собаку в попытках избавиться от сраных подъездных блох (ненавижу, блять, всей душой). Дуся безбожно линяет, чешется и ей жарко.

Меня тревожит один вопрос, но как только я проговариваю его вслух сама себе — реву. Тут не то, что ответить, тут спросить-то сложно. С таким, наверное, к психологам и идут. Но пока полечим себя сами (мы — Николай 2), приложу подорожник, гавном намажу, без понятия, чем тут колдовать. Поживем — увидим. Так, что ли?

Сегодня в очередной раз намывала полы (спасибо, линялая собака, из твоей шерсти уже можно было собрать трех медведей, блять) и сама с собой разговаривала (очень люблю).
Что поняла.
Самое важное в отношениях — две вещи: давать себе и другому человеку свободу быть собой и решать за себя и поддержка.

Давать свободу — это не про игнорирование, эгоизм, или манипуляции.
Когда мы с другим человеком делим пространство дома, больше всего на свете я хочу продолжать чувствовать себя комфортно. Я хочу иметь возможность делать что-то, что мне нравится, делать выбор, который считаю приемлемым для себя. Даже если это лежать на диване, есть чипсы, запивая газировкой, точить бутерброд с колбасой перед сном — я не хочу даже чувствовать осуждения в свой адрес, не то, что видеть его или слышать упреки. Принять — не значит смириться, переступив через себя. Когда я озвучиваю свою "другую" точку зрения, чего я добиваюсь — уважения к ней. Тогда почему в это же самое время я перестаю уважать мнение, отличное от моего.

Именно поэтому я не ругаюсь с мужчиной, когда он тащит домой 10 бутылок вредной газировки (а помогаю ему ее выпить), спит до обеда по выходным, полуночит, целый день играется в компьютер.
Он взрослый человек. Он сам может за себя решать — сколько ему спать, что надевать, что есть.
Я могу не покупать домой определенных продуктов, но я покупаю несколько пачек чипсов, которые сама люблю, баклажан, который ненавижу, а М. обожает, а потом нахожу в холодильнике сыр-косичку после мужских посиделок с другом. И мне нормально.
По воскресеньям я чаще всего не застилаю постель и целый день лежу, смотря сериальчики. Ко мне не прилетает ни грамма осуждения, обвинения, или даже намека на то, что встала бы да пошла сделала дело.

А поддержка, ну.
Прозвучит не очень, т.к. мои родители все же меня очень любили (и любят), но я от них особой поддержки никогда не чувствовала. Т.е. она была и есть, как что-то само собой разумеющееся (если мы с М. разойдемся, родительский дом всегда для меня открыт и меня всегда ждут), но в основном я просто всегда была должна по умолчанию. Просто была должна хорошо учиться, ведь я же умная, была должна хорошее отношение и помощь, ведь в меня столько вложили, была должна уметь делать что-то, ведь у меня же есть глаза (действительно, зачем целенаправленно учить ребенка готовить или убираться, это же очевидные вещи, что тут уметь, бери и делай).
Сейчас — иначе.
М. верит в меня так, будто все, что я умею делать, или будто то, что я не дурочка — чудо житейское. В хорошем смысле. Он постоянно хвалит мою еду, наговаривая, какая я восхитительная хозяйка. Восторгается моими малюсенькими успехами в румынском (положа руку на сердце — если бы не лень, я бы болтала уже свободно), кричит, что у меня вообще талант к языкам (хотя всю сознательную жизнь я не могла даже английский выучить и была уверенна, что это не мое и не дано мне, а сейчас задумываюсь — может, были не те учителя и многовато дружеской критики от близких).
Он меня явно переоценивает.
Я в его искренней поддержке купаюсь аки в солнечных лучиках в жаркий июльский денек. Никогда раньше подобного не испытывала!

В свою очередь я пытаюсь не забывать благодарить и его: за заботу о семье и обо мне в частности, за ум, за трудоголизм, за то, что все время крутится и пытается сделать нашу жизнь еще лучше, за поддержку, за нежность. Он очень много всего делает ежедневно. Приносит мне цветы и шоколадки без повода, забегает ко мне в комнату, пока его друг в туалете, чтобы поцеловать и сказать, что соскучился, выполняет мои просьбы, целует в лоб перед сном, и еще куча всякого разного.

