Создать мой блог
.viewy.ru
Уже есть блог? Войти на Viewy

Метки / маркус зусак

  1. 13 заметок реблог

    Книжный вор
    Маркус Зусак

    ❝У меня нет ни косы, ни серпа. Черный плащ с капюшоном я ношу, лишь когда холодно. И этих черт лица, напоминающих череп, которые, похоже, вам так нравится цеплять на меня издалека, у меня тоже нет. Хотите знать, как я выгляжу на самом деле? Я вам помогу. Найдите себе зеркало, а я пока продолжу.❞

    ❝Почему-то умирающие всегда задают вопросы, на которые знают ответ. Может, затем, чтобы умереть правыми.❞

    Он сделал мне кое-что, этот мальчик. Всякий раз делает. Это единственный вред от него. Он наступает мне на сердце. Он заставляет меня плакать.

    Как и почти любое отчаяние, все началось с видимого благополучия.❞

    ❝Они просто вместе шли домой: ноющие стопы, усталые сердца.

    ❝Хуже мальчишки, который тебя ненавидит, только одно - мальчишка, который тебя любит.❞



    ***МАЛЕНЬКОЕ, НО ПРИМЕЧАТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ***
    За свои годы я перевидал великое множество молодых мужчин, которые думают, что идут в атаку на других таких же.
    Но нет.
    Они идут в атаку на меня.

    Солнце размешивает землю.
    Снова и снова размешивает нас, как похлебку.
    В тот момент Лизель вспомнила эти слова лишь потому, что стоял такой теплый день.
    На Мюнхен-штрассе она вспоминала события минувшей недели. Видела евреев, бредущих по дороге, их потоки, их массу, их боль. Она решила, что в той цитате не хватает одного слова.
    Надо было написать «мерзкую похлебку», думала девочка.

    Она такая мерзкая, что я больше не могу.

      Ссылка на пост
  2. 3 заметки реблог
    "Я глупый. И добрый. Отчего получается самый большой идиот на свете.

    Маркус Зусак

      Ссылка на пост
  3. 4 заметки реблог

    lolob:

    khaleesi:

    Он не видел внешнего мира двадцать два месяца.
    Ни гнева, ни упрёка.
    Первым заговорил Папа.
    - И что ты увидел?
    Макс с великой скорбью и великим изумлением поднял голову.
        
     

     

    «- Там были звёзды. Они обожгли мне глаза»

     

     

      Ссылка на пост
  4. 5 заметок реблог

     

    Книжный вор.

    Цитаты

     

     

    • Хуже мальчишки, который тебя ненавидит, только одно — мальчишка, который тебя любит.


    • По-моему, людям нравится немного полюбоваться разрушением. Песочные замки, карточные домики – с этого и начинают.

     

    • У меня нет ни косы, ни серпа.
      Черный плащ с капюшоном я ношу, лишь когда холодно.
      И этих черт лица, напоминающих череп, которые, похоже, вам так нравится цеплять на меня издалека, у меня тоже нет.
      Хотите знать, как я выгляжу на самом деле?
      Я вам помогу.
      Найдите себе зеркало, а я пока продолжу.

     

    • Слова. Зачем им вообще надо существовать? Что хорошего в словах?

     

    • А тишина — всегда величайший соблазн.

     

    • Спасаешь кого-то.
      И губишь его.

     

    • На войне, конечно, убивают, но земля всегда качается под ногами, если убивают того, кто когда-то жил и дышал рядом…  

     

      

     

      Ссылка на пост
  5. 1 заметка реблог

    Книжный вор

    Маркус Зусак

    Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. И будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет - его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе - Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай. "Книжный вор" - недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордеонисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне; и о множестве краж. Это книга о силе слов и способности книг вскармливать душу. 

     Вкус пепла... И пыли... И смерти. Это - то, что остается на твоих губах после прочтения книги. И мысли. Много мыслей. Весьма разнообразных: одни о смерти, другие о жизни, третьи - о великой несправедливости. Не остается слов, в голове возникают лишь одни краски да послевкусия. Горечи, соли да изредка сладости. Это не история о ком-то, это история об истории и о жизни в целом. История, рассказаная Смертью, нашептаная на ухо в безлунную ночь. Но боятся нечего - страшна лишь ложь, Смерть же ведает только правдой.

    Она - итог. 

    Летящие самолеты, воющие предупреждающие сирены, бомбоубежище и девочка... Одинадцатилетняя девочка, не павшая духом и читающая книгу вслух. И хранящая тайну...

    Лизель Мемингер не даром попала в семью Хуберманов. Совсем не даром. Судьба была к ней частично небласклонна, но, оказавшись тут, она стала спасением для многих. Как бы там ни было, для меня эта история обо всех сразу. Ни в коем случае не стану выделять главных и второстепенных героях. Каждый сыграл свою роль, пробегаясь по страницам книги. Каждый. Я пробегусь лишь по нескольким ключевым, ибо не хватит и всего Вьюи, чтобы поведать о них.

    Лизель и Макс. Я не могу рассказывать о них по отдельности. Они для меня - единое целое. Два взаимодополняющих компонента. Два человека, оказавшые помощь друг другу в равной мере... Они прекрасны. Девочка и еврей. Девочка, укрывавшая еврея в своем подвале и по воле судьбы давшая ему самое главное в этой жизни - надежду и жажду той самой жизни. Еврей, подарившие девочке главное оружие в этом мире - слова; давший девочке определенную роль в этой жизни - роль ОТРЯСАТЕЛЬНИЦЫ СЛОВ; человек, сам того не ведая, спасший девочке жизнь. "Местами его голос был глубок, местами расцарапан до дыр, а местами крошился совсем." Их судьбы переплелись самым тесным образом. они стали главным в этой жизни друг для друга. Она - его маленькая книжная воришка, читающая ему, пока он одной ногой цепляется за порог жизни, принесшая ему снега в подвал, научившая его бороться во что бы то не стало. Его судьба ужасна и прекрасна. Он тот, кто видел звезды.

