Создать мой блог
.viewy.ru
Уже есть блог? Войти на Viewy

Метки / рисунок

  1. реблог
      Ссылка на пост
  2. 1 заметка реблог

    Я ведомый человек. Я подвластна силе искусства. Порой до жути, до настоящего фанатизма. Я стараюсь по впечатлившей теме узнать как можно больше, стремясь познать полностью. И это совсем не проходит. Да, немного пыл угаснет, пламя не будет таким высоким и интенсивным, но не погаснет. Я буду возвращаться к этому снова и снова. Спустя время. После новых впечатлений. Но из сердца я этого уже никогда не выкину.

    Как думаете, это правильно?

    Я думаю, это нормально. Только иногда пугает. Просто надо научиться управлять этой силой.

      Ссылка на пост
  3. 3 заметки реблог

    Равнодушна как вечность,

    И пристрастна как первые дни Вёсен...

    Марина Ивановна Цветаева

      Ссылка на пост
  4. реблог

    Не думаю, не жалуюсь, не спорю.

    Не сплю.

    Не рвусь ни к солнцу, ни к луне, ни к морю,

    Ни к кораблю.

     

    Не чувствую, как в этих стенах жарко,

    Как зелено в саду.

    Давно желанного и жданного подарка

    Не жду.

     

    Не радует ни утро, ни трамвая

    Звенящий бег.

    Живу, не видя дня, позабывая

    Число и век.

     

    На, кажется, надрезанном канате

    Я — маленький плясун.

    Я — тень от чьей-то тени. Я — лунатик

    Двух темных лун.

    Марина Ивановна Цветаева

      Ссылка на пост
  5. 1 заметка реблог

    ***

    Четверть века, Марина, тому,

    как Елабуга ластится раем

    к отдохнувшему лбу твоему,

    но и рай ему мал и неравен.

     

    Неужели к всеведенью мук,

    что тебе удалось как удача,

    я добавлю бесформенный звук

    дважды мною пропетого плача.

     

    Две бессмыслицы - мертв и мертва,

    две пустынности, два ударенья -

    царскосельских садов дерева,

    переделкинских рощиц деревья.

     

    И усильем двух этих кончин

    так исчерпана будущность слова.

    Не осталось ни уст, ни причин,

    чтобы нам затевать его снова.

     

    Впрочем, в этой утрате суда

    есть свобода и есть безмятежность:

    перед кем пламенеть от стыда,

    оскорбляя страниц белоснежность?

     

    Как любила! Возможно ли злей?

    Без прощения, без обещанья

    имена их любовью твоей

    были сосланы в даль обожанья.

     

    Среди всех твоих бед и - плетей

    только два тебе есть утешенья:

    что не знала двух этих смертей

    и воспела два этих рожденья.

    Белла Ахмадулина, 1966 год

      Ссылка на пост
  6. 2 заметки реблог

    Art Robert Downey Jr

      Ссылка на пост
  7. 1 заметка реблог

    Рисунок "Железный Человек"

      Ссылка на пост
  8. 4 заметки реблог

    Всякое сказанное слово требует какого-то продолжения. Продолжить можно по-разному: логически, фонетически, грамматически, в рифму. Так развивается язык, и если не логика, то фонетика указывает на то, что он требует себе развития. Ибо то, что сказано, никогда не конец, но край речи, за которым — благодаря существованию Времени — всегда нечто следует. И то, что следует, всегда интереснее уже сказанного — но уже не благодаря Времени, а скорее вопреки ему. Такова логика речи, и такова основа цветаевской поэтики. Ей всегда не хватает места: ни в стихотворении, ни в прозе; даже её наиболее академически звучащие эссе — всегда как вылезающие за порог объятья. Стихотворение строится по принципу сложноподчинённого предложения, проза состоит из грамматических enjambements: так она спасается от тавтологии. (Ибо вымысел в прозе играет ту же роль по отношению к реальности, что и рифма в стихотворении.) Служенье Муз прежде всего тем и ужасно, что не терпит повторения: ни метафоры, ни сюжета, ни приёма. В обыденной жизни рассказать тот же самый анекдот дважды, трижды — не преступление. На бумаге же позволить это себе невозможно: язык заставляет вас сделать следующий шаг — по крайней мере, стилистически. Естественно, не ради вашего внутреннего (хотя впоследствии оказывается, что и ради него), но ради своего собственного стереоскопического (-фонического) благополучия. Клише — предохранительный клапан, посредством которого искусство избавляет себя от опасности дегенерации.

    Иосиф Александрович Бродский «Поэт и проза», 1979

      Ссылка на пост
  9. 4 заметки реблог
      Ссылка на пост
  10. 1 заметка реблог
      Ссылка на пост