Не знаю, как бы я жила, не будь этих двух китов.

Прошлый пост я писала прямиком из эпицентра душевного цунами.
Вот уж пара недель, как я его изжила, так что пришло время подсчитать убыль.

Было сложно. Я-то думала, ишь сейчас как найду подработочку, буду классная, деловая, оплачу будущий год учебы, отвезу чуть-чуть денежек родителям, куплю что-то прикольное. Но хер там плавал.

В какой-то момент я перестала ежедневно мониторить вакансии, отправлять по сотне резюме в сутки, а стала просто проживать свои будни на автомате и много, невыносимо много рефлексировать. Бывало такое, что я просто садилась на диван с чашкой чая и думала-думала-думала, или намывала пол и вслух рассуждала сама с собой. Мне до усрачки нужно было переварить этот опыт, потому что жить с ним вот с таким сырым я не могла.
Это была такая беспомощность, как будто мне снова 10.

Так прошел июнь, я созвонилась с подружкой, заставила себя снова заниматься языками и поняла, что самой важной мыслью было: я не сижу на месте и не бездельничаю, у меня период, когда я иду к своей цели, это тоже работа, это залог моего будущего.
Повторив эту мантру раз пятьдесят я разрешила себе с ней согласиться.

И вот тут-то только началось мое лето.
Я встаю в 7 утра каждый божий день (включая выходные), надеваю шорты и веду собаку бегать за мячиком, болтаю там с собачниками ни о чем, возвращаюсь, чтоб объесться завтраком, потупить в это время в телефон, привести дом в порядок, позаниматься (но только не всю прошлую неделю, ни разу тетрадь не открыла, стерва), что-то испечь (привет, крекеры, булки, кренделя и торты), может почитать, или посмотреть с телефона сериальчик, встретить М. с работы, пойти с ним на вечернюю прогулочку, много болтать и завалиться спать в 10 вечера.
Мы ездили в лес.
Мужчина учил меня водить машину. Пиздец. Ощущение, будто я директор завода, несу его на себе и очень быстро бегу одновременно. Восхитительное чувство.
Жарили мясо в доме. Были нещадно пожраты комарами.
Безуспешно пытаемся избавиться от блох в подъезде, а значит и на собаке.

Время стремительно.

Уж этим летом, я думала, найти работу будет попроще. У меня же есть, наконец, документ.

Ни-ху-я.

План был таков: устроиться на пару летних месяцев, чтобы быть чем-то занятой и не скисать в компот, и чтобы в сентябре самой заплатить за свою учебу и не тащить эти деньги (не то, чтобы там критичная сумма, но и не супер маленькая) из семейного бюджета.
По факту:
— знаете, оформлять вас будет очень сложно из-за особенности вашего внж.
— с таким документом мы можем оформить вас только на 2 часа в день, а таких маленьких ставок у нас, к сожалению, нет.
— мы делаем вам лучшее предложение на рынке! Без официального трудоустройства, без оклада и за процент. — ок, каков размер процента? — ну… я не знаю… плавающий…
— вебкам.

Сначала я нервничала. Потом разочаровывалась. Дальше — грустила. Сейчас выдохнула и оставила небольшую возможность на везение.
Я поймала себя на мысли, что завидую лучшей подруге — у нее есть ее любимая работа, в которой она полностью себя раскрывает, хороший (ну, относительно, конечно) коллектив, где ее все знают и любят, и это стабильно.
А я своей такой работы лишилась, и мне до жути, просто до жууути ее недостает. Я искренне считаю ее своим призванием, там я реализовывалась на 200%, находила в себе такие удивительные качества и клады, там у меня были друзья, я всех любила и уважала, и чувствовала то же ко мне. И мне так обидно, что сейчас всего этого у меня нет.
Я знаю, что будет, просто эта цель стала немного отдаленнее, я все равно иду к ней. Блять, я же второе высшее пошла получать, чтобы в будущем иметь возможность и дальше заниматься любимым делом.
И вот теперь я не могу устроиться на пару месяцев даже в гребанный колл-центр, потому что, извините, ебала я в рот пахать удаленно без официального договора, где потом не докажешь, что ты не осел и что тебе должны денег.

