Знаешь, мне ведь даже не надоедает раз за разом пересматривать наши совместные фотографии. Их ровно двадцать четыре. И я пересмотрела их вчера, пересмотрела сегодня, пересмотрю и завтра.

Я вообще люблю, когда мы с тобой вместе. Мне нравится, когда ты смеёшься, нравится, когда ты брызгаешься в меня водой, нравится делить с тобой завтраки, обеды и ужины, засыпать и просыпаться рядом. Да что уж там, мне даже нравится не высыпаться из-за тебя, опаздывать по делам, а потом хорошенько получать за это.

Будь со мной ещё долго, пожалуйста.

Май всегда был моим любимым месяцем, ещё с самого детства. Мой день рождения в мае, поэтому в детстве я так любила этот месяц. А когда повзрослела, то уже осознала, что май и правда чудесный месяц.

Я так хочу вернуться в май, май,
но только наступила осень,
пора спать - бай, бай,
завтра вставать в восемь.

Вы никогда не задумывались над тем, что заставляет нас прощать людей? Что заставляет нас сглатывать свои сопли, слюни, слёзы и вновь обнимать человека, который причинил вам столько боли? Попросту так расцарапал вашу душу, что море бы вас убило. А ведь мы всё равно с трясущимися руками, со слезами на глазах, с ели сдерживающимися истериками внутри, обнимаем как ни в чём не бывало и прижимаемся к ним всем телом, всей душой. В такие моменты начинаешь молиться Господу, только бы он не вновь оцарапал вас. При каждом новом ударе молча уходишь, забиваешься в угол, рыдаешь, ненавидишь, а ведь понимаешь, что будешь скучать. Да что там скучать: и остатки души разорвутся на кусочки. Пройдёт время, душа станет целой, но швы-то останутся. При каждом новом взрыве мысленно проговариваем "прощай-прощай-прощай" и в конце добавляем "моя любовь, прощай". Но возвращаемся. Переступаем через свою гордость только бы ещё раз посмотреть в эти глаза, почувствовать этот запах. А ведь пройдёт время, подойдём и скажем "прощай". Больше уже ничего не добавим, злоба и обида уже не даст досказать. Любовь моя, обещай мне, что будешь беречь меня так же, как я буду беречь тебя. Навсегда твоя, люблю.

— Мне всегда нравился твой животик. Он красивый такой. Тогда помнишь, когда мы впервые поцеловались? Ты спиной ко мне сначала стояла. Я поцеловал тебя и руки на живот положил. Мне очень нравилось его гладить. Я сразу подумал, что наверняка он очень красивый. - Я помню. Холодно было, а руки у тебя всё равно тёплые были. Наверное, они были даже моего живота теплее. Мне нравилось это. И сейчас нравится. Мне всегда будет нравится, что ты гладишь мой живот. - И мне всегда будет нравится гладить его. И тогда нравилось. Правда, тогда он был меньше… - Я тебя ненавижу. - А я вру. Он всё такой же красивый.

Знаете, бывает так, вот вроде бы уже и не надо, а всё равно душу на кусочки рвёт. Вот сидишь ты спокойно, никого не трогаешь. Народу столько вокруг, шума. Но нет, все свои, все друзья. Встаёшь, идёшь куда-то, возвращаешься. И так всю ночь. Но веселья-то сколько, веселья! Но даже на расстоянии думаешь об одном. Звонишь, пишешь, понимаешь же, что поздно уже, но ты ж настойчив, тебе же хочется. И вот вроде только бы дозвониться и всё прекрасно будет. А тут на подругу смотришь и другого, уже не нужного, почти забытого и внутри что-то так съёживается, сковывается и выблевать хочется. Ну почему же так, ведь уже всё новое, всё совсем иначе. Быть может, это сказывается неуверенность в новом? Вернее, что у тебя точно есть это новое? Отвернуться хочется и больше никогда не смотреть в сторону этих людей. Да даже последний день жизни будет, а обида всё равно останется, не уйдёт никуда. Возможно, остынет, ведь ты уже знаешь исход. Но никуда никогда не раствориться. Хотя, быть может, дело во мне? Может, к психологу, пока ещё не поздно?

А вы никогда не думали над тем, что же случается с принцессами по окончанию сказки? Уже после слов "и жили они долго и счастливо"? А правда ли они жили долго? А главное счастливо? Но наверняка вы думали "вот бы и мне так", завидовали их жизни. Так хотели стать одной из них. Очень-очень. Быть такой же красивой, счастливой и беззаботной. И любимый рядом. Но действительно ли их жизнь так сладка, как всем кажется?

Рапунцель, славившаяся длинной золотистой косой, потеряет свои волосы. Рак может появиться у любого.

Золушке тоже может быть нелегко справляться с давлением, оказываемым на нее, простую деревенскую девушку требовательной королевской семьей. И потому она вполне может справляться со стрессом где-нибудь в ближайшей ко дворцу забегаловке при помощи двойного виски.

