@anastasiyakireevaaa
ANASTASIYAKIREEVAAA
OFFLINE – 27.11.2020 22:26

помолчать с собой

Дата регистрации: 14 февраля 2016 года

то, что нравится

Иным людям и семи лет не хватит, чтобы хоть сколько-нибудь понять друг друга, иным же и семи дней более чем достаточно.

Джейн Остин «Чувство и чувствительность»

кoгда нa тeбя вocxищeннo cмотрят мyжчины — это пpиятнo.
нo кoгдa c завиcтью cмoтpят жeнщины — ты пoнимaeшь, чтo жизнь yдалacь.

существует только один путь к спокойствию—прекратить переживать о тех вещах, которые нельзя изменить.

а мы были такими юными и беспечными,
так недавно курили первую сигарету,
улыбались, могли смеяться до бесконечности,
уходили из дома буквально на целое лето,

были пьяными, были взрослыми, были глупыми,
но и даже тогда чего-то недоставало,
наша жизнь наполнялась любовью, тупыми шутками,
и нам этого, верно, тоже казалось мало.

мы купались в фонтанах и громко, до хрипа спорили,
отдавали невинность в однушках чужих друзей.
каждый день был моментом, безумием и историей,
каждый день был - весёлая, дикая карусель.

мама плакала часто, но мы всё равно ругались с ней,
очень грубо и резко отстаивая права.
ничего мы тогда, наверное, не боялись,
и душа наша рваная точно была жива.

мы кромсали всё тело, чтоб боль заглушить на минимал,
постоянно в слезах, не хотели открыть глаза.
убегали в леса, чтобы только собраться с силами,
никому ничего предварительно не сказав.

мы любили как боги, однако в любовь не верили,
из-за боли душевной шагали на суицид,
и нас тоже любили, бросали, писали первыми,
и не вспомнить всех наших страданий и всех обид.

а когда мы гуляли по лесу, смеясь отчаянно,
понимали, что будем вместе всегда теперь.
и, как правило, там нас бросали гораздо чаще,
потому что мы верили в каждого из людей.

были смелыми, были юными и прекрасными,
знали точно, чего добьемся и что хотим,
отрицали любовь, и слабости, и опасности,
занимались чем-то бессмысленным, но крутым.

а потом мы внезапно выросли и набегались,
надоело стремиться к небу, сгорать дотла.
и мне кажется, юности той никогда и не было,
и мне кажется, никогда я там не была.

да, вот так, пожалуй, случается сбой в системе,
и уже не ранят ни острые слова,
ни сточенные ножи.
это так легко —
окружать себя только теми,
кто тобой действительно дорожит.

поднимать глаза в васильковую гладь небес,
раствориться в лете,
избавиться от оков.
быть свободной.
научиться обходиться без
сахара в утреннем кофе,
и по жизни без мудаков.

не говорить о политике, ценах,
боге и наболевшем.
не жаловаться.
руки не складывать в мольбе.
приниматься за дело.
жить размеренно и неспешно.
никому не врать, и в особенности — себе.

быть самодостаточной.
не чувствовать огорчений.
не отыскивать телефон на холодной простыне,
не копаться в смыслах,
не слушать нравоучений,
впредь не теряться в том,
чего просто нет.

избавляться от гнилых друзей,
от плохих подруг,
общих фотографий, прощальных писем.
не просить любви,
не тянуть бестолковых рук.

не быть должной.
ни от кого не зависеть.

ни с кем не мериться болью,
ранами и силой.
не отвечать на грубость,
не боготворить палача.
меньше требовать.
не говорить, если не попросили.
отдавать всегда больше,
чем получать.

обретать внутренний покой сейчас и здесь,
достойно проигрывать,
но всегда быть первой.
не питать иллюзий.
принимать человека, какой он есть,
либо прощаться,
не портя друг другу нервы.

слушать разум.
красить губы темной помадой.
быть своей в местных пабах,
у барных стоек,
не соваться туда, где чувствуешь,
что тебе не рады.
и пускай никто не знает,
чего тебе это стоило.

не привязываться.
всегда быть настороже.
не ворошить старых черновиков.
крепко спать ночами.
меньше ток-шоу,
не писать о личном в своём ЖЖ,
не влюбляться в каждого,
кто холен и не приручаем.

