@dekarann
Dekarann
OFFLINE – 03.06.2020 19:27

Упорен в нас порок, раскаяние - притворно.

Дата регистрации: 13 сентября 2017 года

Ceterum censeo Carthaginem esse delendam.

Даже спустя столько лет я ненавижу те несколько секунд, которые длятся целую вечность. Когда вокруг всё начинает меркнуть и утягивать вниз, пока не возникает ощущение падения в чёрную воду. Потом закладывает уши и это я не люблю больше всего. Сквозь глухую тишину и полный мрак начинает пробиваться звук, похожий на отвратное вождение гвоздём по стеклу. Он нарастает до тех пор, пока не начинает раздаваться со всех сторон, заполняя собой всё. В какой-то момент он резко прекращается и становится холодно. На это всё уходит не больше десяти секунд, но по ощущениям длится несколько часов.

Первое, что видят глаза — абсолютно белое небо, от которого появляются слёзы и лёгкая боль. Оно похоже на одну сплошную и огромную лампу дневного света. Но от него нет освещения или тепла.

Какое-то время я просто лежал на холодной поверхности, пока рядом не шоркнул по земле длинный чёрный коготь, оставив глубокую борозду. Молча лежал, закрыв глаза от слепящей белизны света.

- Ты явно пришла сюда не просто лежать. Что случилось?

- Не делай вид, что тебя это волнует.

- Представим, что мне есть до этого дело.

- Кем я был в прошлом?

- Хладнокровным, озлобленным на всё ничтожеством, но с крепким умом. Это тебя спасало. В иной ситуации ты бы просто была ничтожеством.

- А кем я являюсь сейчас?

- Ничтожеством с крепким умом, но большой слабостью, о которой знают все. Убогий парадокс. Убогий, как и всё остальное.

Меня будто окатило ледяной водой. Я подскочил и обернулся.

- Вот. Это то, что я хотел слышать.

- В самом деле?

- Ты начал говорить о слабости. Продолжай.

- Зачем? Ты и так всё знаешь. Чего ты хочешь? Вернуться в прошлое?

- Я хочу получить ответ. Хочу понять, почему меня так тянет назад, когда я был один.

- Ты и сейчас одна. Хочешь из одной одинаковой точки вернуться в неё же, но под другим углом?

- Я не один. Со мной ты, Ингольв и…

- Всё.

Я лёг обратно.

- Из них всех я уверен только в тебе. Я никогда не любил людей и всегда остерегался доверять им.

Он замер и какое-то время был таким, будто чем-то ошарашенный.

- Твоё место среди людей. Хочешь ты этого или нет. Люби — не люби, а место твоё там.

- Я слишком долго с тобой общаюсь. Сколько уже лет? Ты помнишь? Я не помню. Но это ты заложил во мне эти принципы, взгляды, научил ценить верность и остерегаться предательства. Это не то, с чем люди живут сейчас.

- То, с чем они должны жить.

- Когда я был лучше? В прошлом или сейчас?

- Сейчас ты стала слабой. Исчез лёд внутри. Ты стала реагировать на то, что когда-то вызывало равнодушие и больше ничего. Нет былой силы, которой тебя научили. Ты слишком

- Отвратный? Ничтожный?

- Человечная.

- Это худшее из оскорблений.

- Это правда, которая тебе была нужна. Ты способна с помощью пламени и рук разогнуть железо, но не можешь сделать это в своей душе.

- Но в настоящем было и хорошее.

- Если жизнь даёт человеку хорошее, то это ничтожество считает, что так и должно быть, а если толкнуть его в пропасть, то тогда он начинает извлекать уроки.

- Иногда нужно получать и хорошее, и плохое.

- Хорошее нужно достигнуть, а плохое всегда под рукой. Где лёгкий доступ, там и слабость. Слабые берут "сейчас" и теряют "потом". Мир — история, которую пишут идиоты.

- Я понял одно, но не понял другого.

- Что?

- Как мне поступить дальше?

- Что нужно сделать, чтобы сделать сталь очень прочной?

- Закалить. Сперва нагреть до критической точки, затем резко охладить.

- Тогда ты знаешь, что дальше делать. Ты когда-то сдирала языком кожу с людей.

26 мая 2020 года в26.05.2020 22:30 102 0 Личное

Ovium.