Опусти свою пораненную руку в море. Ты чувствуешь? Конечно чувствуешь. Боль медленно пронзает всё тело. Зайди в солёное, синие море по грудь. Окунись с головой. Чувствуешь сколько царапин на твоём теле? А кабы душу в него окунуть? Полностью, всю, без остатка. Чувствуешь эту боль? Представляешь её? Нееет, не представляешь. Такую боль ты ещё не испытывал.
Не открывай душу каждому, а иначе море тебя убьёт.

Рассказать об ещё одном моём страхе? Слушай:
9:40. Ты резко просыпаешься. Что-то происходит. Мозг быстро пытается адаптироваться, понять в чём же дело. Времени нет. Буквально через несколько секунд ты уже бежишь, спотыкаясь в уборную. Встав на колени перед унитазом, ты блюёшь. Чуть трясущимися руками обхватываешь волосы, дабы не запачкать их. Кашляешь. Чувствуешь, как сердце начинает биться чаще. Наконец, поднявшись на ноги, нажимаешь на слив, наблюдая, как содержимое уносится водой. Вытерев рот, ты заходишь в свою ванную. Тщательно и долго умываешься. Смотришь на своё отражение в зеркале. В зеркале ты. Капли воды на лице, мокрые волосы, уставший, чуть сумасшедший взгляд. Но это ты. Ты идёшь в свою спальню. Открыв дверку шкафа, перед тобой предстаёт большое зеркало. Сделав несколько шагов назад, ты можешь разглядеть всю себя в нём. Это ты. Ниже - ты. Ниже - ты. Ниже - уже не ты. Ниже - ты. Ниже - ты. Твой взгляд поднимается. В тебе что-то есть. Нечто произрастает внутри тебя. С каждым днём всё больше и больше. Оно питается внутри тебя, двигается, растёт. Тук. Ещё один толчок. Прямо сейчас. Нечто пытается вырваться из тебя. Толкается, вырывается. Ты не пускаешь. Ты смотришь на себя в зеркало. Оно внутри. Проходит время. Оно отрывает твои крылья. Ты меняешься. Проходит время. И вот уже пора. Боль сводит всё тело. Но ты не в силах что-либо изменить. Оно вырывается. Ты прикладываешь его к своему сердцу. Ты считаешь его своим. Но так ли это? Ты говоришь, что любишь его. Но так ли это? И верно ли, что мы начинаем любить то, что приносит нам боль? Так ли это? И ты правда считаешь, что ты его любишь? Так ли это? Ты изменилась.

Привет
Из уст прозвучало радушное и робкое "привет". Вместо "привет, малышка. Я скучал. Иди ко мне.". Это был просто "привет". Как и в первый день. Второй. Как и во второй день. Привет. Можно ворваться в чью-то жизнь просто сказав "привет". А можно начать пытаться выкинуть из жизни. Даже не услышав "пока". Всё тоже самое "привет". Но только уже не как "привет", а как "прощай". Но всё же "привет". Мне просто сказали "привет". Чуть улыбнулись. Затронули за плечо. "Привет".И отошли. Но не просто, а к "любви". Или любви. Отошли к ней. Как-будто душе пощёчину дали. И не вернулись.
Пока

Наконец-то. Жидкость наполнила организм. На моих ладонях его вечность. В моих ладонях моя жизнь. В моём сердце мои желания. В моём разуме мои запреты и дозволенности. Главное - не дать сердцу вновь победить разум.

А ты расскажи о том, как я скучаю. Ведь я же плачу порой, я не железная. Поначалу сильнее, чаще. Сейчас совсем редко. Но плачу. Знаешь, хочется заплакать, а не получается. Как-будто в организме закончилась вода. Вот и стою такая, улыбаюсь, вся сияю, глаза, казалось бы, игры, а зубы стиснуты на столько сильно, что челюсть сводит. Кто-то имя произнесёт меж делом, а я делают вид, что мне всё равно. А сердце начинает биться на столько сильно, что кажется вот-вот проломит рёбра и выпадет из груди. Идём все вместе по улице, все смеются - я с ними. Мне очень смешно и весело. А у самой взгляд летает по не знакомым лицам. И милая подруга целует милого друга. И милый друг шепчет милой подруге, что любит её. А я вот стою такая, улыбаюсь им, умиляюсь, губы лопаются от покусывания. Не все всё знают, милые друзья. Обнимают меня, искренне улыбаются, говорят о том, как я красива и хороша. А я стою такая, благодарю за это, чуть смущаюсь, а виски пульсируют от мыслей, что далеко от сюда. И есть кто рядом. И есть те, кто будет рядом долго. И есть те, для кого можно стать счастьем. Ответьте, милые друзья, а где же тот человек, с которым рядом буду долго я? И есть к кому примкнуть. Но нет, не надо. Вот и стою такая я, улыбаюсь всем, смотрю большими глазами, смеюсь и вслушиваюсь в искренние фразы, а мысли всё равно порою улетают. Милая подруга, ты расскажи о том, как я скучаю. Ты же знаешь и ты же понимаешь.