И вот, собственно, я в белом пальто и во власти странного настроения. У меня нет больше сил переживать по этому поводу.
— скажи, если я этим летом так и не найду работу, ты будешь расстроен, будешь злиться или презирать меня?
— о, господи боже, нет. Хочешь, вообще не ищи ничего и расслабься, я и так знаю, что ты молодец.
(М. — такая моя поддержка и опора, что я даже говном себя практически не ощущаю)
Посему. Я решила. Дальнейшим поискам быть, может быть, я даже дам объявление о занятиях с детьми. Но если ничего не получится — и хуй с ним. Мне есть чем заняться, я внутренне так сильно радуюсь лету (май был долгий и холодный) и даже жаре, получаю сейчас невероятное удовольствие от прогулок с собакой (до такой степени, что норма утренней прогулки незаметно сместилась до 2,5 часов), хочу снова читать, вчера мы играли в бадминтон и ржали, пеку хлеб и всякие булки. Короче, у меня какое-то лето студента на каникулах, а не 26-летней тетки с семьей, что мне нет охоты пихать сюда нервы и злость (и без них грустно).

Хотя вот нет. Чувствую себя не говном, а ребеночком.

P.S. — знаешь, хочу тебе сказать, что ты стала более самостоятельной, это очень заметно, ты молодец.
— !!! я действительно стараюсь жить жизнью взрослого ответственного человека, спасибо, это очень для меня важно, и ты заметил.
— я тебя очень люблю.
— а я тебя очень люблю.

27 мая 2020 года в27.05.2020 14:21 202 0 Личное

С момента переезда моя социальная жизнь сильно просела.

У меня был длительный период неуверенности в себе и забитости такой, что вытянуть слово — чтооо в лесу сдохло, Катенька. Этому сильно способствовала атмосфера в моей университетской группе и общение с некоторыми людьми, которые себя тоже не очень любили, от того и старались немножко поосадить других, дабы не чувствовать себя говном еще большим.

Но группа потерпела человеческие убытки, на место "осадителей" пришел такой удивительный человек, которому было легко и естественно замечать красивое, делать комплименты, поощрять попытки и искренне радоваться многим вещам, которые раньше казались мне бестолковыми.

Потом практика в школе. Работа. И я сильно воспряла духом. Каждый день у меня было такое количество общения, что в нем бы и захлебнуться. Со знакомыми и нет, с детьми, с коллегами, с начальством, миллионы телефонных звонков, работа на публике (попробуйте развлечь информацией 20 подростков, клоуны в цирке отдыхают, блять).

Оказалось, что я вообще ни разу не тупая, не скучная, что меня любят, заглядывают мне в рот, и вообще стараются не обидеть, потому что я милая девочка, из кожи вон лезущая в выполнении своих обязанностей. Оказалось, что мое чувство юмора реально хорошее, раз я могу рассмешить подростка. А еще оказалось, что у меня стальная воля и я могу построить диалог вообще с любым человеком (даже если он приходит ко мне поболтать о своем ребенке пьяненьким и начинает рыдать в процессе). Оказалось еще много чего.

Например то, что мне это нравится. Я обожаю социальные контакты. Обожаю общение. Мне так легко даются разговоры с людьми, что приятно и нашим, и вашим.

Здесь же я нахожусь в социальном вакууме. Ни на прошлой работе, ни на учебе не было людей, с которыми хотелось бы сблизиться. Перекинуться парой слов, решить наши общие проблемы — да. Не больше.
Отчасти спасает собака. У нее друзей больше, чем номеров в моей учительской телефонной книжице. А где пес, там и его хозяин.
На стадионе, куда мы ежедневно ходим побегать (она, не я, конечно же) и поиграть с мячиком (опять же — не я), уже собралась целая компания, мы становимся кружочком и ооо даааа, общаемся! Мы болтаем о том, что безусловно всем нам интересно и всех нас объединяет — о наших собаках, об опыте, связанном с ними, о смешных штуках, которые они отчебучивают, о планах на них же. И это для меня сейчас такая отдушина! Кто бы знал.