Мне нравятся люди, которые ощущают свою чужеродность в обществе. Речь совсем не о моде на социопатию, а о том, когда человек изнутри чувствует свою отстранённость. Это прекрасно. Такие люди способны на любые перемены в себе и вокруг себя. Сперва для того, чтобы войти в общество, а затем, чтобы как можно меньше с ним соприкасаться.

Такие люди — закономерный ход времени, они необходимы, ибо кто-то должен смотреть на общество со стороны, дабы примечать его ошибки. Или же откровенно смеяться над другими.

Мне нравятся люди, которые находят в себе силы сохранить это состояние до конца дней своих. Для подобного нужно располагать особой выдержкой, либо быть изгоем. И первое, и второе ведёт к отчуждению, но в разной степени. Второй стал таким не по своей воле и не в своё удовольствие, а значит пользу едва ли извлечёт.

Человек — животное социальное, но наличие разума несколько расширяет это понятие, добавив в него такой аспект как одиночество. Желание одиночества. Можно бесконечно быть уверенным, что вне постоянного общества прожить нельзя, но жизнь всегда докажет обратное, вызвав стойкое желание побега.

Никто в толпе не мыслит сам. Любые мысли в ней — результат коллективной деятельности. Это необходимо для наиболее слаженного взаимодействия. Но стоит явиться тому, кто мыслит вне общего "потока" и наступает конфликт, а затем стагнация общего дела или цели. Отсюда вытекает необходимость уметь проникаться общей идеей или действовать самому, что не всякий раз разумно.

Человек может всё. Два человека могут больше. Ну а три человека — самый опасный союз, ибо никогда не узнаешь заранее, кто в итоге останется один. Я всегда избегал этих "капканов на троих", в которых неизбежно откалывается один и довольно часто уводит за собой второго. И либо ты умеешь работать один, либо вновь застой, пока не подвернётся новый человек или люди.

История долго и очень упорно учила человека жить в постоянном обществе. Теперь, похоже, ей предстоит научить жить каждого самостоятельно.

Puris malusque.

Практически никогда не читал журналы. Не видел смысла и надобности, а после одного случая и вовсе зарёкся.

Большую часть своей жизни я читал и читаю книги. Иностранные, русские, классику, научные работы. Словом всё, что нельзя клеймить "бульварщиной". Такой многолетний контакт с грамотным, местами вычурным использованием практических всех аспектов того или иного языка не оставил шанса на любовь к журналам или блогам. Даже здесь никого не читаю и ни разу не открывал ленту, ибо уверен, что никто не сможет меня заинтересовать своим письмом.

Эксперимента ради (или из любопытства) я однажды взял журнал, который читала коллега. Обычный немецкий журнал о событиях в городе. Даже не жёлтая пресса или сплетни из жизни звёзд. Но и этого хватило, чтобы ощутилась атмосфера испорченности, вызванная уродливыми неологизмами, одичанием и пошлостью языка. Словно из лесной чащи меня перебросило в комнату с разлагающимся трупом. Вонь разложения пропитывает вокруг себя всё за считанные минуты. Проще сжечь одежду вместе с собой, чем избавиться от этой вони законными способами. Возможно, сожжение — единственный способ обрезать ту нить, соединяющую Слово и то, во что оно превратилось.

Это поставило крест на моём прикосновении к журналам. Кажется, лет 14 назад они были иными. Тогда я их изредка, но листал. Сейчас воздерживаюсь даже от ленты, ведь заранее знаю, что там будет. Горы бесполезных цитат, слезливых предложений о любви, нытья о карантине и откровенного дерьма. Кто-то увидит это в своей ленте и захочет бросить в меня камень, оскорбившись. Какое горе, что я этого не узнаю.

Hodie iam pervenit ad terminum, et tandem factus sum quia actus conscii se debere.

Ad initium. Ita, esset nice quod. Memoria tenet imaginem enormis aestatis calidae. Aut calida non subest quo cingitur a quo sederit diebus officina. Subest ratio non tam in ipsa. Et fuit ubique. Circuitu intrinsecus et forinsecus, ad caput. Et quoniam memor trepidatio. Terribile erat sed etiam optima. Hoc erat, quod aestate non inveni in homine optimum in vita mea.

Et factus est iste homo a maledictione mea, qua hodiernus homo indiget ad esse remotum est.

