— Что же делать, человеку дано следовать за его звездой, куда бы она его ни вела…
— Смотрите, мадемуазель, не ошибитесь, звезда может обмануть вас.
Она засмеялась и, подражая крику попугая, воскликнула:
— Моя звезда, сэр, скверная звезда! Она непременно упадет.

Агата Кристи, "Смерть на Ниле".

Только что она весело, беззаботно смеялась, и сразу лицо ее помрачнело. Она подозрительно взглянула на него и торопливо пошла по палубе.
— Не могу разгадать этого ребенка, — сказала миссис Аллертон.
— Она так быстро меняется. Сегодня — приветлива, завтра — вдруг начинает грубить.
— У нее плохой характер и дурное воспитание, — ответил Тим.
Она покачала головой.
— Нет. Дело не в этом. По-моему, она очень несчастна.
— Возможно, — жестко и отрывисто проговорил Тим, — но у каждого из нас свои неурядицы.

Агата Кристи, "Смерть на Ниле".

— Люблю грозы. Они первобытны. Наружу выходит сама сущность правды. Мирская суета исчезает. Вы не боитесь?
— Не теперь.
— Должно быть, именно так был сотворен наш мир.
— Или так он погибнет.

"Страшные сказки".

— Пока Вы не ушли… Не откажите в одной последней просьбе. Возьмите карту. Нет-нет, не так импульсивно, сначала подумайте. Ими надо проникнуться. Посмотрите мне в глаза. Верьте.
<…>
— Я могла бы и влюбиться в Вас, не обижайтесь на эти слова.
— Вы все еще можете.

"Страшные сказки".

Когда Люцифер пал, он пал не один… На тебя будут охотиться до конца дней. Будь собой.

"Страшные сказки".

— Вы любите поэзию?
— Все печальные люди любят поэзию. Счастливым по душе песни.

"Страшные сказки".

He had, romantically, a bad reputation. He had a wife and several children. His carry-on with Sarah Spence was a legend among a generation of girls, and the story was that none of it had stopped with Sarah Spence. His old red Ford Escort had been reported drawn up in quiet lay-bys; often he spent weekends away from home; Annie Green had come across him going somewhere on a train once, alone and morose in the buffet car. Nobody’s parents were aware of the facts about him, nor were the other staff, nor even the boys at the school. His carry-on with Sarah Spence, and coming across him or his car, made a little tapestry of secrets that suddenly was yours when you became fifteen and a senior, a member of 2A. For the rest of your time at Foxton Comprehensive – for the rest of your life, preferably – you didn’t breathe a word to people whose business it wasn’t.
It was understandable when you looked at him that parents and staff didn’t guess. It was also understandable that his activities were protected by the senior girls. He was forty years old. He had dark hair with a little grey in it, and a face that was boyish – like a French boy’s, someone had once said, and the description had stuck, often to be repeated. There was a kind of ragamuffin innocence about his eyes. The cast of his lips suggested a melancholy nature and his smile, when it came, had sadness in it too. His name was Mr Tennyson. His subject was English.

William Trevor, "Mr Tennyson".

Ветер выл за окном, а они до поздней ночи пили борское золотое и рассказывали друг другу истории. Таэна напилась пьяная и призналась Серсее, что ее любовником был корабельный капитан, мириец, наполовину пират, с черными волосами до плеч и шрамом через все лицо.
— Сто раз я говорила ему «нет», а он отвечал «да» — и в конце концов я тоже сказала «да». Таким мужчинам, как он, отказать невозможно.
— Мне это известно, — с кривой улыбкой сказала Серсея.
— Вашему величеству тоже такие встречались?
— Роберт, — солгала она, думая о Джейме.

Джордж Р. Р. Мартин , "Пир стервятников".

Утром перед помостом прошла тысяча лордов и леди, днем — несколько тысяч простолюдинов. Они шли в трауре, с печальными лицами, но Джейме подозревал, что втайне многие радуются падению великого мужа. Даже на западе лорд Тайвин пользовался скорее уважением, чем любовью, а в Королевской Гавани ему до сих не забыли разграбление города.
Великий мейстер Пицель, судя по всему, скорбел больше всех.
«Я служил при шести королях, — сказал он Джейме после второй службы, озабоченно принюхиваясь к запаху разложения, — но сейчас передо мною лежит самый великий из всех известных мне людей. Лорд Тайвин не носил короны, но был королем по сути своей».

Джордж Р. Р. Мартин , "Пир стервятников".