У меня по-прежнему есть М., мои родители, друзья в скайпе. Но все они где-то там, за несколькими границами разных стран, иногда в других часовых поясах, с ними нужно договариваться о звонках. А тут я почти одна. Мне сложно довольствоваться только моей семьей (видимо я поэтому начала не просто разговаривать со своей собакой, но и ее мысли озвучивать (смешно, но ввела рубрику ДусенькиныПрогулочки, в которой я держу ее на руках над ванной, а она рассказывает свои впечатления, как погуляла (блять, это кажется бредом, но это такая ржака, я клянусь! рожу ее надо, конечно, видеть!))) . Мне сложно.
Если на стадионе М. мне что-то рассказывает, а параллельно другой человек что-то у меня спросит или скажет, я переключусь на него, и иногда мне за это стыдно.

Подводя итог происходящего (и ради чего вообще этот пост затевался) — я разучилась быть социальной и кайфовать от этого. Мне все труднее дается общение, каждый раз после разговора с кем угодно я прокручиваю в голове сказанное мной и накручиваю себя: не так сказала, меня не так поняли, меня посчитали дурой, со мной не захотят больше общаться, а мою собаку будут обходить десятой дорогой. Каждый раз. Включается такая дикая тревожность, с которой мне приходится бороться силой, прямо запрещать себе думать на этот счет.

И это, черт подери, обидно!
Пойду поработаю два месяца в коллцентре, ей-богу, избавлюсь от появившихся тревожности и страха перед общением и звонками.

Знаете, у меня сейчас такой период в жизни, когда реальная жизнь — это тяжело. Я буду очень рада, если лет через 5 передумаю, скажу, что городила херню, усложняла и придумывала, и что жизнь на самом деле легка и приятна (привет, Лев Николаич). Но сейчас так.

Мне ахуенно трудно. Быть взрослой. Нести ответственность. Я выбираю, делаю, иду, хотя это неприятно, это пугает, тревожит, это некомфортно и вообще заставляет сомневаться во всем. Но я продолжаю делать, потому что… а не знаю, считаю, что так правильно, что так нужно. Заставляю себя.

Как бы я была рада, не будь в моем городе войны, получи я нормальный диплом, встреть мужчину с соседней улицы, устройся на работу по любимой специальности и живи спокойно и плавненько.

Но каждое событие моей жизни — судьбоносно. И эта война, и эта учеба (ни единого раза я не пожалела, что пошла на филфак и закончила русскую филологию), и знакомство с М., и переезд туда, куда я совсем не собиралась. Я, если честно, вообще никуда не собиралась-то. В отличие от Мужчины, с которым связываю настоящее и будущее.

Теперь мне 26, а я вынуждена бесстрашно идти и получать новое высшее образование (спасибо, что хоть не среднее), подыскивать сомнительную работку на лето, а потом и несомнительную на жизнь. Ощущение, будто мне 20 и я все начинаю заново. При том, что мне уже на 6 лет больше, я без двух минут замужем, планирую заводить детей в ближайшую пятилетку, и образование как бы уже получила, даже работу работала, которая мне нравилась и которую искренне считаю своим призванием.
Это сложно. Так, мать его, сложно. Брать и делать. Решаться. Но вот я смотрю в свое будущее, слушаю вполуха тысячный по счету рассказ Мужчины о переезде в Германию, и понимаю, что вернуться назад — это от страха и слабости, это болото, которое затянет, но в котором нечем дышать и которое ничего мне не даст. Понимаю, что на дворе не советский союз, когда человек мог получить одну профессию и работать 40 лет в одном месте. Мир вращается, развивается и меняется на глазах. Переучиваться — не стыдно, учиться — не стыдно, развиваться — необходимо, быть мобильным — важно, быть гибким — важно. Именно в этом мире я живу сейчас и буду жить дальше. Именно такому человеку, бесстрашному и предприимчивому, я сказала "да", согласившись тем самым идти в этом мире и по этой жизни вместе и заодно.

Так что да, сейчас взрослая жизнь для меня очень сложная. Надеюсь, этот период когда-то пройдет.