Ne derelinquas me statim. O ego dabo ei cunctis retro dolor.

Etenim mi, tu in plena merentur.

— Кого тогда любить, если не человека?

— Хм, да скульптуру, хотя бы.

Люди поспешили окрестить тяготение к статуям пигмелионизмом и возведя это в разряд "греховно". Но чего тогда должен желать тот, кто твёрдо уверен, что среди людей ему пары нет? Ведь не животных же, в самом деле. Или он, исходя из страха одиночества, должен насильно (для себя, разумеется) одарить любовью какую-нибудь до жути милую мадемуазель, которая, кстати, не очень-то и блещет умом, что никак не мешает ей насмехаться над глупостью других. Но пройдут годы и время уничтожит то единственное, что в ней было — молодость и красоту, но оставит глупость, ибо это уничтожить может лишь сам человек.

Красоту скульптуры, если к ней приставлен человек, время не сотрёт. А ум выражен лишь на лице, во взгляде, складках вокруг рта, и никогда не узнаешь, глупа она или нет. Вот и получается, что чьё-то спасение отнесли к расстройствам психики, забывая, что скульптура — застывший прообраз жизни человека. Но, благо, мне хватает визуальной стороны, иначе бокал моих странностей пополнило бы ещё и влечение к статуям, хотя, возможно, мне уже вовсю приписывают и такое. Что же.

Зато в этих отношениях всегда царила бы собачья верность друг другу, если, конечно, человек (и только он) не решился бы на предательство.

Ante.

Любезный Орсо, вашего коня

Держать, конечно, можно на аркане,

Но кто удержит дух, что рвётся к брани,

Бесчестия чураясь, как огня?

Кажется, сегодня я окончательно осознал необходимость некогда задуманных мною действий.

К началу. Да, неплохо было бы. Память всё ещё хранит образ аномально жаркого лета. Или оно не было жарким, а меня окружала духота мастерской, в которой я сидел целые дни. Не столь важна причина, сколько сама духота. Она была всюду. Вокруг, снаружи и даже внутри, в голове. И это лето так напоминает тот период, который был два года назад. Нахожу это весьма забавным, но, вместе с тем, символичным. То время было апогеем вдохновения и это было прекрасно.

Похоже, именно этого мне и не хватает.

Не хватает тех нескольких часов, когда я спал на траве; когда читал, сидя на подоконнике, пока за окном шёл ливень; когда во мне ещё горела надежда.

Carnem.

Не люблю детей. В принципе, я вообще людей не люблю, иначе не жил бы в лесу. Но детей не люблю особенно.

Нынешний молодняк избалован весьма и эта избалованность приводит к тупости и узкому кругу интересов, который характеризуется примитивностью прежде всего. Любовь к ребёнку сродни снотворному в таблетках т.е должна приниматься дозами. Передоз ведёт к деградации, к тому, что в будущем детёныш не будет знать, чего он хочет и как жить вообще.

Любить, не отпуская узду строгости — необходимость.

А ещё я понимаю, что бóльшая часть проблемы кроется в родителях этих детей. У меня есть орёл. Большая куча чёрных перьев, которая может легко сломать хребет овчарке, если понадобится. Его обходят стороной все, когда меня прогулками заносит в парковую часть. Но только не дети. Более того, их полоумные родительницы и не думают осведомить чадо, что тянуть руку можно только к домашнему попугаю. Если бы законы Германии не предусматривали усыпление животного в случае нападения, то я бы решал эту проблему довольно быстро и просто.

Последний год я гуляю вокруг дома, если дело доходит до выгула птицы. Хотя бы для того, чтобы потом не лицезреть себя в местном фейсбуке.

Дети — самый дорогой способ убить нервы. Зато очень надёжный. Будут и светлые моменты, жалко тлеющие на фоне пережитого дерьма. Решившие завести детей либо обладатели нервов и титана, либо самоубийцы. Может, тут есть и третье, но я ещё

не решил.

Вырастить Человека — это миссия, которая может дать фору библейским скитаниям евреев по Египту. Не нужно пополнять мир идиотами, коих более чем хватает. Посему, покуда в зеркале отражается идиот, на размножении нужно поставить крест.

Порой я остро чувствую необходимость постепенно отдаляться. Не от конкретных людей, от всего своего круга общения сразу. Обычно это желание мимолётно и растворяется спустя минут пять.

