январь 17

я купила обучение за 25 тыс в инсте..я вложила 120 тыс уже в онлайн магазин и отбила только 30 тысяч и снова их вложила, продажи почему-то не идут. вдохновения нет, руки опускаются и я решила все таки учиться надо, когда я только решила, что буду заниматься парфюмом, не сомневалась что все получится, что инстаграмм это легко — НИХРЕНА ЭТО НЕЛЕГКО.

Инстагрмм высасывает из тебя всю энергию

Мне нравится смотреть на тебя пока ты спишь, и целовать тебя в спину, так тихо, как молодые родители, впервые уложившие спать свое дитя и оберегая его от любого шума. Мне нравится целовать тебя в голову, направляя всю свою энергию защиты, так я представляю, как создаю огромный кокон, в котором ты всегда находишься в безопасности, и я могу отпустить свои переживания и продолжать делать свои дела. Я люблю, когда ты снимаешь маску и выпускаешь своего ребенка наружу, так мы можем смеяться вместе. Я чувствую как сильно мы переплетаемся в такие моменты. Мне жутко плохо, когда ты вновь надеваешь маску и пытаешься подогнать меня под себя. Я чувствую безнадежность, когда ты раз за разом произносишь, что я глупая.Мне нравится ловить твой взгляд на себе, это помогает чувствовать себя привлекательной в твоих глазах. Ничтожно мало, именно столько раз я нахожу этот взгляд. Свой взгляд я не отрываю, чтобы не пропустить твой.Я с радостью поддержу любую твою идею и поверю в тебя, если ты решишь собрать машину времени.Меня пронзает тысячами иголок, когда я беру свою сумку и сажусь в машину, которая увозит меня далеко от тебя. А потом миллионами, когда не вижу той же грусти от расставания в тебе.

"Мы с тобой всего неделю не виделись, я не успел соскучиться."

Иногда я хотела, чтобы все люди исчезли, ведь тогда я бы могла стать для тебя единственным другом и собеседником. Но тут большое "но", даже в этом случае, ты бы не стал вступать со мной в разговор, а просто принял бы обет молчания до конца своих дней."О чем с тобой говорить?"

Я вытаскиваю нож и снова отдаю его в твои руки. Садомазохизм.

Я завидую твоим друзьям, ты ведешь с ними пустые разговоры, которых мне не хватает. Я много грущу, ведь ты далеко от меня, и дело тут не в километрах.

"Сейчас я встречусь со всеми своими друзьями, а в оставшееся свободное время ты можешь приехать и мы ляжем спать, не проронив ни слова друг другу"


Мне грустно от того, что твои объятия существуют только в моей голове и очень редко воспроизводятся в реальности. Мне хочется, чтобы ты говорил, что я очень красивая. Мне важно чувствовать себя под твоей полной защитой, и не менее важно знать, что ты придешь и спасешь меня от всех бед на свете.

Но беда — это ты

как жаль, что нельзя теперь с помощью кодов в настройках делать тему на свой вкус, ставить защиту от копирайта, делать полупрозрачный фон для снимков и много-много всего другого (

когда я закрываю глаза, я опять попадаю в эту тупую, бессмысленную сцену, от которой мне невозможно тоскливо и пусто: я выхожу из клуба и плетусь домой, по идее к такси, но я даже не уверена, приехало ли оно, и это не очень-то важно. эти несколько минут до машины превращаются в вечность, как будто я шла по снежным пустым дворам часами, как будто время замерло в этом моменте, а я в нём, как в пространственно-временной ловушке.
ночь, зима, я в просторном, занесённом снегом дворе зданий, освещаемых белыми фонарями, а за ними- ничего. только набережная, река, снег, бесконечная ночь. я как будто в чёрной коробке сцены под белыми софитами, настолько это всё нереально- не мир, а декорации, как детская игрушка- стеклянный шар со снегом внутри. как будто меня в нём замуровали, и ни-ко-го, и я навсегда-навсегда-навсегда там останусь в тишине и одиночестве.
если есть самое худшее воспоминание за прошлый год, если вообще не за всю жизнь — то вот оно.
я иду, и в какой-то момент понимаю- то ли на холоде начала трезветь, то ли просто момент ясности, хотя этот момент я бы больше всего хотела не помнить- что я реву. жалкий, одинокий, подвывающий кусок дерьма, плетущийся ночью среди сугробов- я даже не знаю, выглядела ли я когда-нибудь более жалко в своей жизни. (хотя, вероятно что выглядела).
в плохие дни я закрываю глаза- и я опять одна в темноте, в снежных пустынях, в лабиринтах дворов, на пустырях, где ничего, кроме ветра в ушах и меня в одиночестве, как будто меня закинули на другую планету, и по ней можно скитаться вечно, но ничего, кроме этой пустыни, темноты, холода и ветра, и можно выть и орать сколько угодно- пока не сдохнешь.
мне не часто снятся какие-то сны, которые запоминаются. иногда такие бывают, и я записываю их здесь. долгое время их было всего два, из детства, которое, вероятно, закончилось, когда я перестала считать их воспоминаниями.
в одном из них я стою в темноте зимой, в переднем дворике своего детского сада, там, где летом газон за бордюрчиком, но мне почему-то помнится, что там как будто маленький заборчик, который, в принципе, я могу перешагнуть, но это не так важно- ведь я стою там одна за оградкой в темноте и холоде, и никого нет нигде совершенно, ни в одном грёбаном окне не горит свет и истошно реву и ору, потому что, вероятно, дети не должны посреди ночи находится на территории закрытого садика, где, кажется, на километры нет ни единой живой души.
это безумие прекращает мама, которая ко мне бежит, становится рядом со мной на колени, обнимает, утешает, отвлекает какими-то безделушками, типа фантиков- лично в моём детстве постоянный подручный материал для вырезалок и украшения хуй знает чего. я отвлекаюсь, потому что, вероятно, теперь всё хорошо. за мной пришли. в этот момент дверь крыльца приоткрывается, и из-за неё выглядывают две головы. я понятия не имею, как они выглядели, но если есть что-то, чем до усрачки можно напугать человека и оставить его заикой до конца жизни, то именно этим они и являлись. это, уже, не так важно, и скорее та часть моего сознания, в которой откладывался фольклор, все эти сказки и страшилки. спроси меня даже тогда, я бы сказала, что это были люди в масках, в которых колядуют, хотя я в жизни не видела колядующих, но это были именно те самые, жуткие, безумные, скалящиеся маски животных. как будто нас специально хотели напугать, так я это запомнила. мама подхватывает меня, сгребает в охапку, и бежит. она спасает меня, уносит из этого ада. она напугана. яркие фантики разлетаются по снегу, блестят под фонарём, как конфетти.

нелепо. спустя около 20 лет я опять оказываюсь ночью, зимой, в каком-то дворе, в одиночестве, под фонарём. только это уже не сон. только за мной никто уже не придёт. никто не сгребёт меня в охапку и не унесёт. если из-за угла выпрыгнет бабайка- она утащит меня в преисподнюю. можно реветь и орать сколько угодно. пока не сдохнешь.
это до отвратительного жалко, это невозможно нелепо. спустя почти 20 лет я всего лишь тупой ребёнок, совершенно один посреди этого сраного мира. и мне никто не поможет. потому что я даже сама себе не могу помочь.

Фансервис такой фансервис

Практически дочитала главы 30го тома, остались спин-оффы и прикольная манга по миру МГА от других авторов, не от Кохея. А потом глава раз в неделю 😔