Не так давно я выяснила страшное.

Но прежде, чем я озвучу новость, следует уточнить.
У меня не идеальная фигура, далеко не идеальная, с идеальной даже рядом не стояла. У моей фигуры есть свои достоинства и свои недостатки. Что-то в ней мне нравится — наличие талии даже при максимальном весе, ровные ноги, худые и изящные руки, лицо с большими глазами и маленьким носом, мои густые волосы. Что-то в ней меня в меру не устраивает (в меру — значит, что я смирилась с данным фактом и не буду менять его хирургически (разве что зрение, но это не точно)) — широкие бедра без этой прощелки между ними, выпирающий животик, который был даже при минимальном моем весе, размер груди (месячные как испытание, черт возьми, чтоб она еще и налилась), пухлые щечки и круглая форма лица, плохое зрение и очки, делающие мои глазки вполовину меньше.

С каждым из этих списков я смирилась и никогда особо не ссорилась. Грудь, кстати, с возрастом даже как-то уменьшилась (она не была огромная, размера до 3 доходила, может, сейчас 1-1,5-2 в разные дни цикла. никогда не забуду, как выбирала себе лифчик прямо в разгар пмс и продавщица втюхала мне на 2,5 размер, убеждая, что он подходит и грудь в два раза увеличиться не может. по итогу же месячные прошли и в сей предмет ярко синего цвета положить мне было уже нечего). Я смирилась со всем, даже со щеками, которые первые прячут все нажранные кг. Никто никогда не восторгался дико моими пропорциями, но никто их и не принижал. Родители отпускали несколько нейтральных комментариев, иногда хороших, иногда критичных, но они не трогали меня, потому что времена, когда я действительно полагала, будто модель из телевизора и журнала — нормальное состояние женского тела, закончились в мои 17 лет.

Так вот. К чему веду. Возвращаясь к интриге начала сего полотна. Намедни я листала тг канал про секс и наткнулась на запись девочки о форме ее груди, диких комплексах на сей счет и истории с ними связанной.

Выяснилось. У меня тубулярная грудь.
Блять. Клянусь вам, я прозрела. У этого есть название. А мой Мужчина спокойно ответил:
— ну да, я знал, а ты разве нет?

А я нет. Я не знала про это название, не знала, что ее выделяют, не знала, что кто-то может стесняться такой своей груди. Я посмотрела, у нее есть разные виды и формы, и да, есть не очень привлекательные, но. Блять. Да в чем проблема. Это тоже грудь, она вот такая, их две штуки, на них есть соски и ареолы (у меня большие).
Мой Мужчина целует их каждую десяток раз в день, трогает их руками, сжимает, гладит, восторгается. Он обожает мою грудь. Он обожает в целом всю мою фигуру. Так что с тех пор как мы занимаемся сексом у нас нет проблемы, чтоб быть друг перед другом голыми. При свете. Я полдня могу ходить без трусов (он, к слову, тоже), сплю обнаженная (как же это удобно!), мы занимаемся оральным сексом в полдень, или я просто мимоходом целую его член, или он мою попу.
Никогда, ни до, ни после начала половой жизни мне не приходила в голову мысль, что с моим телом что-то не так. Да, оно не идеальное, не точеное, не супер стройное. Оно такое, какое есть. Ну, вот такое, ничего не поделать. И мне прекрасно с ним живется (а в комоде есть две пары утягивающих трусиков).

Так что для меня одновременно странно и понятно беспокойство и непринятие физического себя.
Отпустить контроль и позволить себе на 100% занять свою телесную оболочку — трудно. Но как иначе жить? Корабль не поплывет, если в нем чего-то не достает.

Боже, какие длинные тексты я стала строчить. Лев Николаич, покиньте тело девочки. Это ж пиздец.
Лучше бы чаще, а то раз в месяц, дай бог, но, бллин, полотно.

Ну и раз уж пошла такая пляска, напишу о своей жизни хоть немного, а то ощущение, будто кресло психотерапевта тут развела, а не бложик о себе и личном.

