@antichrist
Antichrist
OFFLINE – 07.07.2020 22:37

Antichrist

Дата регистрации: 07 февраля 2013 года

Персональный блог Antichrist — Antichrist

Почему-то многие думают, будто хорошее отношение к себе можно заслужить. Словно, если ты относишься к человеку хорошо, то он, глядя на это, будет относиться к тебе так же. Это так не работает. Нет такого правила или пункта в жизни, что мы обязаны относиться к людям так, как они относятся к нам. Отношение к человеку – это не логический вывод из его действий. Это чувство, что возникает внутри, когда ты говоришь с ним. Это нечто, не подвластное нашему контролю. Как можно контролировать симпатию? Разве можно её вызвать искусственно, а если и да – то зачем, ради чего?

Многие задают мне один и тот же вопрос, как я могу так плохо относиться к тем, кто меня окружает. Ответ прост: я не чувствую необходимости быть хорошим для этих людей. Мне не хочется им помогать, заботиться о них, не хочется даже перебрасываться парой фраз с ними, поскольку я мгновенно чувствую раздражение и прилив тошноты. И я не скрываю этого, прямо говорю об этом, только меня никогда не слышат. Люди настолько твердолобые, закрыли глаза и забили уши ватными тампонами, что когда ты буквально говоришь им о том, чтобы они убирались к черту – они продолжают талдычить тебе о том, как ты им дорог и как они тебя любят. Очнитесь, пожалуйста, поскольку мне всегда было и будет наплевать.

Я не считаю нужным вести себя мягко с этими людьми. Да, разумеется, они не виноваты в том, что привязаны ко мне, в то время, как в моей гавани нет места для их корабля. Таких людей не стоит жалеть. Потому что если начать вести себя с ними мягко и заботливо, давать им то, что им требуется – ты попросту потеряешь себя, свое время и свои силы. Кроме того, это – лицемерие. Я всегда считал и буду считать, что лучше знать, как человек относится к тебе на самом деле, чем быть убежденным в том, что ему с тобой хорошо, а потом оказаться выставленным за дверь. В моей жизни был такой опыт, который многому меня научил, а потому я никогда не скрываю, если мне не нравится с кем-то беседовать и находится рядом. Потому что я знаю, что лучше быть правдивым и искренним, лучше дать человеку понять, что вы с ним – разные, абсолютно противоположные, те, кто никогда не сойдутся в общении, давая возможность ему отпустить и двигаться дальше, чем держать его рядом просто потому, что ему так хочется. Лицемерие влечет за собой горечь разочарования, когда ты понимаешь, что тебя обманули и на самом деле ты не значил ровным счетом ничего. Так не лучше ли быть изначально искренним, соблюдая дистанцию, чем становиться лживым ублюдком, который пользуется людьми направо и налево?

Мы не можем отвечать за то, что к кому-то не чувствуем привязанности и дружелюбия. Мы не звери, которых можно заставить быть рядом, бросая лакомый кусочек любимой сладости. Человеческое общение, которое построено на хороших чувствах одного и абсолютном равнодушии и терпении другого, попросту не имеет будущего. В какой-то момент даже самый терпеливый человек отвернется и пойдет своей дорогой, не желая больше общаться с людьми, которые тяготят его и тянут на дно. И, пожалуй, в этом весь ужас человеческого существования: ты никогда не знаешь, когда именно тебя выставят вон, поскольку ты тот самый, кто исчерпал вверенный теле лимит терпения.