говорить предателям:
«спасибо за все, а теперь проваливай»,
всем достанется по заслугам.
каждый за все ответит.

помнить правило —
улыбнуться улыбкой своей эмалевой
абсолютно каждому,
кто тебе пожелает смерти.

Я не любил её

Я не любил её, мне просто было в кайф,
Когда она сопела мирно рядом,
И провожала по утрам влюбленным взглядом…

Я не любил ее, мне было хорошо, Ни одиночества с ней не было, ни скуки.
Мне было по фигу их сколько там ещё, Но мне не нравились на ней чужие руки.

Я не любил её, но помнил всё о ней: Любимые цветы и тон помады,
Всех тараканов в голове и всех друзей. Зачем-то мне всё это было надо.

Я не любил её и никогда не врал, Я тормозил её - малыш, всё несерьёзно.
Рассказывал, когда и с кем я спал,
Но сам боялся на щеках увидеть слёзы.

Я не любил её, меня манила страсть,
Когда шептала: "Хочешь, рядом буду? "
Да, я боялся сдаться и пропасть,
Когда скользили ниже её губы.

Я не любил её, но слушал её пульс,
Пытался отогреть её ладони.
Когда она теряла верный курс,
Я возвращал её настойчивым: "Родная… "

Я не любил её, мне нравился в ней шарм,
Улыбка и ямочки на пояснице.
В попытках отыскать, где мой журавль,
Я называл её "моя синица".

Я не любил её?

В общем-то, я научился себя латать,
не уповая на время, что, вроде, лечит.

В доме моём приглушённая пустота,
что кашемиром ложится ко мне на плечи:
мягкая, нежная, близкая и, почти,
будто любимая женщина в жизни этой.
Столько ведь раз я стихами её почтил,
что проклинаю себя за клеймо поэта.

*

Под потолком дым из воздуха вьёт слова,
чтобы мою немоту оправдать хоть как-то.
Там, за стеной, говорят, обо мне молва: просто я вовремя вышел из рамок акта —
я перестал в безнадёгу играть с людьми,
выбросил прочь свою кучу фальшивых масок.
И не сказал бы, что стал мне милее мир,
но…
я привык ни за что не сражаться сразу.

*

Где-то под лампой мой скомканный полубог
шепчет о свете, который в груди растаял,
долго хранясь исключительно в голубом.
Только теперь поменялся я с ним местами:
в чьей-то груди я растаял, поник, исчез.
Был ли я предан, иль сам я кого-то предал,
только вот я, а не кто-то проснулся "без "
и тишиной был укрыт, словно тёплым пледом.

*

В памяти тёмными пятнами поле мин,
где я сражался (о, господи, был под боем
нитей судьбы, что сводили меня с людьми?)
Что же, теперь
мне не хочется быть с тобою.

Был я оболган, иль сам потонул во лжи,
только вот я стал безликим сегодня утром.

В общем-то, я научился с собою жить.
В общем-то, я поступил хоть однажды мудро.

Чувства были такими, что стали историей. Кто был прав, кто не прав, вспоминаю с трудом.
Где-то там, в сентябре, Ангел с Дьяволом спорили.
Если мы все разрушим, что будет потом?

Заметёт в ноябре, и скуёт душу холодом. Даже Дьяволу жаль, но такой уговор.
С первых дней, до конца, мы делили всё поровну.
И в конце, на двоих, дали нам приговор.

Никого не любить, и искать её теплую.
В ледяных простынях, чтоб уснуть побыстрей.
Никогда не звонить, даже если по-доброму. Понимая, что можешь ты сделать больней.

Чувства были такими, как будто наркотики. Лошадиная доза, а прошло пару лет.
Дьявол крутит назад, будто кадры на фотике. И находит мой первый неловкий “привет”

Я, говорит, устал до тебя расти из последних жил.

Ты чемодан с деньгами - и страшно рад, и не заслужил.

Вроде твое, а все хочешь зарыть, закутать, запрятать в мох.

Такое бывает счастье, что знай ищи, где же тут подвох.

А то ведь ушла бы первой, а я б не выдержал, если так.

Уж лучше ты будешь светлый образ, а я мудак.

Таких же ведь нету, твой механизм мне непостижим.

А пока, говорит, еще по одной покурим…. И так тихонечко полежим.

