знаешь ли ты, сколько людей напивается в хлам в последний вечер августа.

сверяя время стрелками, переводами,

но не языковыми.

молчат по усталому городу в уже, получается, осени,

слушая наушниками твои миноры.

представляя, как вы поздравляете друг друга с днем рождения.

и может, даже не засыпаете.

знаешь ли ты, для какого огромного количества людей первый сентябрьский день

важнее всех остальных важных дней.

и это просто совсем не просто, понимаешь?

нам в начале года дали халявный календарь на стену — там, где ты месяцы отрываешь и пластик передвигаешь каждый день. висел он, висел, а потом летом, когда нас начали обстреливать абсолютно безбожно, я начала записывать, когда, в какой день какой район обстреливают, чтобы угадать, когда к бабушке поехать. была какая-то логика в обстрелах — сегодня два района, завтра другие два, тут три. один я вообще не вписываю, потому что его каждый день утюжат. логики уже давно нет. записываю теперь просто для истории.

у меня перед кроватью висят три месяца исписанного красным календаря. в некоторых днях нет пустого места — это дни, когда обстреливали от пяти до восьми районов из девяти за день. дни, обведенные жирным кружком — самые страшные дни для нас. их немного, штук пятнадцать. четвертое августа, когда прилетело за дом. 23 августа, когда прилетело еще больше и ближе. четвертое июня, когда в 9 вечера лег пакет града в остановке от нас.

в доме напротив есть квартира, где окна заклеены скотчем крест-накрест, и я до этого года всегда проходила мимо и закатывала глаза, мол, ТУТ-то зачем заклеивать, здесь все тихо. здесь с марта ни разу не тихо и воды здесь теперь тоже нет.

/

вчера после рентгена врач говорит мне, мол, такая молодая, а что ж так плохо с сердцем. искренне грустная. говорю ей, что, когда три недели лежишь в реанимации с ковидом, последствия будут. меня о них предупреждали. чего я не ожидала, так это быстро развивающегося артрита на руках и того, что мне теперь больно мыть посуду, резать что-то, расчесываться. у меня не опускаются руки, но мне так по-дурацки страшно и обидно. вчера шла домой и думала: возьмите меня кто-нибудь замуж, пока я не совсем еще рассыпалась. шла и смеялась.

начала читать YUWU в основном от бессилия и возмущения фандомом модао. втянулась моментально и уже тааааааааак некрасиво проревелась буквально на десятой главе от ракушек, потом от издевательств над гу маном, потом очередных издевательств над ним, потом из-за гу мана, стоящего у пруда с рыбами. жду, когда его возьмут на ручки и будут жмякать-кормить-любить.

закончила весь курс китайского в моем чудном приложении, и теперь по программе я знаю 529 слов, 123 элемента грамматики, 301 иероглиф. я знаю немного больше, но суть остается сутью: я знаю капельку китайского.

/

завтра осень. по погоде лето вышло необычайно доброе вплоть до августа, когда оно решило нас испепелить нахрен и возместить все сразу. ровно завтра придет прохлада и до +9 ночью, я достану свои пледики и теплые рубашки. завтра начнется осень, которая будет такой же страшной, как и лето, и я буду все так же плакать, ругая себя за то, что не могу стоически перенести все это. будет еще три месяца с красными пометками и новыми кружками. будет новый рентген и новые лекарства. а еще будут яблочные крамблы и красные листья, возможно, теплые батареи и алые рассветы, которые я не просплю, потому что будет работать ПВО.

как сказал гу ман, "don’t be sad." я стараюсь, шисюн. стараюсь.

Сегодня День блога, День лошади и День шёпота травы. Трава действительно еле шепчет, вытоптанная за лето разной детворой. К концу каждого лета она становится сухой и жёлтой. Но с завтра у неё начнётся новая жизнь. Под снег она всегда уходит зелёной.

Тема дня: "Если бы вы снимали фильм, что это был бы за фильм?" Наверно, он был бы про вязальщиц, которые вязали и вязали, а потом устроили выставку. Она прошла тихо и спокойно. Потом они разошлись по домам и стали готовиться к новой. Это был бы очень скучный фильм. Не то, что в реале.

Сейчас во дворе тусуется 57 человек, взрослых среди них и 10 не наберётся. Всё это играет, визжит и веселится. А я собираюсь вязать четвёртую лапку.

Сегодня с Али пришла пряжа, из которой обычно делают гриву единорогам. Разноцветно-неоновая. И вторая – светящаяся в темноте. И колода Таро.

Пребываю в состоянии рационального ужаса. Завтра на работу. Я была в отпуске 25 дней, длиннее отпуск в моей жизни был только декретный.

Есть ощущение, что работа — это страшный сон, который снился мне когда-то, и этого места не существует. Но с каждым часом внутри всё содрогается больше и больше.

Хорошо хоть это четверг.

Хорошо хоть я в этот раз не выхожу на работу на следующий же день после приезда в 21:16, и у меня есть целый день, чтобы отравляться мыслями о грядущем. Вообще, всё было бы нормально, работай я стабильно на определенной категории и знай я каждый раз, к чему вернусь после отпуска, выходных или даже ночи. Какое счастье, когда просто знаешь, что будешь делать и умеешь это делать. Но моя должность и так подразумевает решение миллиона вариаций разных юридических задач, а когда ещё специализация постоянно меняется — один сплошной стресс. Торговать раками в ларьке мне нравилось гораздо больше.