Почему ты всегда возвращаешься? Что во мне такого, что заставляет тебя менять свои жизненные ориентиры на 180 градусов и снова искать дорогу ко мне? Даже не смотря на количество времени, которое уже прошло, на то, что мы как магниты с одинаковым полюсом, а, как известно, минус и минус никогда не притянутся друг к другу. Порой это смешно до колик, то, как твоё поведение не вяжется с тем, кто ты есть на самом деле. Насколько нелогичны и непродуманны твои поступки. Почему при наличии рядом с тобой человека, которым, как говорят, ты крайне увлечён, ты позволяешь себе допустить мысль о том, чтобы постучаться в мою жизнь, попытаться найти связующее звено, чтобы сложить слова в разговор? Разве это не эгоистично, ценить только себя и свои желания, когда ты думаешь только о том, что удобно и правильно для тебя, не смотря на то, сколько раз тебе указывали на дверь? Почему ты позволяешь кому-то рядом с собой почувствовать себя ущербно и убого, когда его попросту хотят заменить на того, кто был ранее? Почему позволяешь ему чувствовать себя так, как чувствовал себя я сам когда-то, будучи в твоей жизни? Почему жизнь не научила тебя ничему, всё это время не расставило все точки над «и» и не привело тебя к правильным выводам? Я не хочу ощущать себя Моисеем, ведущим потерянного человека в правильном направлении, тратя на это своё время и свою жизнь, в которой тебе, определённо, нет никакого места. И даже память о том, как всё было поначалу, каким другом ты был, не изменит ничего и не сотрёт то чёрное пятно, которое расползлось по всем листам нашей с тобой истории. Истории, которой давно пришёл конец и в которой никогда не будет замыленного хэппи энда.

Спроси меня, какой из семи смертных грехов мне соответствует больше – и я не задумываясь отвечу: Гнев. Это чувство я испытываю 99,9% своего жизненного времени. Рождается оно с простой злости и раздражения и постепенно приобретает свою финальную стадию – ненависть. Ни одно успокоительное, ни одни курсы по управлению своей агрессией не принесли особой пользы. Такое чувство, что в то время, как в людских жилах течет кровь, в моих – раздражение пополам с плазмой. В такие моменты я как бешеный бойцовский пес, готов рвать поводок и цепляться за глотки окружающих людей, как дикое животное, которому попала вожжа под хвост и оно не может себя контролировать. Столько сил уходит после подобного «приступа»: чувствуешь себя невероятно опустошенным, не в силах даже двинуть парой конечностей. Моменты после всегда самые уязвимые: как вышеупомянутое животное ползешь, обессилено, в свою нору, чтобы восстановить силы, и в этот момент можешь быть подвержен любому воздействию, пусть даже самому глупому и пагубному. Кажется, что с каждым таким моментом теряется какая-то важная частичка моей идентичности и складывается впечатление, что еще год-два, в которых я буду ощущать себя так – и от меня не останется и следа, лишь кровавый всплеск на стенах, когда моё тело будет больше не в силах сдерживать накопившиеся внутри ощущения.

Главное, что следует усвоить людям – это то, что им никто не обязан. Никто не должен испытывать по отношению к ним тех же чувств, что испытывают они по отношению к вам. Вы не несете ответственности за то, что кто-то привязан к вам, за то, что кому-то нравится проводить с вами время, когда вам от этого ни тепло, ни холодно. Ошибочным считаю мнение о том, что таким людям следует уделять внимание, относиться к ним с поблажками, с какой-то заботой, раз уж они по каким-то своим причинам начали вами дорожить. Нет, ни в коем случае не стоит. Чем больше гладить их по шерсти – тем больше они будут привязываться к вам и тем больше неприятных ощущений вам это принесет.

Мне не доставляет никакого удовольствия, когда люди, которых я считаю посторонними для себя, начинают проявлять ко мне интерес, спрашивать о моей жизни, демонстрировать заботу. К чему это все? Мне крайне неприятно в такие моменты и я чувствую, как к горлу подкатывает тошнота. Это как будто тебе вместо любимого американо приготовили дешевый столовский какао, уже остывший и с пленочкой. Правда неприятно? Воспринимать подобное могу и умею исключительно от человека любимого, от которого подобное хочется видеть 24/7, но уж точно не от тех, кто для меня не имеет никакого значения.

Я не приемлю такого отношения к себе от посторонних. И тем более не понимаю, почему я должен выслушивать что-то в стиле «мне так плохо без общения с тобой» или же «но я же дорожу тобой», когда ты говоришь абсолютно противоположное и хочешь разорвать контакты с этим человеком, в упор не слышащим твоих заявлений и просьб оставить тебя в покое. Было бы крайне лицемерно с моей стороны заявлять подобное просто чтобы утешить человека, когда на самом деле это правдой не было и не будет. А посему искренне считаю, что горькая правда всегда лучше сладкой лжи. Особенно, когда приходит понимание, что жизнь становится ярче и красочнее, когда тебя не тянут на дно люди, которые нуждаются в тебе, но в которых не нуждаешься ты сам.