Теперь же оно преследует меня уже несколько месяцев подряд. Чувство, словно мною совершается ошибка за ошибкой.

Может, мне просто требуется отдых. Может, мне просто нужно всё оставить. Сложно рассуждать наверняка. Я был бы счастлив, если бы кто-то дал ответ, который поставит точку в этом.

Мне нужно всё обдумать. Добраться до ближайшего дерева, упасть под ним и лежать до тех пор, пока не произойдёт озарение. Опять холод.

Кажется, я только сейчас осознал, что всё неизбежно летит в Бездну. Искренне верю, что и это пройдёт.

На волне безумия с вирусом я счёл идеальным момент, чтобы запереться в лесу и объявить знакомым, что не планирую покидать своё логово минимум недели две. Не из цели обезопасить себя от заражения, а из желания ограничить контакты с людьми. Во всей этой изоляции полно плюсов и их больше, чем минусов. У человека появилось больше времени не на суету, а на себя. Кажется, это уже невиданная роскошь в этот век. Человек нуждается в одиночестве, ибо только в нём он обретает порядок в голове, в собственных мыслях.

Нам дали прекрасную возможность сделать уборку внутри себя. Бесценный шанс, который в нынешнем социуме практически невозможен.

Теперь у моей привычки отодвигать тростью собеседника, который подошёл слишком близко, появилось веское оправдание.

Reversus est ad summitatem.

Омерзительное чувство тошноты и дрожи, когда точно знаешь, что освободиться от этого невозможно естественным путём, ибо вызваны они не физическими обстоятельствами. Они становятся терпимее лишь когда я, наскоро одевшись, выхожу из дома, за его пределы и ложусь на ещё холодную землю. Пробирающий холод - то, что необходимо в подобные моменты. Он напоминает о мне самом, о том, что я должен хранить и никогда не показывать огню, который бушует внутри.

Я консервативен по своей сути, а, значит, спокоен лишь снаружи. Внутри меня всегда бушует что-то, что побуждает к действию. Иногда внезапному, странному.

Равнодушие необходимо мне. Оно даёт мне возможность трезво мыслить и опираться на разум, а не эмоции. Если нет равнодушия, то впаду в эмоциональную бездну, начну вытворять то, за что мне потом стыдно.

Холод лучше позора. Сейчас он буквальный и я чувствую, как леденеют пальцы. Не испытываю от этого дискомфорта, но и радости это не приносит. Просто оно есть. Небо чёрное. Сегодня ясно и на нём точно есть звёзды.

Тошнота отступает, а дрожь почти прекратилась. Остаётся лишь чувство, будто голову окунули в жерло вулкана или засунули в духовую печь. На последнее, кстати, я бы не отказался посмотреть. Когда-то, будучи школьником, я читал рассказ Сорокина "Настя". Сверстники боялись его читать. Я прочёл на одном дыхании и даже перечитывал пару раз. Этот рассказ не вызывал отвращения, а пробуждал интерес. Одно время я даже хотел сделать пару иллюстраций, но передумал. Моё творчество учителя и родственники считали мрачным, а теперь отпало желание реализовать те самые задумки. Может, вернусь к ним однажды.

Веки горят. С моим режимом сна многие люди либо сошли бы с ума, либо сильно заболели, либо умерли. Я тоже болел. В школьные годы сумел испоганить свой режим сна так, что не спал по два дня, а то и больше. Это привело к частым болезням, общей слабости и прочему. Но позже я смог избавиться от этого. Сейчас сплю три дня и четыре бодрствую, расплачиваясь огромными следами недосыпа вокруг глаз и бледностью.

Как и всегда, всё к лучшему.

Germinando.

Хотелось закрыть глаза, но веки жгло адским пламенем. Удручающе. Тело морозит, а в ушах противный звон, который то затихает, то становится громче. Нарастающие апатия и злость. Жаль, что расплачиваться за это приходится вдохновением и отсутствием желания делать что-либо, а бездельничество - непростительная слабость. Иногда по телу проходит волна ледяной дрожи. Прекрасное состояние, когда из еды наружу не выворачивает лишь от чая и только от ледяного. Виски пронзает ноющей болью, которая быстро становится привычной. Каждая составляющая этого состояния необходима.