Джейме прижал ее к себе здоровой рукой. От него пахло пеплом, но утренняя заря зажгла его волосы золотом. Ей хотелось поцеловать его, но она сказала себе: после. Он придет ко мне после и утешит меня.
— Мы его наследники, Джейме, — прошептала Серсея. — Нам с тобой предстоит завершить его труд. Ты должен стать десницей вместо отца. Ты ведь понимаешь, что должен? Ты нужен Томмену…
Он отстранил ее от себя и сунул ей в лицо свой обрубок.
— Десница без десницы? Дурная шутка, сестра. Не проси меня стать правителем.
Дядя слышит их перебранку, и Квиберн тоже. Слышат и Кеттлблэки, протаскивающие свою ношу через очаг. Даже гвардейцы — Пакенс, Хок, Копыто и Корноухий. Еще до ночи об этом узнает весь замок. Серсея почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
— Правителем? Об этом я тебя не просила. Правительницей, пока мой сын не достигнет совершеннолетия, буду я.
— Не знаю, кого мне жаль больше — Томмена или Семь Королевств.
Она ударила его по щеке. Джейме загородился с кошачьим проворством — но этому коту недоставало одной лапы. Ее ладонь оставила красный след у него на лице.
Звук оплеухи поднял на ноги дядю Кивана.
— Нашли где ссориться — у смертного одра своего отца! Стыда у вас нет!
— Прости, дядя, — склонил голову Джейме. — Сестра себя не помнит от горя.
За это она чуть не залепила ему еще раз.

Джордж Р. Р. Мартин , "Пир стервятников".

— Джофф плакал всякий раз, как Роберт брал его на руки. Его величеству это не нравилось. Его бастарды в таких случаях всегда ворковали и сосали его палец, который он клал в их ублюдочные ротики. Роберт всегда жаждал улыбок и восторгов и уходил туда, где мог их найти, — к своим друзьям и своим шлюхам. Роберт хотел быть любимым. У моего брата Тириона та же болезнь. Ты тоже хочешь быть любимой, Санса?
— Кто же не хочет.
— Я вижу, расцвет не прибавил тебе ума. Позволь мне в этот особенный день поделиться с тобой женской мудростью. Любовь — это яд, Санса. Да, он сладок, но убивает не хуже всякого другого.

Джордж Р. Р. Мартин , "Битва королей".

— Заклинаю тебя, Квиберн: пошли от меня гонца. Ворона, если сможешь, а нет, так всадника. В Риверран, к моему брату. Расскажи ему обо всем, что случилось, и напиши…
— Да, ваше величество?
Она облизнула губы.
— Напиши ему так: «Приезжай немедля. Спаси меня. Ты нужен мне, как никогда прежде. Я люблю тебя. Люблю. Люблю. Приезжай».
— Как прикажете. «Люблю» трижды?
— Да. Трижды. Он приедет, я знаю. Джейме — моя единственная надежда.
— Вы не забыли, моя королева? У сира Джейме нет правой руки. Если он выступит вашим бойцом и будет побежден…
Тогда мы покинем этот мир вместе, как и пришли в него.
— Там, где речь идет о моей жизни, Джейме не даст себя победить.

Джордж Р. Р. Мартин , "Пир стервятников".

Мы провели детство вместе. А почему бы и нет? Чтобы сохранить чистоту крови, Таргариены выдавали брата за сестру три сотни лет. А мы с Джейме не просто брат и сестра. Мы — одна личность в двух телах. Мы делили одно чрево, и он вышел в этот мир, держа меня за ногу, так говорил наш старый мейстер. Когда он во мне, я ощущаю себя… целой.

Джордж Р. Р. Мартин , "Игра престолов".

SHE--WOLF

Самые популярные посты

1

— Тео, — с наигранным вздохом произнесла я, — мне пора. Уже поздно, и я устала, — «какая наглая ложь»...

1

— Эта леди Хорбари… О, этот тип я хорошо знаю. Очень экзотичный и дорогостоящий. Таких всегда можно увидеть за столом для бак...

1

— Америка Сингер. У тебя очень интересное имя. Нет ли за этим какой-нибудь занимательной истории? — спросил Гавриил. Я вздох...

1

До тебя я жил во мраке. Ты — единственный свет, который я знал. "Американская история ужасов".

1

В действительности же любое «я», даже самое наивное, — это не единство, а многосложнейший мир, это маленькое звездное н...

1

— Когда я долго думаю о тебе, то ты как будто чувствуешь это и появляешься. "Прошлой ночью в Нью-Йорке".