В моей жизни есть люди, поведение и логику которых я не понимаю и не принимаю. Они – живая иллюстрация термина «созависимость» в словаре Даля. Такие люди всячески пытаются быть к тебе ближе, даже если ты раз за разом осаждаешь и указываешь их место, на котором они должны находиться, при этом точно зная, что шаг влево или вправо – расстрел на месте. Они смотрят на тебя, как те же преданные собаки, эдаким обожающим взглядом, что порой чувствуешь, как этот иллюзорный нимб, который они раз за разом надевают на твою голову, уже начинает царапать потолок. Они готовы ловить каждое твое слово, каждую фразу, словно сектанты, которые поклоняются вымышленному богу, изобретя при этом свою религию, имя которой – оголтелый фанатизм.

Я искренне не понимаю таких людей и мне неприятно находиться в обществе с ними. Но, по какому-то странному стечению обстоятельств, их тянет ко мне больше всего и из нормальных личностей они превращаются в вот такое жалкое подобие социализированного существа. Раньше, в период моей юности, когда у меня толком не было тех, с кем я мог поговорить о чем угодно, подобное мне льстило и даже забавляло, сейчас же – откровенно бесит. Складывается впечатление, будто они нашли во мне старшего брата или отца, на которого могут вывернуть все свои проблемы в ожидании, что я стану им помогать, советовать и поддерживать. Но нет, не стану. Я никогда не помогу человеку, который не является для меня дорогим и близким, а подобный в моей жизни только один – горячо любимый и важный. Все остальные – просто фон, причем крайне надоедливый, прекрасно знающий о моем отношении, но при этом долбящийся в стену моего равнодушия с мыслью «а может я тот самый человек, который станет его другом?». Нет, не станешь, лишь доведешь до белого каления, и я вышвырну тебя, как вечно орущую под ногами дешевую шавку.

Они всем своим видом пытаются показать, что моё мнение для них – самое важное, что мои слова принимаются на веру, априори, без потребности в аргументации. Когда у них что-то случается – они стремятся рассказать об этом мне, видимо надеясь, что в моем лице обретут вечного советчика и постоянную жилетку для плача. Да только вот мой цинизм и острословие бегут впереди моей человечности. Меня раздражает, когда меня просят о простейших, вроде бы, вещах, но при этом таких, которые можно решить в два счета самостоятельно, попросту погрузившись в поисковую строку и научившись, наконец, мыслить самостоятельно, делать логические выводы и существовать без потребности прилипнуть к более сильному и более опытному.

Мне говорят, что я грубый и агрессивный, но на самом деле мне попросту надоело чувствовать себя вожаком стаи, надоело, что мне пытаются заглянуть в рот, уже заранее благословляя то, что я скажу. Я презираю то, как эти люди пытаются выразить свою заботу и переживание, мне хочется, чтобы они раз и навсегда исчезли из моей жизни и больше никогда в неё не возвращались. Быть может всё дело в том, что я законченный одиночка, не воспринимающий адекватно подобные проявления в свой адрес, или же в том, что люди попросту начинают переходить всяческие границы личного пространства, которое для меня ценнее всего. Суть одна: если дружба и существует – то она должна быть адекватной, где оба человека на равных, а не один из них – ведомый, а другой – ведущий, как в самом настоящем БДСМ.