    - Там были звезды, - сказал он. - Они обожгли мне глаза. 

    И девочка. Отрясательница слов. Книжная воришка. Девочка, ворвавшаяся в толпу евреев, гонимых в Дахау. Она поистине бесстрашна. Я склоняюсь пред ней! И пусть ее в полной мере постигла страшная участь в этой истории, она также стала тем светлым лучиком. Для всех. В том числе и для меня.

    Один из них был книжным вором. Другой воровал небо.

    Ганс Хуберман. Папа. Мужчина с гармошкой. Научивший крутить самокрутки и красивший окна за бокал шампанского. Пожалуй, самый атмосферный человек в этой истории, если человека можно назвать атмосферным... С нм связанны лишь добрые воспоминания, теплые и отцовкие: шуршание папиросной бумаги под пальцами, колючие пузырьки шампанского, буквы на стенах и аккордеон. Пальцы, мягко пробегающие по клавишам и руки, уверенно сжимающие меха. Запах краски и чудо... Человек, ставший всем для девочки. Ставший для нее отцом, учителем и самой жизнью...

    Смерть.  Пожалуй, один из ключевых образов в данной истории. И совсем не така, какой представлялась до этого. Зусакская Смерть - это создание красок и неустанной работы. И недоумения над сущностью человеческой. И пусть она - лишь расказчик этой истории, без нее книга была бы не той.

    Меня обуревают люди. 

    Книга и ужасна, и прекрасна. Она открывает глаза на Вторую Мировую... Открывает так, как не откроет ни один учебник... Открывает чувства. И пусть в Германии заправлял Гитлер и фашисты в то время, все равно оставались чистые души, сопротивляющиеся тому кошмару; все равно оставались матери, с ужасом в глазах отпускавшие своих мужей и сыновей на войну, молясь "лишь бы не в Россию"... И дети, дети, утратившие нормальное детство и внужденные столкнуться с многоуважаемо Смертью раньше положенного. Эта книга - о страхах и способах с ними бороться, она об истории и о жизнях, она о прекрасном и об ужасном...  

    P.S. Хочу лишь добавить, что, читая книгу, я была морально подавлена... Но не потому, что она подавляюща, а потому что азаставляет думать о таких вещах, которых мог не замечать раньше... О красоте звезд, белизне снега и силе слов 

      Ссылка на пост
  6. 33 заметки реблог

    Сердце есть даже у смерти.

    Один из них был книжным вором.
    Другой воровал небо.

    Пожалуй, верно будет сказать, что за все годы правления Гитлера никто не смог послужить ему так верно, как я. У людей не то сердце, что у меня. Человеческое сердце — линия, тогда как мое — круг, и я бесконечно умею успевать в нужное место в нужный миг. Из этого следует, что я всегда застаю в людях лучшее и худшее. Вижу их безобразие и красоту и удивляюсь, как то и другое может совпадать. И все же у людей есть качество, которому я завидую. Людям, если уж на то пошло, хватает здравого смысла умереть.

    Уметь почти гораздо легче, чем 
    уметь на самом деле.

     По-моему, людям нравится немного полюбоваться разрушением. Песочные замки, карточные домики – с этого и начинают. Великое умение человека – его способность к росту. 

     

    — Езус, Мария и Йозеф. — Папины руки стиснули занозистое дерево. — Я идиот.
    Нет, Папа.
    Просто ты человек.

    ★★★★★

    source: the-standover-man

      Ссылка на пост
  7. 26 заметок реблог

    Мне хочется написать о двух, как мне кажется, идеально подобранных актерах на роли Ганса Хубермана и Макса Ванденбурга в экранизации "Книжного вора".

    Джеффри Раш - Ганс Хуберман


    - Езус, Мария и Йозеф. - Папины руки стиснули занозистое дерево. - Я идиот.
    Нет, Папа.
    Просто ты человек.

    Я не совру, если скажу, что не представляю абсолютно никого в роли Ганса, кроме Джеффри Раша. Он действительно мой идеальный Ганс Хуберман. Сейчас мне кажется, что даже во время прочтения я всегда представляла именно его. +Я очень сильно люблю этого чудесного актера, и уверенна, что он отлично справится с ролью.

    Бен Шнетцер - Макс Ванденбург



    - Я... Когда всё было тихо, я поднялся в коридор, а в гостиной между шторами осталась щёлочка... Можно было выглянуть на улицу. Я посмотрел только несколько секунд. - Он не видел внешнего мира двадцать два месяца.
    Ни гнева, ни упрёка.
    Первым заговорил Папа.
    - И что ты увидел?
    Макс с великой скорбью и великим изумлением поднял голову.
    - Там были звёзды. Они обожгли мне глаза.

    Честно говоря, раньше я и не знала о Бене Шнетцере, но это не мешает мне быть полностью довольной его утверждением на роль Макса (моего любимого персонажа в этой книге). Я довольна его выбором вдвойне, поскольку не представляла Макса таким красивым, и для меня это оказалось приятным сюрпризом с: Теперь остается только с нетерпением ждать февраля и пересматривать замечательный трейлер.

    illustrations [x],[x],[x]

      Ссылка на пост
  8. 27 заметок реблог

    Где-то там, в глубине, у него свербело в сердце, но он велел себе не расчесывать.
    Он боялся того,что может оттуда вытечь.

    Маркус Зусак. Книжный вор

      Ссылка на пост