15 мая 2022 года в15.05.2022 02:54 103 0 10 1

Rabies.

Мой наставник когда-то сказал, что в моменты душевных потрясений может показаться, что всё длилось пару мгновений, а на деле же прошла половина жизни. Прошла, пока человек не задумывался, безнадёжно обречённый ловить каждый момент с налётом радости, лишь бы приглушить или вовсе забыть о боли. Можно предугадать момент наступления боли, но она неизменно явится внезапно — в этом её основная “ударная” мощь. А после, как правило, все цели и интересы отходят на второй план, становясь своеобразным фоном или туманом, сквозь который нужно брести. “Брожение” может довольно скоро войти в привычку.

Человек — существо, склонное к поиску смысла во всём и всегда. Можно утверждать, что именно это служит двигателем прогресса, но можно и назвать подобную склонность своеобразным проклятием. Старания убеждать себя в том, что боль — это всего лишь иллюзия, навеянная обстоятельствами, которые давно прошли и не имеют смысла, происходят отнюдь не из добрых намерений смягчить терзания внутри себя, а только из-за желания познать действительно глубинный смысл того, что вызывает беспокойство. Ступать на тропу бесконечных выяснений причин и сопутствующих им факторов — дело, конечно, занимательное, но бесполезное, если человека буквально пожирает боль (эмоциональная ли или фантомная). Негативные ощущения нельзя заглушить навсегда, нельзя перепить, перебить другим человеком. Можно лишь принять. Каждый завершает эту историю всегда одинаково — принимает боль. Разумеется, часто делается это незаметно для себя любимого. Вероятно, это одна из особенностей психики. Смирение в данной ситуации не означает слабость, а наоборот, ибо нужно иметь силу, чтобы признать свою слабость. В противном случае человека ждут годы мучений, а жизнь, как известно, имеет обыкновение заканчиваться (иногда довольно неожиданно).

В идеале апофеоз принятия достигается буквально в первые минуты восприятия информации, даже если информация ещё ничем не противоречила желаниям воли и стремлений. Остальное додумывает человеческий мозг, пытаясь прикинуть предстоящее, и уже потом предполагает попытки выхода из сложившейся ситуации. Сравнимо с ожогом, когда человека едва ли волнуют причины, последствия и какие обстоятельства привели к случившемуся. Важен лишь ожог и как уменьшить болевые ощущения от него.

Но вопросы физиологии всегда проще относительно аспектов эмоциональных и психологических. Для телесных недугов написаны энциклопедии, учебники и пособия; для эмоциональных переживаний не написано ничего такого, что могло бы лежать в основе истины. Если да Винчи в своих зарисовках указал, что у сердца четыре отдела, то любой, желающий это оспорить, покажет себя необразованным человеком. Однако, если Фрейд писал, что зависимость от сигарет равносильна латентной тяге к оральным техникам, то оспорившего сложно будет осудить.

Человечество не сумело создать даже приближённого минимально к реальности трактата, повествующего о том, как вести себя со своими эмоциями так, чтобы не убиться об них же. А, между делом, убиваться об собственные чувства — метод эффективный, хоть и длительный. Зато каков результат, когда убивается и жизнь, и живущий. Алкоголик на выпивку тратит состояние на протяжении жизни, а мог бы всего лишь найти повод сильно огорчиться и уйти в себя, пытаясь отыскать тот самый великий “глубинный” смысл, забыв обо всём и всех попутно. Подобного рода “хобби” весьма свойственно творческим людям, поэтому я попросил Анну бить меня по голове газетой, если вдруг со мной приключится внезапное желание не с причинами разбираться, а сперва в себе ответы поискать. И это совсем не манифест против “самокопаний”, оно нужно. Вот только приступать к нему имеет смысл лишь в том случае, если внешние проблемы решены. Как ни крути, а искать в себе смыслы намного продуктивнее и проще, когда нет коварных мыслей о том, что вне головы творится хаос в самом плохом его значении.

Тем не менее, человеку нужна боль. Даже необходима. Болезненные ощущения побуждают к переменам. Мне не хватит пальцев рук, чтобы пересчитать всех людей, знакомых мне, которые после расставания с партнёром говорили: “Пора что-то менять” (я сам из таких). В итоге брали и меняли, потому что больно по горбу кнутом бьют переживания.

Как и любое млекопитающее животное, человек склонен к однообразному проживанию жизни уровня “логово — добыча — общение с сородичами — логово — детёныши”. Но разум вновь подложил свинью и обрёк на такую сложную деятельность, как созидание. Поэтому перед непосредственно зарыванием в нору, необходимо вокруг этой самой норы хотя бы прибраться.

Комментирование закрыто

Новые заметки пользователя

Dekarann Luntares — Non decederis supra mortis.

103

Rabies.

Мой наставник когда-то сказал, что в моменты душевных потрясений может показаться, что всё длилось пару мгновений, а на деле же прошла по...

145

Это случается довольно редко, но.

Я и Анна открыли для себя "Red Dead Redemption 2" через четыре года после её выхода. Пожалуй, это одна из действительно стоящих игр.

170

Palus.

Нынешняя ситуация в мире позволяет задать мне сотню вопросов. Когда это закончится? Выжили ли мои знакомые? Выживу ли сам? Нет, гораздо и...

268

Meaninglessness.

"Я всегда считал болтливость чем-то вроде сифилиса: не смертельно, но омерзительно".Джордж Ромеро И в этом есть значительная доля правды...

298

Бремя глупости людской.

«Голова профессора Доуэля», «Франкенштейн», «Фауст»: все эти монументы литературы объединяет одно – стремле...

344

Pallida manus.

Тихо шелестят карты. Тихо шелестит за окном уже весенний ветер. Кажется, с аналогичным звуком во мне осыпается какая-то веха, словно прек...