Мы не пересекались уже довольно большое количество времени, чтобы позабыть друг о друге, не думать и уж точно не вспоминать. Внутри всё давно выжжено и растоптано, нет и мыслей о том, чтобы вернуться или хотя бы заговорить с этим человеком. Он не существует в моем мире, нет даже двух таких букв, которые соединялись бы в его имя. Так почему тогда при мысли о том, что он спокойно существует с кем-то другим, мне настолько неприятно? Вы когда-нибудь сталкивались с этим, с чувством, что вас раздражает наличие у ваших бывших нормальных отношений? Я не ненавижу этого человека и ничего к нему не испытываю, но почему-то мысль о том, что он так легко сошелся с кем-то другим после того, как даже не попытался видеть то, что я для него делал, не старался ценить и делать что-либо для наших отношений, которых, вероятно, для него и не существовало, неприятно тянет внутри. Это не ревность и уж точно не желание испортить жизнь этому человеку, нет. Скорее, это сожаление о том, что все его слова оказались красивой сказочкой, отварной лапшой, которую он сейчас с превеликим удовольствием вешает на чужие, более доверчивые уши. Хотя, на самом деле, отдай он дань уважения тому, что между нами было и прояви хотя бы каплю своего благоразумия при расставании - сейчас подобные мысли и вовсе не возникали бы в голове и уж точно его стремление стереть любое воспоминание обо мне не выглядело бы так странно и нелепо.

Часто думаю о том, что мне хотелось бы быть другим, вырасти в другой семье. Столько раз ловлю себя на мысли, как сильно влияет воспитание ребенка на то, каким он станет после, на его психику, мировоззрение, формирование определенных черт характера. Брошенные, никому не нужные, привыкшие получать тычки не только от одноклассников и сверстников, но и от родителей тоже, дети крайне редко становятся по-настоящему здоровыми и счастливыми людьми. Пожалуй, это единичные случаи, когда воля и характер ребенка оказываются настолько сильными, что он вырастает адекватным, с правильными жизненными ценностями и гордо может сказать, что воспитал себя сам.

Я не отношу себя к таким. Очень много лет я пытался не оглядываться назад и не сопоставлять то, кто я есть, с тем, кем я был в детстве и с тем, как ко мне относились родители. Если можно так назвать двух людей, которые, родив ребенка, абсолютно о нем забыли. Я рос сам по себе, полностью погрузившись в свой мир и свои проблемы. Никто из родителей не знал, что меня беспокоит, что меня гложет, какие проблемы возникали в моей жизни, а если я и осмеливался о них говорить – всё, что я слышал в ответ это «какие могут быть проблемы в твоем возрасте?». Всё это учило молчать, закусывать удила и развиваться дальше. Маска сильного и независимого прочно прилепилась к моему лицу, но порой проскальзывает то самое, настоящее я, когда мне становится неловко попросту зайти в место, полное людей, неловко чувствовать на себе их взгляды, испытывая желание поскорее скрыться подальше от их очей, неловко контактировать с людьми по-нормальному, без желания остаться наедине с собой. Я не могу сказать, что мои родители совсем забросили мое воспитание, нет. Я помню хорошие и теплые моменты, но их количество значительно меньшее, чем то время, что я был предоставлен сам себе. Я рос и понимал, что я могу положиться только и исключительно на себя, что в случае моих проблем я всегда смогу решить их исключительно своими силами. Меня не научили доверять людям, не учили, как обходиться с людьми, как дорожить ими, как ценить и проявлять эмоции, как пытаться строить здоровые контакты и крепкую дружбу. Потому порой я испытываю стойкое чувство отвращения по отношению к себе, когда снова и снова стараюсь оборвать все связи с людьми, что меня окружают и остаться наедине с собственными мыслями. Я не могу сказать, что от этого чувствую себя лучше или уютнее, скорее, я привык к этому чувству, и оно стало для меня родным, как для многих родными являются чьи-то объятия.

Когда в жизни такого повзрослевшего телом, но не душой, ребенка появляется тот, кого он любит, начинается хаос и коллапс. Порой мысли о том, что тебе хочется, чтобы тебя любили и заботились превышают все возможные доводы здравого смысла о том, что это ты должен делать, ты должен заботиться, ты должен быть сильным, оберегать и лелеять. В такие моменты я резко замыкаюсь в себе и никогда не показываю этого, не говорю об этом и уж точно не позволяю думать, будто мне требуется внимание или опека, но гадкий червячок, поселившийся внутри, терзает с довольно частой периодичностью. И не удивительно, ведь когда тебя абсолютно не долюбили в детстве – так сильно хочется узнать, что это, почувствовать, позволить себе, наконец, расслабиться и плыть по течению. Но при этом какая-то часть внутри всё равно остается в напряжении, будучи готовой на случай, если человек отмахнется и уйдет. Ведь если отмахивались родители, те, кто априори должны быть самыми близкими и главными, то почему не сможет и он, человек, которого ты любишь? Я привык получать от людей только плохое, слышать, что я ничего не стою в очередной раз, когда отец вернется с перепоя или видя осуждающие взгляды матери, когда я осмеливался идти не той дорогой, которую она мне уготовила. А потому сейчас так трудно верить вообще хоть кому-нибудь, не думая о плохом и не выискивая в этом очередной подвох.