Тёмный омут неизбежности затягивает в себя, уничтожая всяческие проявления беспокойства. Это единственный способ от всего освободиться и хоть временно, но обрести спокойствие. Просто жду наступления полной темноты. Дневные прогулки не вызывают ничего, кроме тошноты.

Пальцы на руках оледенели и сжать их стоит усилий. Чувствую, как сухая трава под ними стала холоднее. Воздух становится морознее, а небо всё темнее. Где-то летает ворон. Закрываю глаза и на них обрушивается жар, вынуждая открыть их опять. Если у всего есть предел, то мой был неожиданно достигнут сегодня, когда я почти собирался уходить, но отогнал эту мысль, ибо считаю слабостью подобные методы исхода. Вместо этого пошёл обдумывать в лес и не жалею, этой апатии и этого холода мне хватит на сутки вперёд. В ушах начал нарастать гул - это перетерпеть.

Это то, чего я и хотел. Не хватает сонливости, которая постепенно завязывает все мысли в один беспорядочный узел. Всё прекрасно.

Omne initium difficile.

Неожиданно для самого себя решил отказаться от бранной лексики т.е мата.

Необходимость этого пришла неожиданно, когда я обнаружил, что уже не задумываюсь над тем, когда пишу брань, словно она сама вырывается, как что-то обыденное и самое нормальное. Сам того не замечая, я сделал ругань неотъемлимой частью себя и своего образа мышления. Если говорить о мышлении, то оно изрядно поменялось под напором сквернословия. Если раньше я думал, как заменить матом слово, то теперь думаю о том, как заменить приемлимым словом. Признаться, это напугало даже. Никогда не жаловался на свой лексикон или кругозор, так что же вынудило меня прибегнуть к обильному использованию ругани? Может быть, есть люди, которые горазды употреблять брань направо и налево, сохраняя разум чистым от перемен, вызванных тем чтó они употребляют при общении. Явно не отношусь к таким, к счастью или к сожалению.

Кажется, это похоже на болото, которое затягивает постепенно и всё сильнее. Или наркотик, когда от пары раз ничего не будет, а вот чем дальше, тем больше и в итоге без этого не можешь. Большую часть жизни я считал себя независимым. Каково же моё разочарование узнать, что я зависим от такой примитивной вещи, как брань!

Но, пока что, получается (при условии, что я каждую минуту напоминаю себе, что брань под запретом). Искренне верю, что у меня получится реализовать задуманное.

17.09.19

Иногда происходят странные вещи.

Я встречаю утро бодрым, полон сил, ожиданий от дня грядущего и так, как ещё обычно говорят в таких моментах. Но внезапно всё может исчезнуть и появиться непонятная злоба, тревога, чувство необратимости чего-то ужасного. В такие моменты я желаю лишь одного - ответной злобы, страха или печали.

Благо, в таких ситуациях у меня сохраняется рассудок и я не пытаюсь добиться желаемого от близких людей. Посторонними людьми тоже не особо окружён в силу обстоятельств. Поэтому выходом стал Интернет.

Я помню, как всё начиналось. Впервые я обнаружил это при ссоре с матерью, когда был очень маленьким. Меня необъяснимо тянуло сделать всё наоборот, чтобы ещё сильнее разозлить её. Это было и в ранней школе, когда я намеренно злил одноклассников или ссорил их друг с другом, получая от этого удовольствие. Удовольствие было не от того, что ругаются два человека, и не от того, что мне удалось это провернуть. Оно было чем-то иным, похожим на психическое удовлетворение и восполнение внутренней пустоты. Наступал резкий прилив сил, улучшалось настроение и заметно возрастал оптимизм. Это схоже с ощущением, когда долго бежишь в жару под самым солнцем и, наконец таки, добираешься до ледяной воды. Состояние длилось два-три дня, потом начинало постепенно спадать и через две недели проходило полностью, вынуждая меня снова идти на вышеописанные поступки.

Если я игнорировал этот своеобразный призыв к действиям, то наступала апатия, пропадало малейшее желание что-либо делать, я на всех злился и меня всё раздражало. Были периоды, когда я жил в такой апатии месяцами т.к не подворачивалось удобного случая, а в Интернете ещё не обитал. Позже начал активно пользоваться мировой паутиной и понял, что это для меня настоящее спасение. Но были и недостатки. Самый ключевой - слабая "отдача". Я мог вывести человека из себя, но уже не чувствовал такой волны энергии. Во всяком случае, этого хватало, чтобы не опуститься в депрессию и до сих пор хватает. А ещё я смог узнать, как называют таких людей и что я далеко не одинок. Будучи подростком, а заодно и не смыслящим в этом всём, я не контролировал свои действия в этой сфере. Поэтому "жрал" всё, что подворачивалось под руку.