Каждый раз, когда я думаю о том, что так ненавижу и боюсь свою работу, у меня в голове бьется одна очень логичная мысль — нахуя я там работаю? Зачем это всё, ведь есть миллионы людей в этой же самой России, которые может и ленятся, и морщатся, но не настолько ненавидят свою работу?

Но я видимо, проклята своей слабостью и глупостью, ведь у меня и в семейной жизни то же самое. Я только жалуюсь и ничего не меняю.

Кстати, Дурацкий Муж забрал вчера нас с поезда, выгрузил дома чемоданы и уехал по своим делам. Мне, конечно, хуже от этого не стало, но ради приличия я обиделась. Гораздо тяжелее бывает в другие времена, которые всё чаще и чаще настают у нас. Мы ругаемся, кричим друг на друга, говорим обидные вещи, и с каждым таким эпизодом я понимаю, что от любви остаются какие-то крупицы, которые почти полностью меркнут на фоне всех проблем.

Так что я не жалею, что ездила в Сочи без него, хотя возможно он и уберёг меня от этой дурацкой никому не нужной пьянки. Хотя сам при этом вряд ли бы просыхал, но в рамках своего отельного браслета.

Пили мы тогда, кстати, с шеф-поваром нашего отеля, классная тётка, но вот уж кому бы я не позавидовала, учитывая что ей утром надо было идти на двенадцатичасовую смену. А я всего лишь поспала 3 часа и снова включилась в материнство.

Зайду, зайду в эйвон
краска закончилась, будет лиф в Н адя надечка, румяна и духи уже совсем скоро все просматриваю!)). жду с нетерпением, и в Питер и обучение) питер!)
таанцы)
)) . .

доброе утро, и скинсы
все почитать посмотреть, рисую, коплю на все и на танцы)

и уже в субботу завтра тоже и в воскресенье, буду если что просматривать гардероб, в питер!). .

31 августа по энергетике — как 31 декабря. Как никогда сильно и остро ощущается бесповоротный то ли конец лета, то ли конец года. Дедлайны всегда были для меня с чувством неотвратимого наступления следующего дня, когда и «должно случится всё», чего особо не ждёшь и трепещешь от скоропостижности. Вот и сейчас, хоть к нам внезапно вернулась летняя погода с вышедшим из-за облаков солнцем спустя две недели ежедневных ливней, внутри все равно неприятно скребёт кошачьими коготочками: «Уже завтра по календарю опять осень, а за ней и затяжная зима, которой не избежать».

Однажды встретишь женщину, которая будет полным твоим отражением.

Такая же уставшая и не теряющая веру в счастливый финал.

У неё также будут шрамы на сердце, от прошлых горьких обид, но она нисколько не будет жалеть об этом.

Всю силу и мудрость вложит в единственный, осознанный выбор, в котором будет фигурировать ТВОЁ имя.

Возможно она будет остра на язык, но зато не обманет и не предаст.

Ты почувствуешь свою женщину тогда, когда потеряется смысл жить без неё…

Однажды встретишь мужчину, который полностью сожжёт тебя изнутри.

Он лихо оформит «прописку» в твоей голове.

Тело будет изнывать от жажды, а душа сжиматься от тоски кратковременных разлук.

Он станет не просто частью тебя, а нечто бОльшим: жгучей болью и нежной сладостью, злым демоном и заботливым ангелом, личным космосом и бездонной пропастью…

Он будет яростно рвать и аккуратно сшивать, безудержно ласкать и неистово обнимать, а ты лишь будешь следовать за ним…

Во сне и наяву.

Однажды каждый из вас встретит своё.

На интуитивном уровне поймёте, что всё это время искали друг друга.

Вы узнаете друг друга по взгляду, как будто видели его всю жизнь.

Домой вчера вернулись около 8 вечера. Дед, конечно же, наше возвращение заметил: он всегда оставляет свою комнату открытой, когда остаётся дома один. Коридор у нас проходной, в отличие от комнат, и из каждой видно входную дверь, кроме, разве что, кухни.

Практически первым делом я пошла готовить ему еду, прекрасно понимая, что ничего существенного после нашего ухода он не ел. Шуршу по следующим пунктам на кухне и засекаю его коронный проход по коридору мимо туалета с ванной, ведущего на кухню, с приговариванием: «Так-так-так, так-так-так». Спину сразу обдаёт нервным холодом. Предугадываю его запрос и тут же слышу полувозмущенное: «Мне б покушать чего-нибудь, а то я ещё не ужинал сегодня». Приходится объяснять, что через полчаса всё будет готово. Он: «А что там?» Повысив тон голоса, чтобы он услышал, отвечаю: «Котлета с рисом». Дед: «Хммм, котлета с рисом. Ладно, пойдёт». Развернулся и направился обратно к себе в комнату. Пока шёл, всё приговаривал: «Котлета с ри-и-исом». Наверное, раз 5 повторил.

Только я уселась с кружкой немного выдохнуть, как он через 10 минут вновь выплывает из своей комнаты и спрашивает: «Ну что там, покушать-то можно?»

«Конечно, нет, ещё ничего не готово, надо ждать», — обычно отвечаю я, а внутри уже все закипает и дымится.

Вот для этого, похоже, что давно пора жопой в тазике с магнием сидеть.