Сейчас мне забавно слышать от родителей что-то навроде «ты должен», «почему ты такой», «ты совсем не контактируешь со мной и не любишь меня», ведь чего они ожидали? Что я вырасту, что-то пойму и смогу простить? Их счастье, что я не вырос убийцей и маньяком, который находит свою отраду в теле очередной жертвы, а попросту стал замкнутым в себе и угрюмым человеком, не способным поверить в хорошее к себе отношение. И все их «должен» разбиваются о гранитную стену моего безразличия, которая строилась столько лет, по крошечному кирпичику ежедневно. Я никогда не помогу этим людям, я никогда не смогу воспринять их нормально. Для меня они – просто знакомые, которые имеют биологическое ко мне отношение, но даже фамилию носят другую. Потому что для меня семья – нечто большее, чем скопление генов в твоём организме, ведь это как минимум забота, любовь и стремление сделать всё возможное, чтобы твой ребенок был счастлив.

Я знаю, что они не понимают меня, не уважают мой выбор, то, кто я есть, не принимают мои увлечения и уж точно не одобряют стиль жизни и работу. Знаю, что они хотят поскорее внуков, но каждый раз, как я спокойно и трезво заявляю, что их никогда не будет – смеются и отвечают, мол, вырастешь, поймешь, захочешь своих. Смешно слышать, ведь спустя пару лет я разменяю третий десяток, и вряд ли в моем мозгу к тому моменту появится частичка, отвечающая за стремление плодиться и множиться. Я честно и открыто признаю, что не люблю детей и что я их не хочу. Не потому, что не уверен, что смогу правильно воспитать, а потому что никогда их не полюблю, потому что я не знаю как, у меня не было примера в жизни, а полагаться на слепой отцовский инстинкт и «своё полюбишь» я не хочу. Не хочу портить жизнь ребенку так же, как испортили её мне, заведя как домашнего питомца, потому что так было нужно, пришло время и вообще все детей рожали, и они родили тоже. Дети должны расти в хорошей, любящей семье, чувствовать себя желанными каждый день, и тогда из них вырастет счастливый, довольный жизнью и собой человек, способный стать полноценным членом общества, а не в атмосфере, где на него давят и где он ощущает себя пустым местом. Ведь если ты не можешь дать ребенку то, в чем он нуждается, то не нужно заводить его вообще, чтобы после не удивляться, почему в его телефоне сотни пропущенных смс с твоего номера, на которые он никогда не ответит.

Я всегда был сторонником мнения, что рядом с сильным мужчиной женщина должна быть слабой, позволять ему заботиться о себе, помогать, принимать важные решения, быть номером один в её жизни, не просто каменной стеной, но и надежной поддержкой и опорой. При этом сама она – его надежный тыл, его душа и сердце, его дом, уютный и теплый, в который хочется возвращаться день ото дня. Я был воспитан в среде, в которой учат уважать женщин, никогда и ни за что не показывать своих слабостей и не признавать их, быть лидером, способным увести за собой, таким, который не даст в себе усомниться и будет отличным выбором для той самой, которая, вероятно, должна была появиться. Но годы шли, люди рядом сменялись другими и я позабыл о важности этого, о том, чтобы реализовать себя как мужчина с большой буквы, каждым словом и действием давая повод доверять и верить.