— Вспоминаешь ли ты меня, когда остаешься один?

достаешь ли ты память из самых глубоких глубин?

узнаешь ли меня в лицах тех, кто тебе никто?

или в буквах и цифрах, мимо летящих авто?

— Помнишь, Быков писал, мол «Мне нравилась только ты?»,

а я каждую божью ночь вижу в снах лишь Твои черты,

я пытаюсь забыть, просыпаюсь всегда не один,

но, увы, не спасают даже водка и гренадин.

Я тебя забывал сотней тысяч случайных фраз,

я в себе убивал все что было во время «нас»,

я кричал, что люблю глупым дамам, но всё равно, закрывая глаза,

я вижу лишь твой анфас.

я лишь после тебя осознал, что не знал никого,

кто любил бы меня так же искренне и тепло,

кто прощал бы все свинства, каких мне прощала ты, без угроз,

что уйдешь и сожжешь за собой мосты.

я ответил, теперь наступил твой черёд, вспоминаешь меня,

когда дождь неожиданно летом льёт?

прихожу ли во сне, когда выключаешь свет? — Нет.

Дым табачный воздух выел. Комната — глава в крученыховском аде. Вспомни — за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил. Сегодня сидишь вот, сердце в железе. День еще — выгонишь, может быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав. Выбегу, тело в улицу брошу я. Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась. Не надо этого, дорогая, хорошая, дай простимся сейчас. Все равно любовь моя — тяжкая гиря ведь — висит на тебе, куда ни бежала б. Дай в последнем крике выреветь горечь обиженных жалоб. Если быка трудом уморят — он уйдет, разляжется в холодных водах. Кроме любви твоей, мне нету моря, а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых. Захочет покоя уставший слон — царственный ляжет в опожаренном песке. Кроме любви твоей, мне нету солнца, а я и не знаю, где ты и с кем. Если б так поэта измучила, он любимую на деньги б и славу выменял, а мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени. И в пролет не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа. Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег, и суетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек… Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша? Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг.

мне хочется вечно держать тебя за руку и молчать навзрыд
пусть рушатся горы, взрываются звёзды, моря мелеют
пусть каждым атомом что-то большое во мне болит
но я по-другому любить тебя не умею

мне хочется вечно звучать в тебе штормовой волной,
пронзительной песней ветра, вулканным соло,
гордиться, что я - с тобой или не с тобой -
причина твоих бессонниц и веский повод

мне хочется вечно беречь и хранить тебя от любых невзгод
и прятать в ладонях - как в детстве от всех "секретик "
и быть уверенной, что если есть в этом мире бог,
он вместе со мной всегда за тебя в ответе

март выйдет из леса вечного, и станет предельно ясно нам, что тьма, как сума заплечная, тянула о ней рассказывать, что тысячи слов истории сплетались в года отчаянья, пока мы с рассветом спорили, Господь приказал: «включай его». и что бы мы впредь ни делали, каких бы грехов не помнили, весна нас увидит белыми, войдет в наши реки полные. март мчится навстречу весело, как будто спешит из детства к нам. вселенское равновесие, весеннее равноденствие. воздаст по заслугам каждому животворящий луч его. а совы не то, чем кажутся. и это, пожалуй, к лучшему.

ANASTASIYAKIREEVAAA

Самые популярные посты

98

если ты ничего не делаешь и не меняешь, значит, тебе хорошо. будь честен с собой—тебе хорошо. хорошо ныть. хорошо жаловаться. хорошо стра...

95

На такси "де люкс" (почти карете), В пышной юбке, бусах и корсете, В общем, нарядившись, словно краля, Золушка приперлась к бальной ...

88

не тебе ли знать о цене одиночества, не тебе ли, просыпающейся в пустой постели где-то в Коктебеле, заказывающей в местном баре по три...

86

давай закончим? сейчас! сегодня! общаться попросту перестанем? я запишу тебя в «прошлогодних», с пометкой: «верить в любо...

85

сегодня мне снятся любимые губы, сегодня я вновь засыпаю одна. ноябрьский холод отныне не любят, ему предпочтительней будет война. холодн...

85

нe нужно людям иcкaть опрaвдaний—они поcтупaют тaк, кaк считaют нужным. не нужнo ждaть oт людей ни первых шaгoв, ни пoслeдних сooбщeний. ...