Со временем, такие периоды стали более упорядоченными, а я стал более избирательным. Ещё открыл факт того, что восхищение, зависть и даже подчинение оказывают схожий эффект т.е могла бы отпасть надобность в провокации людей, но увы. Ко всему прочему, я установил себе своеобразные табу, вроде неприкосновенности детей, родственников, беременных женщин, инвалидов и тому подобное. Отдельным пунктом стал мой добровольный отказ от "вытягивания" из случайных людей в городе, ибо не хочу совершенно затрагивать тех, кто всего лишь шёл по каким-то своим делам и судьба подкинула ему/ей меня. Я прекрасно понимаю, что здесь нет никаких правил, но мне нужны порядок и мораль. Здесь они особенно необходимы, дабы не превратиться в последнюю скотину.

Немного, конечно, удручает то, что я вынужден провести с этим всю жизнь. Может, однажды, мне удастся посмотреть на это философски и извлечь какой-то скрытый смысл, кроме того, что мне банально необходимо так поступать, если я хочу вести полноценную и здоровую жизнь.

05.01.20 04:31

- Мне кажется, то, что между вами, - это навсегда.

- Почему ты так решил?

- Да ты посмотри сам: вы прошли внезапные уходы, расставания, даже почти смерть. Я не знаю, кто там сверху, бог, единый разум, Зевс, Кришна, но вам свыше суждено вместе быть.

- Это любовь.

- Ага, но какая-то другая. Типо, как в сказке, где в конце все счастливы и навсегда. Ну, у вас это в жизни.

- Не вижу ничего плохого. Я не могу представить на её месте какую-то другую, да и жизни без неё не представляю даже.

- Соболезную. С одной бабой всю жизнь промотать. Я бы повесился.

- С такой позицией тебе и правда лучше петлю затянуть.

- Если я тебя люблю за что-то, то за твою прямоту. В остальном ты не очень. Меня сон преследует стрёмный. У меня в нём зубы выпадают. Я не могу двигать челюстью, но пытаюсь и в итоге верхними зубами выбиваю нижние и боли вообще нет. Просто выплёвываю и иду дальше.

- Говорят, что выпадение зубов во сне к смерти близкого человека.

- Спасибо, Декаранн. Ты - маэстро утешений.

- Я в толкование снов не верю. Не в этой жизни, во всяком случае.

- А тебе подобная ерунда снится?

- Иногда мне снится, что я теряю любимого человека.

- Хреново.

- Раньше почти каждый сон содержал в себе сцены, где меня пытаются убить. Один страх заменился другим.

- Ты боялся, что тебя убить могут?

- Это давно было. В каких-то снах в меня даже стреляли. Забавное чувство.

- Шутишь?

- Нет. В самом начале возникает чувство приятного холода, боли нет и ты не умираешь.

- Тебе бы в дурку, а то беды с башкой.

- Возможно.

Dekarann

Самые популярные посты

263

На волне безумия с вирусом я счёл идеальным момент, чтобы запереться в лесу и объявить знакомым, что не планирую покидать своё логово мин...

212

Порой я остро чувствую необходимость постепенно отдаляться. Не от конкретных людей, от всего своего круга общения сразу. Обычно это желан...

179

Carnem.

Не люблю детей. В принципе, я вообще людей не люблю, иначе не жил бы в лесу. Но детей не люблю особенно. Нынешний молодняк избалован ...

155

Ante.

Любезный Орсо, вашего коня Держать, конечно, можно на аркане, Но кто удержит дух, что рвётся к брани, Бесчестия чураясь, как ...

142

05.01.20 04:31

- Мне кажется, то, что между вами, - это навсегда. - Почему ты так решил? - Да ты посмотри сам: вы прошли внезапные уходы, расс...

142

Reversus est ad summitatem.

Омерзительное чувство тошноты и дрожи, когда точно знаешь, что освободиться от этого невозможно естественным путём, ибо вызваны они не фи...