А потом мы встретились. И это был как удар под дых, потому что она абсолютно не такая, не стереотипная принцесса, о которой пишут в книгах или снимают мультики. Она была иная, прямо с порога показывая свою силу, свой ум и свой статус, в который безоговорочно веришь. Она насмехалась над проявлением чувств, никогда не стыдилась делать то, что ей хочется и говорить то, что у неё на уме. Но, возможно, в этом и был свой особый шарм, который притягивает к себе. Вместе с течением времени, которое мы проводили рядом, я начал понимать, что она – как дорогой парфюм: я чувствую лишь поверхностный шлейф аромата, а не ноты сердца. И тогда я начал копать глубже. И, в конечном счете, открыл для себя женщину, которая от и до подходила мне, которая перевернула мой мир с ног на голову.

Я помню, как тяжело это было поначалу, показать и доказать, что моё внимание и моя забота о ней – не шуточная, что мне действительно хочется это делать для неё, проявлять подобного рода чувства. Помню, сколько стычек мы пережили, пытаясь выяснить, кто из нас главный и кто должен быть лидером, кто будет главой этой маленькой и такой странной во всех пониманиях семьи. Не сосчитаю количество раз, в которых у меня сдавали нервы в попытке увидеть то, что сокрыто внутри неё, за слоем цинизма, сарказма и каменной маски равнодушия.

И я увидел. Хрупкую и ранимую женщину, которой пришлось обзавестись этой броней от всего мира, научиться делать всё самостоятельно, чтобы не зависеть от людей и обстоятельств. Женщину, к которой не проявляли должного внимания, о которой не заботились, не осыпали комплиментами и не радовали мелочами. Которая настолько далеко зашла в своём стремлении быть самостоятельной и независимой, что с радостью примерила бы на себя мужскую роль в отношениях, при этом справляясь с ней ничуть не хуже, чем любой среднестатистический парень.

Я помню ту неловкость и удивление, когда я впервые взял её на руки. Помню, как она молчала несколько дней и какими неловкими казались все попытки говорить с ней тогда. Словно она очень долго вынашивала какой-то план или пыталась принять какое-то решение, словно этот простой и обычный, в общем-то, поступок изменил что-то в ней от и до. И я помню все её слова об этом, первые слезы после самого масштабного конфликта, в котором она в упор отказывалась слышать и видеть очевидное. Пожалуй, я назову тот момент самым важным и переломным, который между нами происходил, после которого она перестала стыдиться, начала раскрываться и быть ближе, теплее и нежнее по отношению ко мне. Она всё ещё чувствует неловкость, когда я с легкостью справляюсь с её ежедневными рабочими задачами, и спрашивает, что ей сделать для меня в ответ, но уже потихоньку учась принимать тот простой факт, что мне достаточно её улыбки и тепла объятий.

Она – это мотивация в чистом виде. Глядя на её достижения и умения, хочется расти и достигать высот, чтобы хотя бы дотянуться до её уровня, быть достойным такого человека рядом. Она никогда ничего не говорит о том, что её что-то не устраивает и утверждает, что принимает человека таким, какой он есть, но именно поэтому хочется измениться в лучшую сторону. Глядя на её красоту, ради поддержания которой она прилагает абсолютный минимум усилий, мне захотелось быть лучше, а посему мой график украшают уплотненные тренировки и домашние занятия, таскания тяжестей и умственные нагрузки, способствующие украшению наших диалогов. Разумеется, порой я все еще ощущаю себя маленьким мальчиком, когда она объясняет мне вещи, о которых я прежде не задумывался или которые не приходили мне в голову, но бывает и наоборот, когда её проблемы и заботы ложатся на мои плечи, не потому, что ей так удобно, а потому что я хочу помочь и облегчить ей задачу. Рядом с ней хочется развиваться, а не сидеть на диване и протирать домашние штаны. Хочется двигать горы, возводить города, создавать и впечатлять. И пусть она не принцесса на горошине, о которой так мечтают мужчины вокруг, но зато я всегда знаю, что она без вопросов постоит за себя, своё мнение и никогда и ни при каких обстоятельствах не отступится от своего решения быть рядом.

Antichrist

Самые популярные посты

152

Чувствую себя, как Элизабет Олсен: мне тоже хочется ...

150

Когда у нас с отцом происходит разговор по душам:

150

Почему-то многие думают, будто хорошее отношение к себе можно заслужить. Словно, если ты относишься к человеку хорошо, то он, глядя на эт...

148

Желаю всем найти того, кто будет смотреть на вас так...