Я на карантине второй месяц, М. две недели. Я не знаю, как нам было бы в однокомнатной квартире и дошли ли бы мы до стадии тихонечко в ночи придавить подушкой друг друга. Потому что я встаю утром, гуляю собаку, бужу мужчину, мы завтракаем и — тадададам — расходимся в разные комнаты. Он купил себе компьютерную игру, так что целыми днями задротит, читает, что-то смотрит, гуглит, пересказывает мне новости, когда я прихожу к нему в комнату поцеловаться. Я читаю, смотрю интервью и тупые передачи, слушаю подкасты, иногда танцую с собакой, выполняю домашние дела, болтаю с родственниками и подругами, втыкаю в стену и телефон. Мы вдвоем ездим на контрольную закупку в магазин, чтоб не ходить туда каждые несколько дней. Вечером вместе выгуливаем животное. Болтаем. Занимаемся сексом. Смотрим кино. Пьем чаи. Часто. Очень часто и много. Он учит меня играть на гитаре (если научусь, укулеле подарит! ха!). Я не знаю, мне кажется, только на голове не стоим.

Первые несколько дней мне было даже прикольно. Неожиданные выходные, можно переделать все, что откладывала (не все, судя по тому, что окна я собираюсь помыть аккурат с самого начала карантина, и они все еще грязные, бллин), М. уходил на работу, а я забавлялась. Но чем дальше в лес, тем больше волки — ситуация обострялась (хотя я и тогда, и сейчас не читаю новости и не смотрю телевизор, все основное мне пересказывает М., или оно уж настолько ахиренно, что тыкается из каждой соц.сети, искать не надо), М. отправили сначала на работу из дома с периодическими ежедневными разъездами, а потом в тех.простой с сохранением половины зарплаты. И да, это оптимальный вариант, никто не в обиде, он наслаждается отдыхом (привет, Карпаты, куда мы собирались поехать в апреле всей семьей (в смысле мы вдвоем и собака — ну вот такая у нас вся семья)), делает работу, которую ему продолжают подкидывать и в ус не дует. А меня иногда накрывает легкая форма тревожности. Потому что не понятно, что вообще происходит, когда это закончится и куда вообще оно идет. Единственное, чему рада — что я не заканчиваю школу в этом году, не готовлюсь к гос.экзаменам, не получаю диплом и не рожаю, а просто живу себе тихонечко, не зная проблем. Хоть на том спасибо моему бестолковому везению.

Безнадежно разленилась, а дни пролетают космически быстро. Вроде бы хочется больше успеть, научиться, провести время с пользой. А вроде… Хочется оставить себя в покое.
Все хорошо настолько, насколько может быть на текущий момент.

Только у собаки сильнейший откат — привыкла круглосуточно находиться с нами, теперь нельзя оставить даже на пару часов одну, сразу стрессует, боится и, как следствие, делает лужу. Пиздец, шо с этим делать потом.

А еще жарю блины без молока и яиц. Офигенные. И жру их холодными на ночь глядя.

P.S. М. это место упорно не показываю, и вообще пришла к выводу, что не хочу это делать, пусть остается нетронутым островком моего личного пространства. Я его обожаю.

APLACEFORMYHEAD

Самые популярные посты

234

Боже, какие длинные тексты я стала строчить. Лев Николаич, покиньте тело девочки. Это ж пиздец. Лучше бы чаще, а то раз в месяц, дай бог...

223

Ну и раз уж пошла такая пляска, напишу о своей жизни хоть немного, а то ощущение, будто кресло психотерапевта тут развела, а не бложик о ...

220

Вчера перед сном я заставила себя признаться. Ни кому-нибудь, и не вслух. А просто себе самой. Тихонечко. Я завидую, злюсь и ревную ...

218

Есть чувство, что я или повзрослела, или меня сильно попустило. О чем речь? Возможно, это как-то связано с тем, что мне стало сложно опис...

216

Знаете, у меня сейчас такой период в жизни, когда реальная жизнь — это тяжело. Я буду очень рада, если лет через 5 передумаю, скажу,...

205

Я мало помню своего отца. Единственный случай, оставшийся у меня в памяти, с ним связанный — как он сидит у нас во дворе, дает мне д...