Раньше в моём телефоне было много смс. Я любила их перечитывать, особенно когда мне было грустно. Они всегда заставляли меня улыбаться. Некоторые я уже даже знала наизусть и даже помнила какая смс будет идти следом. Это были смс от близких мне людей. В них не было ничего особенного: никаких тайн, никаких скрытых признаний, ничего, что надо было бы хранить в тайне. Разве что тёплые слова и ласковые обращения. Телефон стал заполняться. Мне пришлось начать удалять смс.

Ничего, появятся новые, не менее приятные.

И они появлялись. А потом перестали. Эти люди больше не присылают мне подобных смс. Они вообще больше не присылают мне смс. Но моя память их всё равно хранит. Мой телефон пустует.

Я боюсь стареть. Закрой глаза, представь:

Ты открываешь глаза. Тебе 55. Твой взгляд устремлён к белому потолку. Над головой раздаётся тиконье часов. Чуть слышен циркулирующий в аквариуме воздух. Еле уловимые шаги кошки. Ты садишься на кровати. Смотришь на свои ноги. Кожа стара, обвисша. Ноги точно две палочки. Ты встаёшь и идёшь в ванную. Затем на кухню. Кормишь кошку. Делаешь себе кружку кофе. Завтракаешь вафлями. Уютно устраиваешься перед телевизором. Кошка укладывается рядом с тобой. Мурлыкает.

Ты открываешь глаза. Тебе 65. Потолок темнеет. Неспеша сев на кровати, ты смотришь на часы. 7:16. Спрятав ноги в тапочки, медленно подходишь к окну. Открываешь окно. Воздух обдаёт сухую кожу, жадно глотаешь воздух. Слушаешь гул машин. Ровно две минуты в ванной. Идёшь на кухню. Кормишь кошку. Завтракаешь вчерашней манкой. Садишься перед телевизором. Кошка неспеша располагается на твоих коленях.

Ты открываешь глаза. Телбе 75. Луч солнца пересекает всю комнату. Ты наблюдаешь за клубами пыли в твоей квартире. Встав, идёшь на кухню. Долго завёшь кошку. Отхаркнув шерстью, чуть слышно мяукает. Кусок хлеба и стакан воды - твой завтрак на сегодня. С трудом передвигаешь кресло к аквариуму. Сев, укрываешь пледом и раскрываешь книгу. Перед тобой рыбки. Твои маленькие, тихие рыбки. Больная кошка на твоих коленях. Страница. Две. Три. Ты откладываешь книгу. Взгляд устремлён на аквариум. Трясушемися руками гладишь кошку. У тебя нет детей. У тебя нет семьи. У тебя нет друзей. У тебя нет телефонных проводов. Твой взгляд устремлён на аквариум. Ты гладишь кошку. Сердце начинает биться сильнее. Руки трясуться сильнее. Вцепляешься в кошку ногтями. Отпускаешь. Быстро гладишь. Кошка пытается вырваться. Ты не пускаешь. Всё тело начинает трястись. Каждая клеточка напряженна. Слышешь скрежет собственных мышц. Рыбки плавуют. Вода в аквариуме бурлит. Стены за тобой наблюдают. Рот искажается в тихом скрипе, переходя на беззвучный крик. Кошка вонзается когтями в колено. Боль медленно расползается по всему телу. Кошка уходит. Рыбки плавают.

Ты открываешь глаза. Тебе 80. Кажется, серый потолок вот-вот упадёт. Сломает твоё маленькое, иссохшее тело. Тебе не страшно. Ты не боишься. Ты не бежишь. Ты ожидаешь действий. Встаёшь. Идёшь на кухню. Долго завёшь кошку. Её нет.

Ты открываешь глаза. Тебе 85. Чёрный потолок падает.

ROLLROLL

Самые популярные посты

5

Я завидую тем людям, кто сейчас впервые открывает для себя Deftones. Нет, я всё так же их люблю и наслаждаюсь их музыкой, но я уже привык...

5

Каждый день я заново влюбляюсь в Лану Дель Рей.

5

Переехала наконец к С. Ну, как наконец. Он и мои друзья сказали: ну наконец-то, ура! А я бы может и дальше жила себе отдельно, приезжая к...

4

Чем старше становлюсь, тем сильнее стираются мои националистические границы, и тем с большим уважением отношусь к другим народам.

4

Я вот сейчас тот самый человек, который на любое предложение о встрече отвечает "работа".

4

Хочется верить, что люди, смеющиеся рядом со мной, смеются со мной, а не надо мной.